Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

И севрюжина, и Конституция

29.12.2011, 14:51

Божена Рынска подводит итоги 2011 года

Настало время подвести светские итоги года. Бомонд, все эти годы праздновавший собственное существование, вдруг встрепенулся, отвлекся от занятия по имени «грести под себя» и неожиданно объединился. Куклы с подмостков ярмарки — нимфы, папики, обиженные жены, светские львицы, стилисты, мелкие и средние лавочники, прожорливые капиталисты — вышли из своих ролей и превратились в граждан. Активная жизненная позиция — вот главный тренд уходящего года, тогда как его девиз – «и севрюжина с хреном, и Конституция!»

Богатые и знаменитые строили свою жизнь легко и изящно. Легкость бытия вошла в привычку, но гламур как идеология сдох два года назад. Взамен главным трендом светского пространства стали Роман Абрамович с Дашей Жуковой. Богатые и знаменитые копировали лайфстайл этой парочки. Например, массово летали на матчи «Челси». Кроме того, тренд по имени Рома дал довольно противный побег — тотальное увлечение современным искусством. Заразу «контемпорари арта» разносили и вылезшие на российскую ярмарку тщеславия Наоми Кэмпбелл и Вячеслав Доронин. Но к концу года мода на многозначительную пустоту сошла на нет.

Увлечение современным искусством сдулось — на Венецианской бьеннале в этом году почти не было российской тусовки, только привычные заядлые коллекционеры — Стелла Кесаева да Леонид Михельсон. Премия Кандинского тоже не собрала светской квоты. Но главное, свет совершенно остыл к телодвижениям Абрамовича.

Если раньше богатые и знаменитые пускались вплавь за лодками Ромы (отдыхать было модно там, где отдыхает Рома, есть там, где ест Рома), то сейчас за Абрамовичем и Жуковой перестали охотиться даже светские журналисты. Их аудиторию больше не интересует, в чем сегодня Даша Жукова явилась на выставку Васи Пупкина. Бомонд не обсуждает, совсем ли все «плохо у Даши с Ромой» или «не совсем».

Правда, за судом Березовский — Абрамович все следят внимательно. И, несмотря на то что Березовский — патентованный черт с копытами, многим хочется, чтобы проиграл именно Абрамович. Московские и лондонские «все» вдруг вспомнили, что Абрамович «действительно жук еще тот», и хочется, чтобы английская юстиция его прижучила. Возможный проигрыш Абрамовича переплелся в сознании богатых и знаменитых с проигрышем «ненавистного режима», и в новом году все ждут победы зла большого над злом еще большим.

Собственно, изменение отношения к Абрамовичу напрямую связано с отношением к власти. Если раньше режим был просто доставшим («Рублевку перекрывают, часами стоишь!»), то к концу года даже для круга победителей соревнования жизни он стал ненавистным. Перед тем как объяснить, с чего это вдруг «обыкновенные мещане, буржуа вдруг становятся врагами отечества», закончу разговор о двух других светских тенденциях.

В прошлом году олигархи, как подорванные, сдавали кассу на больных и страждущих. В этом году благотворительность стала не такой рьяной, скорее органично вошла в образ жизни богатых и знаменитых, как когда-то вошел в привычку гламур. Денег в этом году собрали не меньше, чем в прошлом, а шума вокруг поубавилось. Правда, в мирное время один конфуз вполне мог бы претендовать на скандал года. После конфликта организаторов благотворительного аукциона журнала Harper's Bazaar с владелицей fashion-бизнеса Оксаной Лаврентьевой и ее компаньонкой Лидией Александровой подруга оскорбленных дам Сати Спивакова назвала в «Фейсбуке» главного редактора Harper's Bazaara Дарью Веледеву «поломойкой». Но бомонд был так увлечен гражданскими правами, что эта расправа светских слонов над «попутавшим рамсы» гламуром прошла вообще никем не замеченной.

Современное искусство утратило актуальность, зато классическое, да еще и переплетенное с политикой, вошло в моду. Светским событием года стало открытие отреставрированного Большого театра. Эту площадку сразу стали продвигать как светскую. Там уже отпраздновала свой профессиональный праздник Федеральная налоговая служба, там давала концерт дочка президента Казахстана Дарига Назарбаева, недавно в Большом устраивали елку для детей друзей Большого театра, куда приглашали в основном приличных людей, а не приспешников и царедворцев.

Возвращаясь к моде на активную гражданскую позицию. Почему вдруг все эти годы богатые и знаменитые легко жили, под собою не чуя страны, а сегодня вдруг подавай им не только севрюжину с хреном, но и Конституцию? Что называется, наболело по совокупности. В конце прошлого года друзья четы Бондарчуков предсказывали: перекрытия Рублевки приведут к революции. В конце этого года на митинг вышли Светлана Бондарчук, Полина Дерипаска, Ульяна Сергиенко, жены банкиров, жены бывших царедворцев. Вышел даже юный сын одного из путинских соратников: папа ушел из семьи, а сын ушел в протестное движение.

Что любопытно, и в семьях богатых и знаменитых наметился политический кризис. Мужья от митинга уклонились: не то чтобы им все происходящее в стране нравилось, но они с жуликами и ворами как бы в доле. Почти весь бизнес договорной, делается в «рестиках» после семи вечера. И каждого из этого бизнеса есть за что подергать. А жены проявили принципиальность и вышли на Сахарова и на Болотную. Если что, мужья скажут кураторам, мол, дура-баба, что с нее взять, а с другой стороны, есть что ответить приличным людям — жена была на митинге.

За членство в ПЖиВ в этом году приходилось извиняться перед окружающими. Окружающие садистски тыкали в едросовцев пальчиками, а те оправдывались: мол, не относитесь вы к этому серьезно, это же просто правила игры, у меня бизнес, у меня дети... То есть откровенная близость к власти стала не просто немодной, а позорной. А несогласие — трендом. На вечеринке у Игоря Бутмана Алексея Кудрина чествовали как героя. На день рождения банкира Александра Лебедева звали только протестующих или сочувствующих. Окончательно узаконила моду на протест Ксения Собчак: она выступила на митинге.

Именно в этом году произошел качественный сдвиг в сознании обитателей Рублевки: прикормленные стада вдруг чего-то поняли. Все чаще им на ум стала приходить одна простая вещь: если шоссе перекрывают больше чем на 10 минут, то надо просто всем вместе брать да и ехать, чего, мол, ждать. И главное — кого, мол, ждать? Изменилось и сознание царедворцев. В. В. Путин из года в год опаздывал на пленарные и правительственные заседания. Однако впервые на сочинском форуме этот факт озвучили хотя бы кулуарно. Александр Починок предложил внести в повестку форума пункт «плановая задержка первого лица», а крупные сырьевики делали ставки: извинится премьер за часовое опоздание или нет. Глава «Норникеля» и бывший сослуживец Путина Владимир Стржалковский публично поскандалил с ФСО. Мало-помалу в сознание крупнейших бизнесменов и сановников стала проникать мысль, что они вообще-то не скот. И ждать в приемной Ново-Огарево по три часа, пока премьер прыгает на батуте, им претит.

Уже после форума ряд крупнейших промышленников предложили просто всем залом встать и уйти, если в следующем году Путин опять опоздает на заседание и не извинится. Пусть, мол, распинается перед пустым залом или перед Козаком с Ивановым.

И, собственно, следующий год должен показать, останется ли посылка «мы не скот» на уровне бла-бла или приведет к реальным оргвыводам: будут ли бизнесмены и сановники по-прежнему бояться или смогут заставить уважать себя.