Почему нас бесят красивые женщины

Марта Кетро о том, что мы можем делать со своим лицом и телом

Марта Кетро 05.11.2014, 13:07
«Газета.Ru»

«Газета.Ru» попросила писательницу Марту Кетро рассказать о том, почему мы так любим осуждать женщин, которые изменили внешность с помощью пластической хирургии.

Принято считать, что в отношения женщины со своим телом общество вмешиваться не должно: каждая сама выбирает себе мужчину, решает, сколько детей иметь, по мере сил отстаивает собственную индивидуальность в борьбе со стандартизированными представлениями о красоте. И все же есть сфера, в которой женщина совершенно несвободна: как феминистки, так и тетушки домостроевских взглядов — все одинаково шипят при виде чужой физиономии со следами работы пластического хирурга. Видимо, лицо составляет исключение, менять его никто не волен, потому что стоит очередной звезде появиться на публике после операции, как вокруг поднимается ужасный скандал: «Она потеряла шарм», «она не похожа на себя», «надо стареть достойно!».

Интересно, что у пирсингованных и татуированных панков есть право на самовыражение: вроде бы никто не спорит, что так они подчеркивают свой нонконформизм.

Но косметологические исправления почему-то считаются признаком закомплексованности, хотя женщина с новеньким носом вызывает на себя такой огонь, который не снился ни одному подростку с ирокезом.

Даже если она не селебрити, буквально каждый знакомый сообщит, что раньше было лучше (и это еще самые вежливые).

С тем же сопротивлением сталкиваются женщины, решившие серьезно похудеть или подкачаться. Их до посинения будут убеждать, что сто двадцать килограммов в два раза прекрасней, чем шестьдесят, что мышцы сделают их мужиковатыми, а изводить себя диетами и тренировками ужасно вредно. При этом раньше приятельницы тайком крестились, глядя на их расплывшиеся формы, и тихонько сплетничали о том, как они себя распустили. Но стоит неудачницам взяться за диету и спорт, народный гнев вскипает, как волна. Не знаю, чего в этом больше — зависти, желания иметь поблизости предмет для насмешек или раздражения от потери привычной картинки.

Мир говорит: не смей меняться, будь на той полочке, на которую мы тебя определили, на ней мы тебя пожалеем и, может быть, даже полюбим, а другая ты нам не нужна.

Более того, женщину, внезапно потерявшую красоту, иные поддержат охотней, чем ту, которая красоту вдруг обрела.

В любом случае женщина после пластической операции испытывает еще больший прессинг. Ей отказывают в оригинальности, объявляют «жертвой моды», даже если она слепит себе совершенно уникальное лицо. Взгляните на Шер, похожую на инопланетянку, — второй такой нет. Она самовыражается через изменение внешности гораздо ярче, чем подростки с кольцом в носу, но люди все равно пренебрежительно отзываются о ее лице. Ну да, маска. Но она уникальна.

Фоторепортаж: Новое лицо Рене Зеллвегер

__is_photorep_included6270077: 1

Да и в случаях незначительной коррекции общество демонстрирует крайнее неодобрение. Нападки на новый облик Рене Зеллвегер сводятся к возмущенному «мы ее не узнаем!». Простите? Вы уверены, что эта сильная и талантливая женщина существует для того, чтобы вам было комфортно в вашей картине мира? Дженифер Энистон бесконечно извинялась за свой новый нос, объясняя операцию медицинской необходимостью. Но разве собственное лицо ей не принадлежит?

Самая распространенная претензия — пластическая хирургия уничтожает мимические морщины, отпечаток характера на лице. Честное слово, смотришь на иные физиономии и думаешь, что такие следы лучше бы подтереть.

Горестные складки между бровей, устало опущенные уголки губ — неужели это обязательно носить на себе? Нет, если кому-то хочется, пожалуйста, но, когда человек вдруг решает измениться изнутри и снаружи, стоит ли его осуждать?

А бывает, что женщина чувствует себя молодой и легкой, и только отражение в зеркале возвращает ее к печальной реальности. Почему бы не привести внешний облик в соответствие с состоянием души? Боюсь, разбираться с комплексами и страхами нужно не тем, кто идет к пластическому хирургу, а тем, кто их оголтело осуждает.

Почему вас раздражает, когда человек, даже незнакомый, слезает с той полочки, которую вы ему назначили? Пятидесятилетняя актриса убрала «веселые лучики» в уголках глаз — вам что за дело? Вы привыкли к ее морщинам, но это ее морщины и ее выбор.

Вас возмущает дурнушка, внезапно вылепившая себе идеальное лицо, потому что вы-то выбрали прожить со своим несовершенным носом и смирились с ним? Но это ваш выбор, а она сделала другой.

Приводит в бешенство немолодая дама, разом сбросившая десяток лет? Неужели беспокоитесь, что одной конкуренткой на брачном рынке стало больше? Но вряд ли стоит демонстрировать свою ревность к чужому успеху так явно.

Обычно все претензии завершаются коронной фразой о достойном старении. Мне кажется, ее следует переадресовать тем, кто нападает на «переделанных» женщин.

Первейший признак недостойного старения состоит в том, что немолодых дам начинает бесить чужая красота.

Юные девочки кажутся им вульгарными, пресными и глупыми. И претензии к посвежевшим ровесницам имеют тот же источник, в основе которого лежит зависть: негодяйки искусственно выбыли из своей возрастной категории и контрабандно продлили молодость.

И тут можно сказать только одно: если вам почему-либо не хочется воевать со временем, старейте достойно и не злитесь на тех, кто выбрал другой путь.