Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Пьер Дюкан: в России мужчины тоже соблюдают диету

Всемирно известный диетолог Пьер Дюкан рассказал о настоящем враге человечества

Анна Лозинская 28.10.2014, 08:34
Wikimedia Commons

Знаменитый диетолог Пьер Дюкан рассказал «Газете.Ru» о том, в чем преимущества его диеты и почему в России худеют с такой страстью.

Француз Пьер Дюкан — самый знаменитый диетолог мира. Его книги переведены на 14 языков мира и выходят миллионными тиражами. У него масса поклонниц, но его ненавидят многие врачи. Возмущение медиков вызывает тот факт, что Дюкан предписывает на два месяца полностью исключить из диеты углеводы и жиры, а это опасно для здоровья. Дюкан относится к диетологии как к бизнесу, говорят они. Корреспондент «Газеты.Ru» тоже так думала, пока не пообщалась с доктором и не поняла: он совсем не так страшен. Просто доктор Дюкан не любит говорить «нет». Хотите есть сколько угодно и худеть? Пожалуйста! Но никаких углеводов. Желаете сбросить вес, не занимаясь спортом? Без проблем. Только надо больше ходить. Ну как можно сердиться на такого человека?

— Почему, как вы думаете, ваша диета так популярна в России?

— Она популярна не только в России, но и во многих других странах. Не знаю почему, но в каждой стране мою диету соблюдают по-своему. Обожаю приезжать в Россию, здесь прекрасная публика. Большое значение имеет страсть, с которой люди тут погружаются в эту систему.

Сама система питания одинакова и в России, и в Италии, и во Франции, и в США, но соблюдают диету везде очень-очень по-своему. В России большое значение имеют социальные сети — все эти группы, связи, Facebook, где все помогают друг другу. Здесь моя диета работает лучше, потому что у каждого всегда есть какой-то наставник, который скажет: «Поступай так. Я так сделал, и у меня получилось». Они подталкивают друг друга, и это очень-очень важно.

Когда встречаю таких людей, они поражают меня своим энтузиазмом, заряжают энергией. Они так горячо благодарят меня — и это очень приятно, — что от этого у меня возникает ощущение, будто мы вместе делаем какое-то общее дело.

— То есть в России поддержка имеет большее значение, чем в других странах?

— Не могу объяснить почему, но женщины создают для себя особый мир: они любят сбиваться в группы, быть вместе. И в коллективе они создают свой микроклимат. В других странах мужчины соблюдают мою диету наравне с женщинами и в группах поддержки мужчин довольно много. Здесь все по-другому.

В России мужчины тоже соблюдают диету: я встречал двоих или троих, которые здорово похудели, сбросили очень много — 70, 20 кг, — но они делают это сами по себе, в одиночестве.

Так что в России группы поддержки исключительно женские, со своей особой атмосферой.

— Почему в мире стало так много людей с лишним весом?

— Да, сейчас их примерно… Дайте подумать… Миллиард.

— Миллиард? Но почему так?

— Думаю, потому, что мы решили жить в мире потребления. После 1945 года, то есть после войны, мир стал новым — потребительским. Возможность покупать больше вещей стала приводить людей в восторг. Сейчас потребление приносит радость, наслаждение. Но это далекий от природы способ получить удовольствие.

В мозге человека заложена определенная система вознаграждения, однако при совершении покупок она не работает естественным образом. Вы покупаете что-то — вы испытываете радость, вам это нравится, но выброс серотонина процесс покупки не вызывает. В отличие от других вещей, таких как любовь, хорошая работа, стихи, музыка, благодаря которым как раз происходит выработка гормонов удовольствия.

Понимаете, когда человек рождается, не существует ничего. Потребления не существует. Существует секс, семья, власть, природа, тело.

Но не вещи, которые можно купить. Это значит, что мы не созданы для того, чтобы получать настоящее, истинное наслаждение от своих приобретений. А вот на получение удовольствия от еды мы запрограммированы. Еда и любовь — вот на чем всегда была основана возможность человеческого счастья.

Сейчас мужчины и женщины разучились любить и разучились есть. Теперь они любят все меньше и от этого едят все больше. Просто потому, что они несчастливы! Когда ты несчастлив, ты ешь, чтобы стать счастливым. Когда ты ешь, ты получаешь свою порцию серотонина. Если у тебя нет любимого человека, или ты разводишься, или у тебя роман на стороне (много бывает всякого), тебе грустно, тебе не хватает серотонина, и ты принимаешься есть, чтобы его получить. Серотонин — самая важная еда.

— Хорошо, что вы заговорили о серотонине. Одна из претензий, которые часто предъявляют к вашей диете, как раз состоит в том, что вы предлагаете урезать углеводы и, соответственно, снижаете уровень серотонина, выброс которого как раз и провоцируют углеводы.

— Ну да.

— И как жить без этого гормона радости?

— Углеводы не единственный источник серотонина. Когда вы едите хороший сыр, вы же получаете удовольствие? Ну так вот серотонин мы получаем не только с сахаром, но и с любой другой едой, которая нам нравится. Может быть, вам не нравится сладкое, может, вы любите копченую семгу? Тогда вы будете получать удовольствие от нее! Или черный шоколад. В нем много жиров, но не очень много сахара.

Ешьте все, что вы любите. Но только не сахар! Это не удовольствие, а зависимость. Сахар так же задействует механизм вознаграждения в мозгу, как кокаин, героин и другие наркотики.

А что совсем не дает серотонина, так это недоедание. Нельзя выходить на улицу голодным. Голод — это ужасно. Это антисеротонин. Обычно мы можем съедать не больше 2000 калорий в день. Закончились эти 2000 — все, больше есть нельзя, и вы испытываете стресс. Моя диета позволяет есть сколько угодно. Углеводы нельзя, но только пока вы сидите на диете. А когда закончите, можно и углеводы, и сладкое.

Кроме того, сейчас есть много подсластителей, например стевия, растение, которое дает сладкий вкус. Словом, на моей диете вы не будете полностью лишены сладкого.

— Есть довольно много женщин, которые под впечатлением от вашей диеты отказываются от углеводов навсегда.

— Навсегда?!

— Да, к сожалению. Что вы им скажете?

— О-о-о, ну навсегда нельзя. Должен вам сказать, что во время первых фаз диеты — «Атаки» и «Круиза» — вы все-таки получаете углеводы из овсяных отрубей и молочных продуктов, лактоза ведь — это тоже углеводы. То есть они есть, хотя их и немного.

Вы лучше себя чувствуете, лучше выглядите, вы более притягательны, вы смотритесь в зеркало, отмечаете позитивные изменения, и это очень приятно! Радость от потери веса компенсирует отсутствие удовольствия от сладостей и выпечки. Вы меняете свою жизнь, меняетесь сами, у вас появляется гордость за себя, повышается самооценка. Я думаю, что это важнее, чем получать серотонин из сахара. И к тому же это ведь на один-два месяца, не на всю жизнь! Всю жизнь без углеводов — c'est impossible. Это нереально. У вас просто не получится.

— Как вы объясните тот факт, что другие диеты, предписывающие радикальный отказ от одного элемента, но при этом оставляющие два других, тоже работают? Например, есть диета, в основе которой лежит высокое количество жиров и белка, но полное отсутствие углеводов.

— Вы имеете в виду диету Аткинса?

— Аткинса тоже, но есть и другие, где много жиров и белков, а углеводов нет.

— Да, есть еще «Yes protein, Yes fat». Отличие этих диет от моей в том, что я ввожу в рацион много овощей. Я говорю: «Белки — столько, сколько хотите. Овощи — столько, сколько можете». А вот авторы этих диет исключают овощи. Только протеин и жиры. То есть можно и свинину, и майонез, и многое другое, но растительную пищу нельзя. По-моему, это неправильно: овощи — это витамины, клетчатка, необходимая для нормального пищеварения. Такая диета работает, но ее сложно переносить как раз из-за отсутствия овощей. Я считаю, что это неестественно для человека: охотник добывает мясо, то есть протеин, женщина собирает растения. Вот на такую диету мы и запрограммированы — белок и овощи.

— Напоминает «Диету пещерного человека», очень популярную в США.

— Палео? Это абсолютно то же самое, что и у меня! Первым названием моей диеты с 1975 по 1980 год было «Диета охотника и собирателя». Но название было слишком длинным. Палеодиета — это вариант моей системы, которая названа по-другому из маркетинговых соображений. Это хорошая диета, конечно, но есть один момент. Эпоха палеолита была 2,5 млн лет назад. А мы с вами, современные люди, — кроманьонцы, которые появились 100–200 тыс. лет назад. Разница между нами и человеком эпохи палеолита в том, что у тех людей не было огня и всю пищу они ели сырой. Готовить они не умели. И это не очень хорошо — есть сырую пищу. Но палео — это хороший маркетинговый ход.

— Еще доктора утверждают, что избыток белка вреден для почек.

— Это неправда. Есть довольно много важных исследований, которые это опровергают. Например, работа автора по фамилии Попловский — похоже на русское имя, но он живет в США. Он много исследовал состояние здоровья диабетиков, почки которых подверглись разрушению больше всего, и предложил им полностью исключить из рациона углеводы, есть только белки и жиры. Состояние почек стало улучшаться — медленно-медленно.

Настоящий враг почек — это сахар. Сахар разрушает почки, сердце, органы внутренней секреции. Сахар — это враг. Но у него есть много друзей. У него отличное лобби. Когда женщина беременеет, доктора запрещают ей алкоголь и табак. Но они должны запрещать и сахар тоже. Я надеюсь, они когда-нибудь начнут это делать.

— А вы едите сладкое?

— Иногда.

— Как вы вообще питаетесь? Соблюдаете свою диету?

— Я люблю рыбу, особенно лосося и осетрину. Люблю мясо. Ну не то чтобы люблю, но оно мне нравится, его я ем два раза в неделю, а рыбу — почти каждый день. Я обожаю овощи, ем их по несколько раз в день.

Фрукты, особенно яблоки. Кускус два раза в месяц. Шоколад — черный. А еще я бегаю каждый день по 25 минут. Даже в Москве.

— Довольно странно для француза отказываться от круассанов и багетов.

— Вообще-то это миф, что французы не могут жить без круассанов и багетов. Французы едят круассаны только по выходным. Нет, конечно, есть те, кто ест больше: у нас тоже есть довольно много людей, которые страдают ожирением. Но не так много, как в других местах, конечно.

Французские женщины очень внимательны к себе, невероятно требовательны. Они волнуются о том, как выглядят, не любят иметь лишний вес и умеют готовить. А еще они очень не любят есть, когда у них нет компании. Например, американцы едят в одиночестве — на ходу, по дороге на работу. Мы — никогда. Вы не увидите мужчину или женщину, который ест на ходу.

А еще мы любим есть с теми, кто нам нравится. Есть даже исследования, которые подтверждают: когда ты ешь с кем-то, кто тебе симпатичен, ты ешь меньше. И по-другому. Забавно, да?

Когда я ем со своими детьми, со своей женой, я чувствую себя совсем не так, как здесь, в Москве, когда я сижу вечером один в ресторане. Тут я ем больше и не то.

— Ключ к счастью — в том, чтобы есть с теми, кого любите?

— Есть десять основ счастья: еда, сексуальность, семья, положение в обществе, дом, движение — спорт, танцы, что угодно, — природа, игры, красота, духовные опыты. Все остальное, может быть, очень интересно, но никакого серотонина не даст. Из этих десяти пунктов у вас может быть чего-то больше, чего-то меньше, но самое главное — это семья и положение в обществе, работа. Если что-то из этого не в порядке, вы будете есть больше.

— Последний вопрос: можно ли похудеть, не занимаясь спортом?

— Да. Но только нужно много ходить. Ходьба — это не спорт. Но гулять по 20–25 минут ежедневно нужно обязательно. Иногда ходить даже лучше, чем бегать, потому что во время бега вы тратите больше энергии, расходуете больше калорий и более голодны после тренировки. Когда вы возвращаетесь домой, вы съедаете больше. А гулять можно сколько угодно, и вы не слишком проголодаетесь.