Венчурные «Рога и копыта»

Госденьги, выделенные на развитие инновационной экономики, уходили на Запад или вкладывались в банки

Екатерина Мереминская 24.02.2009, 21:50
Кирилл Лебедев

Деньги, которые выделялись государством на развитие инновационной экономики, уходили на счета компаний, зарегистрированных в США, или вкладывались в банки под процент. К такому выводу пришла Генпрокуратура после проверки Российской венчурной компании. Теперь на инновационный прорыв надеяться не приходится.

30 млрд рублей, перечисленные государством ОАО «Российская венчурная компания» (РВК), расходовались неэффективно — с таким заявлением об итогах проверки во вторник выступила Генеральная прокуратура. А генпрокурор Юрий Чайка обратился к премьер-министру Владимиру Путину с предложениями по дополнительному урегулированию венчурной деятельности, а также «о целесообразности дальнейшей деятельности компании в условиях мирового финансового кризиса и сокращения бюджетных расходов».

«В течение 2007–2008 годов было сформировано шесть закрытых паевых инвестиционных фондов особо рисковых инвестиций, в которые внесено 8,5 млрд руб. (4,1 млрд руб. внесла РВК). Из них 6 млрд фондами размещено на депозитах в банках», — отмечается в сообщении. На 20 января 2009 года на депозитах было размещено 85% уставного капитала компании, что дало более 2,5 млрд руб. дохода за 2008 год.

РВК и ее фонды не заинтересованы в реализации венчурных проектов, делает вывод прокуратура, ведь размещение денежных средств на депозитных счетах в банках приносит гораздо большую прибыль.

А этой прибылью к тому же компания имеет возможность самостоятельно распоряжаться. Также в ходе проверки выяснилось, что уставный капитал РВК был сформирован за счет бюджетных средств путем размещения дополнительных обыкновенных акций, цена которых была выше их номинальной стоимости. В результате чего казна недополучила 1,78 млрд руб.

Но это еще не все. В целом ряде случаев средства направлялись в уставный капитал компаний, образованных с иностранным участием. Из 1,7 млрд рублей, перечисленных за два года, почти половина пошла именно в такие организации.

«Денежные средства, предназначенные для развития инновационной экономики РФ, перечислялись в США на счета зарегистрированных там компаний», — установила Генпрокуратура.

При этом иностранные получатели имели явные признаки фиктивности. Как указывает прокуратура, «уставный капитал некоторых из них минимален, а в одной на момент проверки работал только один человек», «выявлен и факт перечисления средств российской компании, собственник которой умер до обязательной перерегистрации и постановки на учет предприятия в налоговой инспекции».

«Государство не получило от этих проектов прибыли и инноваций», — резюмирует Генпрокуратура.

РВК обвинили и в расточительстве. Расходы на собственные нужды работников компании за 2007 год составили 107 млн руб., из них на зарплату 35 сотрудникам ушло 36 млн руб. Эту цифру Генпрокуратура сравнивает со статьей расходов госбюджета на содержание школ-интернатов (99 млн руб.). А в 2008 году расходы на собственные нужды РВК увеличились до 290 млн руб., вдвое превысив «расходы Роснауки на реализацию федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса РФ на 2007–2012 гг.».

Прошлась Генпрокуратура и по Минэкономразвития — все эти злоупотребления стали возможны «в связи с отсутствием должного контроля» со стороны ведомства Эльвиры Набиуллиной.

Главный обвиняемый — РВК — уверяет, что узнал о претензиях к себе из пресс-релиза. «Официальных документов в адрес РВК не поступало», — заявил «Газете.Ru» пресс-секретарь госкомпании. Более того, по его словам, «справка Генпрокуратуры по итогам проведенной проверки не содержит данных о нарушениях». Ссылаясь на все это, РВК настаивает, что не готова отвечать на не предъявленные ей обвинения.

Это не первый скандал с участием РВК. В 2007 году государственный венчурный фонд оказался в партнерских отношениях с «Финансгрупп», владельцем которой был скандально известный Олег Шварцман. Этот бизнесмен поведал в интервью газете «Коммерсантъ» о том, что занимается «бархатной реприватизацией», то есть отбирает предприятия у владельцев в пользу государства.

Претензии к венчурной компании могли возникнуть и раньше, признают опрошенные «Газетой.Ru» эксперты. «У нас, если размещаешь деньги, то обвиняют в коррупции, если не размещаешь — в неэффективности», — отмечает заместитель гендиректора Центра политтехнологий Алексей Макаркин. «Рискованные проекты всегда могут оказаться невозвратными. И поэтому они могут быть ширмой для злоупотреблений. Очень трудно определить грань между финансовой махинацией и реальными рискованными вложениями», — признает депутат от «Справедливой России», член комитета по финансовому рынку Госдумы Анатолий Аксаков.

«РВК оказалась заложницей той системы, с которой она была сформирована. Двухуровневая структура инвестирования делала необходимым поиск частных соинвесторов. А они, в отличие от государства, оказались не готовы вкладывать в рискованные проекты на ранней стадии,

все-таки они частники, им нужны хоть какие-то гарантии. Поэтому наблюдался дефицит проектов, поэтому деньги оставались на счетах», — объясняет глава бизнес-объединения «Деловая Россия» Борис Титов.

Но злоупотребления вскрылись именно сейчас, и эксперты не могут не связать это с кризисом. «Подобные проекты создавались в расчете на совсем другую экономическую ситуацию. Теперь, очевидно, что-то будут сокращать, что-то упразднять. Обвинения в адрес РВК могут поставить вопрос о дальнейшем существовании государственного венчурного фонда. И стать прецедентом», — считает Макаркин. Впрочем, как отмечает Титов, сейчас и без Генпрокуратуры сокращают бюджеты Роснанотеха и даже возвращают обратно уже выданные из бюджета деньги.

С другой стороны, власти не раз говорили о намерении получить выгоду от кризиса, диверсифицировать экономику, занять выигрышные позиции на мировом рынке. Без инвестиций в новые разработки такое будет сложно, отмечают эксперты. «Надеюсь, это не означает сворачивания программы венчурных инвестиций.

Венчурные проекты — основа технического прорыва. Тем более что этот проект заложен в стратегии развития до 2020 года»,

— напоминает Аксаков. «Если РВК расформируют, это будет очень печально. Кризис кризисом, но он когда-то кончится. А если мы сейчас расформируем единственный имеющийся инструмент для перехода на инвестиционную экономику, боюсь, что мы не уйдем от экспортной зависимости никогда», — говорит Титов.