Кого слушает президент

Выйдет в октябре 17-го

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев останутся за решеткой до 2017 года. Они выйдут на свободу накануне президентских выборов

Светлана Бочарова 30.12.2010, 20:49
РИА «Новости»

Судья Виктор Данилкин вынес приговор по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Оба признаны виновными, осуждены на 13,5 лет лишения свободы и, по формуле сложения предыдущего срока с новым, проведут за решеткой по 14 лет. Они выйдут на свободу накануне президентских выборов 2018 года. Запад уже отреагировал резко. Администрация Барака Обамы пообещала России проблемы при вступлении в ВТО.

Судья Хамовнического суда Виктор Данилкин огласил приговор по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Оба получили по 13,5 лет лишения свободы, а с учетом формулы частичного сложения сроков должны провести в заключении по 14 лет. Сейчас они отбывают восьмилетние сроки по приговору 2005 года. Выйти на свободу бывшие руководители ЮКОСа должны в 2017 году (Ходорковский в октябре, Лебедев в июле), накануне президентских выборов 2018 года.

Ходорковский и Лебедев признаны виновными в хищении нефти дочерних предприятий ЮКОСа по части 3 статьи 160 УК РФ и легализации части вырученных от продажи похищенной нефти средств по части 3 статьи 174.1 УК РФ. Судья точно исполнил просьбу прокуратуры — гособвинение также просило обоим по 14 лет лишения свободы. Максимально возможный срок за такие преступления – 15 лет.

Услышав решение судьи, мать Ходорковского Марина Ходорковская воскликнула: «Будьте вы прокляты и потомки ваши!»

Данилкин начал читать приговор по второму делу Ходорковского и Лебедева с опозданием на 12 дней. Первоначальная дата оглашения приговора была перенесена с 15 на 27 декабря, на 10 часов утра.

Четвертый день оглашения приговора начинался так же, как и предыдущие три: 7-й Ростовский переулок, где находится Хамовнический суд, по-прежнему был оцеплен милицией, в зал суда пропускали только родственников подсудимых и журналистов. Судья Данилкин продолжил изложение позиции обвинения, регулярно подчеркивая, что он с ней согласен.

Из слов судьи следовало, что Ходорковский и Лебедев подменили собой ЮКОС, выстроив «сложную систему, состоящую из множества компаний, управлявшихся не их формальными руководителями, а членами организованной группы», в которую входили Ходорковский и Лебедев. Система компаний была известна только членам ОПГ: от рядовых сотрудников ЮКОСа она скрывалась. В компании велась двойная бухгалтерия и составлялась двойная отчетность — по российским и зарубежным стандартам. Данные в отчетности различались в разы, показал на примерах Данилкин. Ранее о разных стандартах отчетности рассказывали и подсудимые, объясняя разницу в данных тем, что российский стандарт не включает в себя сведения обо всех компаниях, связанных с основной, а зарубежный стандарт (US GAAP) включает. Однако показаниям Ходорковского и Лебедева судья уже несколько раз выражал недоверие.

«Ходорковский и Лебедев виновны в хищении (нефти) путем присвоения посредством совершения многочисленных правонарушений под влиянием злонамеренности», — подытожил судья.

Чтобы раскритиковать позицию стороны защиты в целом, Данилкину потребовалось чуть больше часа: показания всех свидетелей защиты, включая бывшего премьера Михаила Касьянова и бывшего главу Центробанка Виктора Геращенко, были сочтены несостоятельными, недостоверными и не вызывающими доверия. В частности, показания бывших сотрудников ЮКОСа были забракованы на том основании, что Ходорковский и Лебедев платили этим людям зарплату. Слова иностранных экспертов, анализировавших деятельность ЮКОСа, суд также отринул, мотивировав свое решение тем, что эксперты «не специалисты в вопросах российского права» и «не работали в компании» ЮКОС.

Пока судья говорил, Ходорковский что-то быстро писал на желтых стикерах и передавал их адвокату Елене Левиной. Иногда записки получали адвокаты Вадим Клювгант и Юрий Шмидт. Прочитав написанное и одобрительно покивав Ходорковскому, защитники тоже передавали желтые листочки Левиной, которая переписывала содержание записок в свой ноутбук. Очевидно, таким образом Ходорковский вел Twitter: на http://twitter.com/khodorkovsky выложено множество его комментариев к приговору.

В частности, Ходорковский интересуется, «даст ли президент Дмитрий Медведев судье Данилкину медаль? А (прокурору Валерию) Лахтину?» Экс-глава ЮКОСа также высказывает уверенность в том, что «теперь в ЕСПЧ и Гааге не объяснить, что ЮКОС должен был платить налоги».

«Приговор настолько глупый, просто «шедеврально». Смотрите сегодня за юристами. Настоящие будут в депрессухе. Возможен суицид :)», — оценил старания Данилкина Ходорковский.

Лебедев, как и прежде уделявший основное внимание кроссворду (но успевавший хихикать над пассажами приговора, казавшимися ему смешными), написал только одну записку. В ней тоже был короткий комментарий к приговору:

«Данилкин признал получение так называемыми потерпевшими в 2000–2003 годах прибыли более 2 млрд долларов в результате так называемого «хищения» нефти», — написал Лебедев. «Это опровергает все обвинения», — добавил адвокат Лебедева Константин Ривкин.

После того как судья Данилкин объявил получасовой обеденный перерыв вместо обычного часового, стало ясно, что сроки наказания будут названы сегодня. На первом этаже суда обнаружились телекамеры и фотокоры, что только укрепило эту уверенность. После обеда, который большинство журналистов провели на лестнице возле зала суда, чтобы не потерять место в зале, Данилкин еще немного пожалел аудиторов ЮКОСа, у которых, по его мнению, не было достоверной информации о ЮКОСе, так как ее не было и у самого ЮКОСа. «Эта информация принадлежала лично Ходорковскому и Лебедеву, которые могли ею манипулировать», — сообщил судья, в очередной раз посмешив Лебедева.

Перейдя к резолютивной части приговора, Данилкин согласился с прокурорами в вопросе о необходимости снижения объемов похищенной нефти, хотя и признался, что с методикой расчетов незнаком, так как прокуратура ее ему не представила.

В то же время судья отказался переквалифицировать обвинение по статье 160 (хищение) с третьей части на четвертую (в редакции 2010 года), как просила прокуратура. По словам Данилкина, четвертая часть ст. 160, которая есть в УК сейчас, содержит понятие «особо крупного» размера хищения. Этого не было в момент совершения преступления Ходорковским и Лебедевым и это может ухудшить их положение, пояснил судья.

Одновременно судья сообщил, что квалифицирует преступления Ходорковского и Лебедева как «совершенные с использованием должностного положения», так как они распоряжались вверенным им имуществом «дочек» ЮКОСа.

По словам Данилкина, при вынесении приговора он учел смягчающие обстоятельства, в частности наличие детей у обоих подсудимых и хронических болезней у Лебедева.

Надежды на условный приговор (если они у кого-то были) Данилкин также на всякий случай убил, заявив, что «исправление Ходорковского и Лебедева возможно только в изоляции от общества».

После оглашения сроков приставы настоятельно попросили всех покинуть зал. В суматохе на голову корреспондентки Associated Press упал тяжеленный телештатив. Девушка закричала, потом начала рыдать: по словам очевидцев, она упала и не могла подняться. Жуткие звуки поставили соответствующую точку в процедуре.

Правда, для родственников подсудимых и их самих на этом еще ничего не закончилось: после того как журналистов из зала вывели, судья продолжил оглашать постановление о прекращении уголовного дела по эпизоду о хищении акций «Восточной нефтяной компании» в связи с истечением срока давности (как просила прокуратура).

Вышедший к оставшимся журналистам Шмидт назвал приговор Хамовнического суда «безобразным и вынесенным под давлением исполнительной власти и лично Путина» и пообещал его обжаловать. Клювгант, появившийся позже, назвал приговор «преступной расправой», пообещав «инициировать уголовное преследование всех виновных (в ней)». На вопрос, будут ли подзащитные подавать прошение о помиловании Медведеву, Клювгант уверенно заявил «нет».

Ходорковский в Twitter написал, что его и Лебедева «пример показывает: не надейтесь в России на судебную защиту от чиновника. «Правило Чурова» (о том, что Путин всегда прав) работает».

Гособвинители приговор пока не прокомментировали. Решение может быть обжаловано в течение 10 дней с момента его получения подсудимыми. В силу приговор еще не вступил.

Приговор уже вызвал крайне негативную реакции на Западе. Официальный представитель Белого дома заявил, что приговор Ходорковскому осложнит процесс вступления России в ВТО, который должен завершиться в 2011 году. «Большинство стран во всем мире не смотрят на этот приговор как на демонстрацию верховенства закона в России. Это однозначно отразится на репутации России», — отметил представитель администрации Барака Обамы. Председатель Европарламента Ежи Бузек заявил, что «процесс против Михаила Ходорковского стал лакмусовой бумагой, показавшей, в каком состоянии находится правовая система в сегодняшней России». По мнению Бузека, Ходорковский «превратился в символ системных проблем российской судебной власти». Приговор прокомментировала также канцлер Германии Ангела Меркель. По ее словам, приговор оставляет впечатление политически мотивированного и противоречит заявленному желанию России добиваться верховенства закона.