Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Путин. Итоги

Борис Немцов, политик, Владимир Милов, директор Института энергетической политики 08.02.2008, 18:48

Президент Путин вроде бы уходит со своего поста — пока неясно, окончательно или нет. Тем не менее восемь лет его президентства заканчиваются.

В 2000 году многие возлагали на его президентство большие надежды, рассчитывая, что начатые в 1997 году системные реформы, направленные на превращение России в современное демократическое государство, конкурентоспособную рыночную экономику, будут продолжены. Сначала казалось, что это возможно: в начале путинского президентства в России стал расти спрос на правовые институты, в обществе начало формироваться адекватное восприятие рыночной экономики, которая к тому же стала демонстрировать первые серьезные успехи, проявилась тенденция выхода социальной политики современного типа на первый план среди приоритетов государства. К тому же для страны открылись фантастически благоприятные возможности благодаря сверхвысоким мировым ценам на нефть.

Все эти благоприятные обстоятельства Путин обязан был использовать в целях модернизации страны — проведения экономических реформ, создания современной армии, медицинской и пенсионной систем, других важных преобразований. Но, к сожалению, ничего этого в целом не произошло. Наши армия, пенсионная система, системы здравоохранения и начального образования, дороги при Путине деградировали. С экономикой тоже не все здорово: благополучное время в основном позволило привести в порядок финансы и раздуло пузыри на рынках акций и недвижимости, а инвестиции в развитие реального сектора росли весьма сдержанно, модернизации производственного сектора за это время не произошло. Возможности, образовавшиеся благодаря внезапному «нефтяному дождю», были упущены. Как и при Брежневе, сверхдоходы от экспорта нефти и газа были в значительной степени проедены, а необходимые преобразования не проведены. Надежды тех, кто готов был простить авторитарные замашки власти ради модернизации страны, не оправдались: при Путине в России наступил авторитаризм без модернизации.

Самое важное, что этого как будто никто не замечает. Внятных попыток комплексно оценить итоги путинского правления, его политического наследия мы не видим. На фоне реальных накапливающихся проблем, о которых молчит официальная пропаганда, мы слышим лишь панегирики и расхожие штампы в стиле отчетного доклада Брежнева XXVI съезду КПСС («Сильнее, богаче, краше стала наша великая Родина!»), который мыслился как подведение итогов относительно сытых и спокойных 1970-х, однако на деле стал провозвестником широкомасштабного кризиса и краха советской системы.

У нас есть полное ощущение, что нечто похожее мы переживаем сегодня, в период пика восхваления президента Путина, и что славословие в адрес Путина может оказаться прелюдией к серьезным социально-экономическим проблемам в стране.

Именно поэтому мы решили предпринять первую попытку системно оценить итоги путинского президентства. Наш доклад «Путин. Итоги» — трезвый и реалистичный взгляд на то, как изменилась наша жизнь за годы правления действующего российского президента. Один из нас по этому поводу уже высказался: жить стало лучше, но противнее. Мы хотим раскрыть россиянам глаза на то, какую Россию оставляют нам Путин и его «преемники». Хотим, чтобы люди задумались о тех серьезнейших проблемах, которые скрываются за патокой официальной пропаганды и позорным очковтирательством. О том, что эти проблемы никуда не уходят — уходят только годы нефтяного благополучия. Решать все равно придется.

Прежде всего, нам нужно понять, насколько глубоко погрузилась Россия при Путине в беспросветную пучину коррупции. Коррупция — важнейшее препятствие для проведения ответственной внутренней и внешней политики в России. Коррумпированное государство, являясь заложником корыстных интересов чиновников, не в состоянии проводить политику в интересах своих граждан.

По уровню воровства среди чиновников Россия при Путине откатилась на одно из худших мест в мире — в рейтинге Transparency International за годы президентства Путина мы опустились на 143-ю позицию. В 1990-е коррупция была тоже сильна, но она была на виду — пресса была свободна и могла беспрепятственно сообщать о фактах коррупции. В 1997 году ряд членов правительства были уволены из-за того, что получили аванс в 90 тыс. долларов каждый за написанную ими книжку о приватизации. У нынешних коррупционеров эта цифра вызывает смех.

Сегодня воровство чиновников исчисляется многими миллиардами, но оно скрыто за десятками тайных бенефициаров крупных активов, за которыми стоят могущественные «друзья президента Путина». Информация об истинных владельцах тщательно охраняется спецслужбами, тема коррупции в высших эшелонах власти — табу для обсуждения в подконтрольных Кремлю СМИ. Мы попытались систематизировать все темные истории путинского времени типа вывода активов «Газпрома» в пользу структур банка «Россия» или покупки «Сибнефти» у Р. Абрамовича по завышенной цене, которые дадут фору любым «залоговым аукционам». Мы рассчитываем, что требования о расследовании коррупции в путинский период будут раздаваться все громче и в конце концов это время получит справедливую оценку как один из самых коррумпированных периодов российской истории, коррупционные сделки путинского времени будут расследованы, а их результаты отменены судом.

Путин просто обязан был использовать пролившийся на страну «нефтяной дождь» на нужды модернизации российской армии. Но эта возможность была полностью упущена. При бешеном росте расходов на оборонный заказ поставки вооружений были смехотворно малы, кратно ниже уровня 1990-х годов. По данным экспертов Института политического и военного анализа, в 2000–2006 годах в Вооруженные силы было поставлено всего 27 межконтинентальных баллистических ракет (27 боевых частей) при списании 294 МБР (1779 боевых частей), тогда как в 1992–1999 годах в войска были поставлены 92 МБР (92 боевые части). В период с 2000 года армии были поставлены всего 3 новых самолета, один Ту-160 и два СУ-34, в 1990-е — до 100 самолетов. Основные вооружения уходили на экспорт. Тенденция к монополизации оборонного производства уничтожает конкуренцию между КБ и заводами, что способно еще более ускорить технологическое отставание наших вооружений и понизить цены. Реформа комплектования ВС провалилась, переход на годичный срок службы по призыву лишь увеличивает потребность в призывниках: уже в ближайшее время Генштаб неизбежно выступит с отменой всех отсрочек от призыва, что приведет к развалу системы высшего образования. Переход на контрактную армию превратился в профанацию — зарплата солдата-контрактника сегодня вдвое ниже средней зарплаты по стране.

Самое главное, что под болтовню о «суверенитете» главный источник суверенитета страны — стратегические ядерные силы — сокращались фантастическими темпами. По данным Совета по национальной стратегии, за период с 2000 г. по 2007 г. СЯС утратили 405 носителей и 2498 зарядов. Если в 1990-е России в целом удалось удерживать ядерный потенциал на уровне, унаследованном от СССР, то при Путине его сокращение приняло обвальный характер.

Нам рассказывают, что якобы в результате «усилий» властей в стране растет рождаемость. На самом деле при Путине россияне продолжали вымирать: например, в 2006 году родилось примерно полтора миллиона россиян, а умерло 2 миллиона 166 тысяч. Население России сокращается почти вдвое быстрее, чем в 1990-е: если с 1992-го по 2000 годы население страны сократилось на 2 миллиона человек, то с 2000-го по 2006-й — на 3,5 миллиона. Ключевая причина — катастрофически высокая смертность, бороться с которой Путин даже не попытался.

Среди причин высокой смертности - высокий уровень заболеваемости населения, вызываемый чрезмерным употреблением алкоголя, курением и нездоровый образ жизни. При этом пить и курить при Путине в России стали намного больше. Если в 2000 году продажи алкогольных напитков составляли 8 литров абсолютного алкоголя на человека в год, то под конец его правления — почти 10 литров (выше, чем в 1990-е годы). По данным Роспотребнадзора, реальное душевое потребление алкоголя в России составляет 15 литров в год. Между тем Всемирная организация здравоохранения рассматривает уровень потребления алкоголя выше 8 литров на человека в год как критический, за которым следует резкий рост смертности от причин, вызванных употреблением алкоголя. Продажи сигарет населению выросли как в абсолютном (почти 400 млрд штук в год против 355 млрд штук в 2000 году), так и в относительном выражении (2700 штук на душу населения в год против 2400 в 2000 году). Это существенно выше уровня 1990-х, когда средний уровень продаж сигарет составлял 1500 штук на душу населения в год (всего более 200 млрд штук). В России курение является причиной 27% смертей от сердечно-сосудистых заболеваний среди мужского населения, 90% смертности от рака легкого, 75% — от болезней органов дыхания, 25% — от болезней сердца. Кстати, наибольшая часть смертей в России — почти 60% — происходит от болезней системы кровообращения. От этой причины ежегодно умирают примерно 1 миллион 300 тысяч человек, что на 200 тысяч человек в год выше, чем в среднем в 1990-е годы.

Что сделал Путин для исправления этой ситуации, реальной борьбы с курением и алкоголизмом? Ничего. Россияне продолжают умирать от нездорового образа жизни.

Другая важная причина высокой смертности — низкое качество медицинских услуг. Невзирая на очковтирательские «нацпроекты», для развития инфраструктуры системы медицинского обеспечения граждан ничего не сделано, а на фоне огромных трат на сомнительные сделки, госаппарат и спецслужбы (рост расходов на госуправление, правоохранительную деятельность и безопасность при Путине побил все рекорды, увеличившись с $4 млрд в 2000 г. до $39 млрд в 2008 г.) на медицину выделялось ничтожно мало средств: в 2008 году на нацпроект «Здоровье» выделено всего $6 млрд. (более чем вдвое меньше, чем заплатили Р. Абрамовичу за «Сибнефть»). По данным Левада-центра, в 2007 году лишь 14% россиян были удовлетворены системой здравоохранения в России, 72% считали, что качество медицинских услуг в России в 2006–2007 гг. не изменилось или ухудшилось. Некоторые данные подтверждают это: по информации Росстата, в период с 2000 года заболеваемость в России на 1000 человек населения возросла.

Мы устойчиво держим одно из первых мест в мире по уровню смертности от внешних причин: ежегодно в стране от них умирает более 300 тысяч человек, или более 200 человек на 100 тыс. населения — вдвое больше, чем в Китае или Бразилии, в 4–5 раз выше уровня стран Запада. Россия остается физически не безопасной для жизни страной. Мы одни из лидеров по уровню убийств в мире — наравне с Колумбией или Гондурасом. Несмотря на резкий рост бюджетных расходов на правоохранительные органы и спецслужбы, уровень преступности при Путине в целом не снижался.

Проблема не только в высокой смертности, но и в низкой рождаемости. Скромный рост рождаемости в последние годы связан с послевоенными демографическими волнами, и очевидно, что меры, принимаемые властями, кардинально изменить ситуацию в сфере рождаемости не смогут. Телевизионные акции, посвященные росту рождаемости, — не более чем очковтирательство: в среднем в период Путина рождаемость оставалась на уровне 1990-х годов — примерно 1 миллион 400 тыс. человек новорожденных в год. Власти кичатся принимаемыми в этой области «мерами», хотя меры эти сомнительны. Кого может стимулировать родить ребенка «материнский капитал» в сумме 250 тысяч рублей? Правильно, только беднейшие, люмпенизированные слои населения. Что можно купить на эти средства, 10 тысяч долларов? Два с половиной метра жилой площади в Москве, пять метров в провинции? России не нужно плодить люмпенов. Необходимо стимулировать рождаемость в активной части общества, среднем классе, и делать это более умными мерами. Например, списывать за счет государства ипотечные кредиты при рождении детей: 15 процентов за первого ребенка, 30 процентов — за второго и 50 — за третьего. Таким образом можно будет и посодействовать решению жилищной проблемы для семей, желающих завести детей, и стимулировать рождаемость прежде всего среди благополучных граждан — только они в отличие от люмпенов в состоянии получить ипотечный кредит.

Один из наиболее удручающих итогов президентства Путина — крах пенсионной системы. Создание современной пенсионной системы, адекватной непростой демографической ситуации в стране, было абсолютно необходимым в период благоприятных внешних возможностей. Но пенсионная реформа с треском провалилась. О пенсионерах теперь государство вспоминает в основном к выборам — когда пенсии слегка индексируются. Перед выборами в Госдуму 2007 года Путин, привычно отругав правительство, приказал до конца 2007 года добавить с барского плеча по 300 рублей к базовой пенсии.
Однако что может власть предложить, кроме индексации базовой части пенсий, непонятно. Пенсионная система становится все более дефицитной. Общество стареет, соотношение между работающими и пенсионерами будет только ухудшаться. В результате Пенсионный фонд становится все более дефицитным: субсидия на покрытие дефицита бюджета ПФР в 2007 году составила 88,2 млрд рублей, в 2009 г. она вырастет уже до 251,4 млрд рублей (более 10 млрд долларов!), а к 2015 году, по заявлению бывшего руководителя ПФР Батанова, может увеличиться до 1 триллиона рублей!

При этом размер пенсий смехотворно мал и в среднем по России составляет сейчас менее 4 тысяч рублей в месяц. За время действия путинско-зурабовской пенсионной системы соотношение средней пенсии к средней зарплате уменьшилось с 33% в 2000 г. до 24% в 2007 г. При сохранении этой системы в 2018 году средняя пенсия уменьшится до 20% от средней зарплаты, а к 2027 году — до 15–18%, в то время как в европейских странах уровень пенсий превышает 40% от средней зарплаты.

При распределительной пенсионной системе, действующей сегодня в России, когда работающие люди за счет отчислений в пенсионный фонд содержат пенсионеров, можно обеспечить достойный уровень пенсий только при соотношении работающих и пенсионеров примерно 3:1. Сегодня в России это соотношение составляет всего 1,7:1, а в период 2020–2030 гг., по прогнозам демографов, может уменьшиться до 1:1. При таком соотношении обеспечить пенсионерам достойный уровень пенсий может только переход на накопительную пенсионную систему. При сохранении распределительной системы пенсии можно будет поддерживать лишь на нищенском уровне.

Но создание накопительной пенсионной системы провалилось. Выплаты из нее начнутся не раньше 2022 года, причем до этого времени значительная часть накоплений может быть потеряна, а доходность инвестирования накопительной части пенсий является, по сути, отрицательной: в 2007 году в системе Внешэкономбанка доходность пенсионных накоплений с учетом возросшей инфляции была отрицательной.

Выходы есть. Можно по примеру Норвегии создать глобальный пенсионный фонд размером до триллиона долларов, передав ему в управление сверхдоходы от налогообложения нефтяного экспорта, акции госкомпаний, доходы от широкомасштабной приватизации государственного имущества (пока государство в основном тратило миллиарды долларов на выкуп активов у Абрамовича и других олигархов), как предлагает Егор Гайдар. Нужно не накачивать Пенсионный фонд новыми бюджетными вливаниями, а создать систему, которая приносила бы доходы. Если размер такого фонда составит триллион долларов, появится возможность удвоить пенсии даже при умеренной доходности от инвестирования этих средств.

Необходимо более решительно переходить к накопительной пенсионной системе. Мы не можем допустить полного развала российской пенсионной системы к периоду 2015–2020 годов. Путин к тому времени уже уйдет, а расплачиваться за последствия его деятельности придется всем нам.

Время Путина принесло людям полную утрату надежды на правовую и судебную защиту, крах идеи верховенства закона. «Мы настаиваем на единственной диктатуре — диктатуре закона», — говорил Путин в первом своем послании Федеральному собранию в 2000 году. Итоги его президентства можно назвать «диктатурой беспредела». Россия стала чемпионом мира по избирательному применению права в интересах власти. Суды оказались полностью подчинены исполнительной власти, рассмотрение дел приобрело характер массового нарушения прав граждан. Россия завоевала сомнительное первенство по обращениям граждан в Страсбургский суд по правам человека. Более пятой части всех обращений в этот суд поступают из России, при этом государство проиграло гражданам более 90% дел. Торжеством беззакония в России стало дело ЮКОСа, в ходе которого суды были использованы как инструмент для отъема собственности в пользу группировки Путина. Как только активы ЮКОСа меняли собственников, суды сразу же пересматривали прежние решения о взыскании «налоговых долгов» ЮКОСа.

Основные положения российской Конституции при Путине оказались растоптаны. Россия уже больше не является ни демократическим, ни федеративным, ни правовым государством, как гласит первая статья Конституции. Путин лишил россиян свободы слова и права на получение информации. Речь идет об установлении цензуры практически во всех политически значимых СМИ — федеральные телеканалы, массовые газеты, наиболее посещаемые порталы в интернете. Так и не раскрытые убийства журналистов в России — прежде всего убийство Анны Политковской — привели к развитию в журналистской среде «самоцензуры», когда писать об острых проблемах и критиковать власть боятся. Могут и убить.

Обо всем этом могла бы рассказать оппозиция, однако Путин обрушил на нее беспрецедентный политический прессинг. Хотя статья 13 российской Конституции гарантирует в России идеологическое и политическое многообразие, многопартийность, статья 30 — беспрепятственное право на объединение, деятельность оппозиционных организаций в России фактически запрещена. Независимым партиям, не согласным с политикой Кремля, отказывают в регистрации и участии в выборах. Создание избирательных блоков запрещено. Тех, кто критикует власти, могут по новому полицейскому закону об экстремизме объявить экстремистом и посадить за решетку.

Статья 30 Конституции гарантирует гражданам право проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. Однако на практике это право не реализуемо. Оппозиционные митинги запрещаются и жестоко разгоняются ОМОНом. Аресты и избиение мирных демонстраций стали нормой.

Ключевыми ударами по правам россиян избирать и быть избранными стали отмена выборов губернаторов и выборов в Государственную думу по одномандатным округам. Если раньше граждане имели право напрямую избирать чиновников на всех уровнях власти — губернаторов, депутатов Госдумы и региональных законодательных собраний, то теперь фактически сохранились лишь прямые всенародные выборы президента. Списки депутатов Госдумы и региональных парламентов определяются в Кремле, причем после выборов от депутатских мандатов отказываются «паровозы» — известные люди, возглавляющие партийные списки, — и депутатами становятся те, за кого люди не голосовали и кого они, по сути, не знают.

Народ, который в соответствии со статьей 1 Конституции является единственным источником власти в стране, оказался отстранен от избрания власти прямым голосованием.

Хотя в соответствии с частью 4 статьи 3 Конституции никто не может присваивать власть в Российской Федерации, власть фактически присвоена группировкой Путина. Путин нарушил дважды данную им клятву президента соблюдать российскую Конституцию. Формально Конституция еще действует, но на самом деле все ее основополагающие положения нарушены. Потому Путин и сдержал данное им слово не менять Конституцию, что она превратилась в ничего не значащий клочок бумаги.

С точки зрения позиций России в мире правление Путина принесло только ухудшение отношений с большинством стран. За исключением Китая — нашего единственного серьезного потенциального противника, которому были сделаны беспрецедентные территориальные и военные уступки. Россия стала крупнейшим поставщиком оружия для молниеносно наращивающей боевую мощь армии Китая — эсминцев, самолетов, подлодок, ракетных систем «воздух — воздух» и «земля — воздух». Путин допустил китайские воинские соединения для проведения учений на российской земле: в 2007 году на учения в Челябинскую область прибыли 1600 китайских военнослужащих. Согласно подписанному в 2004 году договору, Китаю отданы два крупных пограничных российских острова — Большой Уссурийский и Тарабарова. Сегодня на Большом Уссурийском острове, с которого открывается вид на Хабаровск, разворачивается массированное строительство города с населением 2,5 млн человек — площадки для продолжения китайской экономической и культурной экспансии на Дальний Восток.

Есть и много других итогов путинского правления — деградировавшие дороги, углубление социального и межрегионального неравенства, раздувшаяся на потреблении, финансируемом за счет западных кредитов, экономика. Обо всем этом мы размышляем в докладе «Путин. Итоги», предлагая и альтернативу — возврат на путь системных реформ, начатых в 1997 году и продолженных в 2000-м.
Однако пока картина итогов путинского президентства получается весьма тревожной и совсем не похожей на радужное путинско-брежневское «сильнее, богаче, краше». Подведение итогов правления Путина только начинается, но если мы не проанализируем эти итоги всерьез, то «безоблачное» путинское время может оказаться предгрозовым.