Развилки Путина

Минэкономразвития предложило семь развилок, которые определят экономическую и социальную политику

Ольга Танас 23.04.2012, 21:28
Эльвира Набиуллина и Владимир Путин перед началом заседания коллегии МЭРТ ИТАР-ТАСС
Эльвира Набиуллина и Владимир Путин перед началом заседания коллегии МЭРТ

Перед российской экономикой семь развилок — от налоговой политики до пенсионной реформы, оценила глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина на коллегии с участием Владимира Путина. Тема разговора была бы актуальна несколько лет назад, скептичны экономисты, сейчас стоит думать о росте протестных настроений в обществе и угрозе срыва приватизационной программы из-за глобального кризиса.

Преобразования в экономической политике будут зависеть от того, как будут пройдены основные развилки, заявила министр экономического развития Эльвира Набиуллина на расширенном заседании коллегии министерства. В подведении итогов за 2011 год и обсуждении задач участвовали премьер-министр Владимир Путин, первый вице-премьер Игорь Шувалов, главы министерств, представители Федерального собрания, Центробанка, институтов развития и российских банков.

Развилок семь, считают в Минэкономразвития. Первая — допустимый для экономики уровень налогов. В среднем налоговая нагрузка составляет 35,6% ВВП, но в некоторых отраслях, прежде всего в промышленности, отношение налогов к добавленной стоимости достигает 40%, подчеркнула Набиуллина, добавив, что административные барьеры увеличивают нагрузку на бизнес до 60%. По словам министра, в России сформировалась современная налоговая система и изменения не должны быть радикальными. Во-первых, обеспечить стабильность ставок базовых налогов как минимум на 5 лет. Вторым принципом должна быть справедливость налогового бремени: большее налоговое бремя на сверхдоходы корпораций, прежде всего, в рентных секторах, меньшее — на бизнес, занимающийся модернизацией. В-третьих, эффективные ставки налогов должны быть сопоставимы со странами, с которыми Россия конкурирует за привлечение капитала. Кроме того, решения принимаемые в налоговой системе, должны быть прозрачными. И, наконец, необходим баланс фискальной и стимулирующей функций налоговой системы.

Путин не согласился: ссылаясь на экспертов, премьер сказал, что если вычесть налоги на нефтегазовый сектор, то нагрузка будет ниже 30%, что сопоставимо с развитыми странами. Об этом, в частности, неоднократно говорил бывший министр финансов Алексей Кудрин.

Но Набиуллина не сдавалась: во многих ненефтегазовых секторах нагрузка составляет 38%, а в текстильной и швейной промышленности превышает 50%. Кроме того, Минфин сравнивает с развитыми странами, а если сопоставить с развивающимися экономиками, то там нагрузка ниже, чем в России.

Вторая развилка касается допустимого для экономики уровня цен на электроэнергию, газ и транспортные перевозки. «Понимая, что рост цен на газ и электроэнергию являются стимулом к запуску программ по энергоэффективности, мы не можем позволить, чтобы эти цены были выше, чем в странах — наших конкурентах, в противном случае промышленные производства будут размещаться именно там, а не в России», — подчеркнула Набиуллина. Минэкономразвития предлагает зафиксировать рост цен на газ — на 15% в год, на энергию — около 10% в год, на железнодорожные перевозки — на уровне инфляции. Кроме того, министерство предлагает изменить подход к инвестпрограммам и структурировать их по окупаемым и неокупаемым проектам. Кроме того, Набиуллина назвала еще один источник финансирования инвестпрограмм — пенсионные накопления, которые можно потратить на выкуп долговых инструментов, выпущенных компаниями.

Предложение с инфраструктурными облигациями Путин поддержал. «В этом году будет накоплено 4 трлн рублей, а действующие правила таковы, что не позволяют их эффективно использовать для надежных инфраструктурных проектов в нашей же стране», — сказал Путин и поручил Минэкономразвития вместе с Минфином и ВЭБом «подумать и сделать соответствующие предложения».

Но в целом ко второй развилке у Путина нашлись претензии — к темпам роста тарифов. «Финансовое положение РЖД скромнее, чем нефтегазовых и энергокомпаний, закредитованность очень высокая. Я не говорю, что так не нужно делать, просто мысли вслух», — сказал премьер.

Третья развилка определяет темпы снижения доли государства в экономике. По словам Набиуллиной, власти должны определиться с темпами отказа государства от контроля за рядом активов, а не только с продажей миноритарных пакетов. Приватизационные программы должны быть реализованы и в регионах, добавила Набиуллина. С этим предложением премьер согласился, но с оговоркой.

«Нам не очень приятно об этом говорить, но надо. Вот мы привлекали инвестиции в электроэнергетику, партнеры вложили миллиарды евро и долларов. А потом мы взяли и — тук, замедлили рост тарифов в энергетике. И наши партнеры вправе спросить: а как же обещания? Я к чему говорю: как бы не получилось так, что из определенных активов выйдем, а потом будем сдерживать рост тарифов по определенным обстоятельствам», — пояснил Путин.

Власть должна определиться и со способами укрепления национальной финансовой системы. И это четвертая развилка. Кризис 2008—2009 годов был связан в том числе с чрезмерной зависимостью от иностранных финансовых рынков. И зависимость остается высокой: по итогам 2011 года российские ценные бумаги составили 21% оборота Лондонской фондовой биржи, по итогам 2010—2011 годов 65% российских компаний при размещении акций и депозитарных расписок выбирали иностранные юрисдикции, перечисляла Набиуллина. Это наихудший показатель среди развивающихся экономик: в Бразилии он составляет 4%, в Китае — 8%, в Индии — 14%, в ЮАР — 29%. «Государство должно показать пример: приватизация крупных компаний должна производиться на российских площадках», — подчеркнула Набиуллина.

Пятая развилка — реформирование пенсионной системы — одна из самых сложных. Чтобы покрыть дефицит Пенсионного фонда, из бюджета ежегодно перечисляется свыше триллиона рублей. Без реформирования пенсионной системы к бездефицитному бюджету не удастся выйти ни к 2015 году, ни позже, подчеркнула Набиуллина.

«Это очень чувствительная тема», — согласился Путин. Решить проблему за счет повышения налогов нельзя: по словам министра, если повышение цены на нефть на $1 за баррель дает дополнительный доход бюджету 50—60 млрд рублей, то дополнительный рост ВВП на один процентный пункт за счет увеличения налоговой базы может привести к росту доходов бюджетной системы на 150—200 млрд руб. «Для выполнения задач развития и бездефицитности бюджета мы не можем рассматривать повышение налогов, налоговая нагрузка не может расти», — еще раз подчеркнула Набиуллина. В Минэкономразвития предлагают включить меры по реформированию досрочных пенсий, повышение требований к минимальному страховому стажу, стимулированию более позднего выхода на пенсию.

Шестая развилка определяет степень открытости российской экономики. Россия должна определиться с политикой в отношении соглашений о зонах свободной торговли с разными странами. По словам Набиуллиной, сейчас в мире около 320 подобных соглашений, которые используются для выхода на новые экспортные рынки. Кроме того, Россия должна проводить более агрессивную политику по выходу на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона.

Последняя, седьмая развилка касается бюджетного правила. Минэкономразвития согласно с Минфином, что ограничение использование нефтегазовых доходов необходимо, но ведомства расходятся по тому, как считать среднюю цену на нефть, при которой сверхдоходы будут направляться в Фонд национального благосостояния и в Резервный фонд.

В Минфине предлагают считать среднюю цену за десять лет, в Минэкономразвития — за три года.

По словам Набиуллиной, в её министерстве исходили из того, что, с одной стороны, правило должно обеспечивать защиту бюджета от резких колебаний цен на нефть, а с другой — не должно привести к отказу от мероприятий, направленных на модернизацию экономики. По словам премьера, исходить надо из консервативных оценок. «Мы понимаем цену ошибки: вложенные госденьги идут в никуда, увеличение количества недостроя в стране», — предупредил премьер, пояснив, что в случае падения цены на нефть отказываться от социальных обязательств нельзя, а значит, придется резать инвестрасходы бюджета.

«Получился хороший разговор: Набиуллина назвала развилки, а Путин показал, что в теме и материале. Но наличие здравой экономической позиции позволяет говорить, что эти семь развилок — не конец истории. Например, ничего не говорится о протестных настроениях или о второй рецессии в Европе или в мире. При крушении финансовой системы и повторения сжатия 2008 года придется заново писать развилки», — сказал глава Института современного развития Игорь Юргенс. «Хорошо, что поговорили, но об этих развилках надо было думать раньше, тогда бы возможностей для маневра было больше. Если изменится внешняя конъюнктура, то будет не до приватизации, нас просто не будет устраивать цена, по которой согласятся покупать активы», — приводит пример директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.