Белорусский бунт

Власти Белоруссии жестоко подавили протесты против победы Александра Лукашенко

Екатерина Савина (Минск) 20.12.2010, 06:15
Reuters

Президентские выборы в Белоруссии вылились в масштабные акции протеста против Александра Лукашенко. Корреспондент «Газеты.Ru» на улицах Минска наблюдал, как предсказуемое голосование стремительно превратилось в народные волнения и как так же быстро они были подавлены, а почти все лидеры оппозиции арестованы.

Как голосовали

Утром 19 декабря на улицах Минска было довольно спокойно. Почти никакой агитации, по телевизору старые советские фильмы и программа «Квартирный вопрос» телеканала НТВ. Некоторые из тех, с кем корреспондент «Газеты.Ru» поговорила на центральных улицах, признавались, что если и пойдут на площадь, то больше от отчаяния, потому что «не пойти стыдно».

Для многих, особенно для студентов-бюджетников и сотрудников государственных организаций, выход на площадь был единственным способом продемонстрировать свое несогласие с президентством Александра Лукашенко

«Я знаю, что если проголосую за кого-то еще, то потом будут проблемы, — пожаловалась женщина, попросившая не называть ее фамилию, но признавшаяся в том, что работает преподавателем. – Нас еще несколько дней назад собрали и дали такую установку. Прямо не говорили, конечно, – сказали, что мы сами все знаем». Как рассказали «Газете.Ru» студенты Белорусского государственного университета, эта «установка» затронула и их: в начале недели каждая группа встретилась со своим руководителем, который высказал соответствующую «просьбу». Хотя имени кандидата, за которого нужно голосовать, прямо не назвал.

Один из самых популярных среди оппозиционеров кандидатов Владимир Некляев устроил настоящий перформанс. Во время голосования на своем участке на улице Солнечная, в спальном районе Минска, политик подошел к избирательной комиссии, взял бюллетень, вытащил из кармана синий маркер, который почему-то назвал черным, и публично вычеркнул из листа фамилию Лукашенко.

Кандидат при этом признался, что поступает «не по правилам». «Но нынешняя власть тоже играет не по правилам!» — заявил он. А потом написал на бюллетене «Новые выборы без Лукашенко» и пообещал документ «размножить» и сделать его «символом».

Голосование действующего президента на участке № 1 в Белорусском университете физкультуры прошло с еще большим шумом и больше было похоже на пресс-конференцию. Стоя на красной ковровой дорожке, Лукашенко объявил, что он «настоящий политик», потому что «борется за победу», а потом сообщил, что собирается провести день голосования, катаясь на лыжах и расчищая снег.

Планы на вечер своих политических оппонентов Лукашенко раскритиковал: «Не переживайте, никого сегодня на площади не будет».

Как протестовали

Лукашенко ошибался. Оппозиция собралась на Октябрьской площади Минска еще до анонсированных 20.00. Там в это время еще работал каток, светилась разноцветными огнями новогодняя елка, из динамиков доносилась песня про «веселуху». Кандидаты Владимир Некляев Николай Статкевич и Андрей Санников собирались прийти на Октябрьскую площадь с колоннами сторонников. Некляев с товарищами собирались у станции метро «Немига», когда их атаковала и избила группа людей в черных масках. В результате оппозиционер оказался в больнице «скорой помощи» с подбитым глазом, сильным сотрясением мозга и едва ли в сознании. Белорусская милиция потом частично признала свою вину в инциденте, заявив, что в машине Некляева могла быть взрывчатка, а он не давал машину обыскать. Колонна Санникова собиралась у здания вокзала, после чего им удалось пройти тихо, организованной колонной с флагами, по тротуару проспекта Независимости к Октябрьской площади, цепляя по пути людей.

Придя на площадь, лидеры оппозиции заняли ступени Дворца культуры профсоюзов и еще какое-то время стояли просто так, молча, в ожидании звукоусиливающей аппаратуры. В толпе скандировали «Живе Беларусь!» и обсуждали планы пойти штурмовать дворец Лукашенко, расположенный через дорогу от площади. Со стороны дворца тоже собралось порядка тысячи человек. Когда аппаратуру все же подвезли, собравшиеся, которых было уже тысяч 10, встретили ее восторженным гулом.

Кандидат в президенты, лидер незарегистрированной Христианско-демократической партии Виталий Рымашевский в микрофон призвал создать правительство «народного доверия» и начал по очереди называть фамилии всех 9 оппозиционных кандидатов, каждый из которых был толпой одобрен, судя по поднятым рукам.

Неожиданностью стало появление на ступенях ДК лидера российской партии «Правое дело» Леонида Гозмана, заверившего белорусов в том, что «не все в России любят Лукашенко». Он тоже получил свою порцию аплодисментов.

Выступление Гозмана было одним из последних. Еще до 21.00 оппозиционеры, которых по оценке «Газеты.Ru» было уже более 10 тысяч, буквально вывалились с площади на проспект Независимости. Их пытались сдержать несколько милиционеров, но безуспешно. Однако к дворцу Лукашенко толпа не пошла, а двинулась по проспекту в сторону площади Независимости, на которой расположены сразу несколько административных зданий – парламент, правительство, ЦИК. Фактически это одно здание, построенное буквой П. С четвертой стороны стоит памятник Ленину, постамент которого лидеры оппозиции впоследствии использовали как трибуну. По проспекту толпа прошла, не встретив ни малейшего сопротивления. «Живе Беларусь!», «У-хо-ди!» — скандировали люди. Буквально с каждой минутой их становилось все больше и больше.

Каким-то образом в колонне оказались даже нацболы с красным транспарантом, на котором был написан известный еще по московским митингам лозунг «Ваши выборы – фарс!». Нацболы жгли файеры.

Дойдя до площади, толпа сначала растерялась, а потом, поняв, что ни военных, ни ОМОНа нет и там, оживилась. Этому поспособствовали лидеры оппозиции, призвавшие людей «звонить знакомым и родственникам и звать их сюда», потому что «чем больше нас будет, тем быстрее мы все сделаем». Просьбу, судя по всему, начали выполнять активно: сотовая связь на площади почти не работала — либо из-за повышенной нагрузки на сети, либо из-за того, что ее глушили. «Никакого честного подсчета голосов не было! – объявил толпе главный наблюдатель за выборами от оппозиции Сергей Калякин. — Лукашенко не победил, он не может быть президентом республики Беларусь! Второй тур — либо он не президент, а узурпатор власти! Чем нас больше будет, тем больше у нас успеха! Лукашенко – нет! Беларуси – да!». А Виталий Рымашевский в разговоре с «Газетой.Ru», заверил, что «с нашей стороны никаких силовых сценариев не будет». «Мы призываем милицию, мы призываем прокуратуру сюда придти. Мы один народ. Мы добиваемся свободных выборов без Лукашенко, хотим вернуть власть белорусскому народу, сказал он. — Все будет зависеть сейчас от людей. Здесь уже несколько десятков тысяч».

В тот момент, когда кандидат говорил, что силовых действий не будет, звук голоса Рымашевского едва не заглушил звон стекла. Несколько человек подошли ко входу в парламент и начали бить стекла дверей.

Их, правда, некоторые тут же назвали «козлами» и «провокаторами». Но толпа взревела. Через разбитые стекла в здании правительства были видны металлические щиты ОМОНа, подсвеченные вспышками фотоаппаратов. Возможно, этот рев и стал сигналом к первой атаке бойцов МВД. Без разбора орудуя дубинками, они попытались отогнать манифестантов от парламента.

Били по головам, до крови. Бежать по невероятно скользким мраморным и гранитным плитам было невозможно.

А соль, которой люди запаслись, чтобы не падать на катке на Октябрьской площади, все равно никого бы не спасла. Началась паника. Но ОМОН неожиданно отступил, а оппозиция вернулась на свои позиции. «Милиция покидает нас и вернется без формы для того, чтобы нас поддержать. Не бейте милицию — пусть уходит с миром. Она не виновата в том, что ей дают дурацкие приказы», — объявил Санников, а люди засмеялись и, расслабившись, закурили. Пострадавших оттаскивали к одному из символов Минска – католическому костелу, где им пытались оказать первую помощь. Этим, правда, занимались не медики: ни одну машину «скорой помощи» на площадь Независимости не пустили.

«Луку – на муку, Ермошину (председателя ЦИК Лидию Ермошину – «Газета.Ru») – на нары!» — вновь начали скандировать люди. А потом уже практически никем не контролируемая толпа продолжила дело тех, кого называла «козлами» и «провокаторами», — вдребезги разбила стекла парламента. Лидеры оппозиции и их ближайшие сторонники, правда, попытались толпу как минимум ограничить: крепкие молодые люди, сцепившись локтями, образовывали оцепление, разделяя людей на группы. Эти же молодые люди периодически выхватывали из своих рядов за шкирку сотрудников КГБ в штатском или тех, кого они за них принимали. Подобной работы у активистов было много. В конце концов Рымашевский, Санников и Стакевич решили воспользоваться шансом и войти в парламент. Для этого был образован коридор, куда пускали только прессу и доверенных лиц. «Мы так долго этого ждали!» – сказал «Газете.Ru» один из молодых людей, державших коридор.

Вход лидеров оппозиции в парламент мог бы быть триумфальным и, по сути, был им. Но всего несколько минут.

Как подавляли

Из парламента появились те самые бойцы ОМОНа, которые менее получаса назад были вынуждены отступить. На этот раз их было существенно больше – омоновцы и военные строем выбегали изо всех прилегающих переулков и начали оттеснять оппозицию. А ко входу в парламент подогнали несколько автозаков. В них запихивали всех без разбора — тех, кто не успел убежать. Били еще сильнее, чем раньше. Сильно досталось главному редактору оппозиционного сайта «Хартия 97» Наталье Радиной: ее оттащили буквально из-под сапог военных. В крови, под звон колокола у католического костела, уходил с площади Рымашевский, Санников вообще еле шел из-за поврежденной ноги. Те, кого еще не били и не задерживали, жались к стенам зданий и в истерике цеплялись даже за незнакомых людей. Погасло уличное освещение. Всего, по данным правозащитников, были задержаны не менее двухсот человек, притом что общее количество протестующих подходило как минимум к 25 тысячам.

Но действия ОМОНа, очевидно, были направлены не столько на задержание, сколько на устрашение. И эта цель была достигнута. Люди начали разбегаться — кто-то по собственной воле, кто-то, увидев идущую в их сторону цепь военных. А идея двинуться обратно к Октябрьской площади не нашла особой поддержки. Военные и ОМОН еще долго гнали людей по проспекту Независимости и прилегающим улицам, устрашающе стуча дубинками о щиты и скандируя «Отходи!» На тех, кто отходить не хотел, замахивались все теми же дубинками. Вскоре на площади Независимости не осталось никого. Только на испачканном кровью снегу валялись шапки, перчатки, телефоны.

В течение всей ночи в стане оппозиции проходили аресты. Первыми задержаны кандидат Статкевич и лидер Белорусского народного фронта, также кандидат в президенты Григорий Костусев. Андрея Санникова с супругой задержали по пути в травмпункт, во время задержания сильно избив; Виталия Рымашевского – в больнице скорой помощи. Из реанимации вывезли даже Некляева, не принимавшего участия в событиях. По свидетельствам очевидцев, самостоятельно он идти не мог, и его выносили на простыне. Облавы на оппозиционных активистов продолжались всю ночь.

Из лидеров на момент сдачи этой заметки на свободе оставался только Ярослав Романчук, в какой-то момент исчезнувший с площади. Соратник Романчука по Объединенной гражданской партии, один из старейших белорусских оппозиционеров Александр Лебедько также был задержан.

Кандидаты были доставлены в СИЗО. Оппозиции грозят самые жесткие последствия: их могут обвинить в попытке государственного переворота. По белорусскому телевидению всю ночь показывали якобы изъятое у оппозиционеров оружие и рассказывали, как вооруженные демонстранты напали на милицию. А генеральный директор Жлобинского ремонтно-технического завода Игорь Никитин в эфире государственного «РТР-Беларусь» сообщил, что незадолго до событий с ним связывался какой-то человек и предлагал купить у завода арматуру.