Гениев среди русских нет

В списке 100 мыслителей современности нет ни одного россиянина

Александр Артемьев 05.12.2009, 14:27
foreignpolicy.com

Американский журнал Foreign Policy опубликовал первый список 100 мыслителей современности. Возглавляет его глава американского центробанка Бен Бернанке, за ним идет президент США Барак Обама. Россиян среди выдающихся интеллектуалов нет. Россия не вызывает интереса, потому что не является ни процветающей демократией, ни устрашающей тиранией.

Влиятельный американский журнал Foreign Policy в декабрьском выпуске впервые опубликовал список из 100 мыслителей современности. Сотня человек, в числе которых политики и военные, писатели, ученые и общественные деятели, выступили «с идеями, которые изменили наш мир в 2009 году». Этот рейтинг издание планирует сделать ежегодным.

Возглавляет список глава американского Федерального резерва Бен Бернанке, которому FP отводит роль спасителя американской и, следовательно, мировой экономики.

Бернанке вышел в лидеры не за то, что сумел сделать «превосходную академическую карьеру» стартовой площадкой для решительных действий в реальной экономике, и не за то, что «самостоятельно переосмыслил роль центрального банка (США), предотвратив таким образом коллапс экономики». «Но сделать все это в течение считанных месяцев — однозначно одно из величайших интеллектуальных достижений последних лет».

Вторым среди ведущих интеллектуалов современности признан президент США Барак Обама, «преобразовавший роль Америки в мире».

FP называет Обаму одновременно и человеком, который призван американским обществом «все починить», и «провидцем». Радикальный сторонник теории «малых шагов», Обама «приценивается, ищет советов, размышляет, еще раз обращается за советами, а затем принимается за ремонт». Его усилия по возвращению США морального лидерства во всем мире, конечно, могут провалиться, признает издание, но, если он преуспеет, изменение отношения к Америке в мире можно будет сравнить с «приливной волной».

Третье место досталось Захре Ранавард, супурге неудавшегося кандидата в президенты Ирана Мир-Хосейна Мусави. Ярая сторонница Исламской революции 1979 года, в уходящем году, признает издание, она стала настоящим символом обновления Исламской Республики. Отрицая секулярные ценности, она выступила за равенство полов, указывая, что оно прописано в Коране. В ходе избирательной кампании своего мужа, даровитый художник и преподаватель женского университета Аль-Захра, Ранавард полностью погрузилась в агитацию, используя все средства борьбы, от социальных сетей до организации акций протеста.

Большинство мест в списке достались американцам.

В первой десятке помимо Бернанке и Обамы еще пять человек. Это с точностью предсказавший начало мирового кризиса экономист Нуриэль Рубини, занявший 4-е место, делящие шестое место супруги Билл и Хиллари Клинтоны, разделившие седьмое экономисты из команды Обамы Касс Санстейн и Ричард Талер, а также следующий сразу за ними бывший командующий силами США в Ираке Дэвид Петреус.

В списке много имен отставных политиков, которые, как считает FP, задали курс развитию современного мира: это бывший вице-президент США Ричард Чейни, экс-генсек ООН Кофи Аннан, первый президент независимой Чехии Вацлав Гавел.

Ни одного россиянина в списке не оказалось.

«Поколение назад, — пишет автор FP Моизес Наим, — такие диссиденты из Советского Союза, как Андрей Сахаров или Александр Солженицын, приковывали огромное внимание всего мира своими идеями о том, как противостоять тоталитарному государству».

«В эти дни Россия просто не является ведущим поставщиком идей, которые мир хочет услышать. Современных Сахаровых или Солженицыных не существует. Если бы они были, мы бы включили их в список», — заключает FP.

Наим соглашается, что отсутствие россиян в списке может «отражать двойственное отношение мира к постсоветской России». «Если глобальный рынок на самом деле отдает предпочтение тем мыслителям, которые происходят или из очень успешных или из самых угрожающих стран, отсутствие международного интереса к тому, что могут сказать российские мыслители, возможно, объясняется тем, что Россия не видится ни чудесной экономикой, ни глобальной угрозой».

Но глобальная интеллектуальная конъюнктура не может служить единственным объяснением. Если спрос на российских интеллектуалов низок, «с грустью» отмечают авторы FP, «предложение также далеко от бума».