`

«Чувствую себя сверхчеловеком, играя злодеев»

Джесси Айзенберг о работе в фильме «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости»

Елизавета Чаленко 24.03.2016, 08:59
Актер Джесси Айзенберг Atlas Entertainment
Актер Джесси Айзенберг

Актер Джесси Айзенберг рассказал «Газете.Ru» о работе в фильме «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости» и поездке в Якутск со своей русской девушкой, а также обсудил психологические травмы своих героев и отношение к Владимиру Путину.

Сегодня Джесси Айзенберг — один из самых ярких и востребованных актеров Голливуда. Прорвавшись в высшую лигу благодаря роли Марка Цукерберга в «Социальной сети» Дэвида Финчера шесть лет назад, он не сбавляет оборотов. Айзенберг — актер-хамелеон, способный к любым перевоплощениям и не чурающийся ни блокбастеров, ни независимых картин. Мы встречаемся на съемочной площадке фильма «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости», в которой Джесси сыграл злодея Лекса Лютора. В отличие от Джина Хэкмена, с которым ассоциируется этот персонаж у поклонников классического «Супермена», Айзенберг сделал своего героя более нервным, инфернальным, а главное — обаятельным. При встрече актер внимательно смотрит в глаза и проявляет себя отличным, внимательным собеседником, готовым взять инициативу в беседе. Так и происходит в нашем случае: как только включился диктофон, первый вопрос прозвучал от самого Джесси.

— Вы из России? Из какого города?

— Из Москвы.

— Надо же, а я вот недавно ездил в путешествие по России. Был в Якутске, в Санкт-Петербурге. Даже в деревне Запорожье! Вы там были?

— Неужели?! Нет, никогда не была.

— Вот. Это потому что вы — гражданка России. Туристы всегда знают страну лучше, чем ее граждане. А вы видели когда-нибудь сугробы в Якутске? Это же что-то невероятное! Только я не знал, как по ним ходить.

— Так вам валенки нужны. А что вы делали в России?

— Путешествовал со своей девушкой. Ее семья живет в Сибири. Перед поездкой я установил на телефон приложение, обучающее русским фразочкам вроде «Моя девушка любит есть яблоки». (Смеется.) Скажи, а как в России относятся к Владимиру Путину?

— По-разному.

— Я вообще интересуюсь политикой. Мне нравится обсуждать мировых лидеров и дискутировать на тему того, кто как распоряжается своей силой. Всегда самому надо убедиться, кто тиран, а кто нет. Как-то мы поехали в Мексику и начали следовать за президентом, чтобы проверить, чем он занимается в повседневной жизни. Однажды мы заметили, как он раздает еду бездомным. При этом делал он все это не для телекамер, а просто так. Я был восхищен. Я понял, что «тиран» — громкое слово, используемое в основном для антипропаганды.

— Ваш герой в «Бэтмене против Супермена» тоже злодей в глазах окружающих. Расскажите, как вы вживались в роль?

— Я всегда стараюсь максимально прочувствовать персонажа, настолько сильно, чтобы слиться с ним воедино. При подготовке к роли я много размышлял о людях, у которых слишком много силы (как у Супермена) и которые используют ее только для разрушения. Пытался проанализировать свою зависть к ним и к их способностям, потому что мой герой завидует Супермену, его народной любви.

В обычной жизни мы пытаемся подавить в себе зависть, злобу, желание власти, а моей задачей было выпустить их наружу.

Первый раз в жизни я не думал о том, как быть примерным гражданином и, надо признать, чувствовал определенное облегчение. Кроме того, было интересно исследовать теологию, мифологию, которыми увлекается Лютор. Супермен выставлен в фильме в роли Бога, но он Бог, похожий на ядерное оружие, которое в миг может уничтожить все вокруг. Поэтому мой герой уверен, что его надо остановить, и считает себя спасителем всей человеческой расы, чувствует свою миссию.

— Что вы чувствуете, играя злодеев?

— Чувствую себя сверхчеловеком. Я всегда считаю себя главным героем, заставляю себя поверить в то, что мой герой поступает правильно, что он хороший парень. Ведь даже жестокие люди верят в то, что делают что-то нужное для человечества, и Лекс Лютор тоже не считает себя злодеем. Самой сложной задачей для меня было придать герою обаяния, чтобы запутать зрителя, заставить его очароваться и недоумевать, кто же Лекс — хороший парень или чудовище и психопат.

— Имело для вас значение, что режиссером будет именно Зак Снайдер?

— Не особенно. Прежде всего меня зацепил сценарий. Мне достался интересный персонаж, совершенно реальный, нешаблонный. Что же касается конкретно этой вселенной, то я до сих пор не понимаю одного: как люди не могли распознать в Кларке Кенте Супермена? У него ведь никакой маскировки, кроме очков!

— Фанаты комиксов сейчас естественным образом делятся на сторонников Бэтмена и Супермена. Кто вам ближе?

— Я стараюсь мыслить так же, как и мой персонаж. Лекс видит в Бэтмене соперника, но понимает и то, насколько они похожи: оба сироты, оба миллиардеры, которые сами всего добились. А Супермен — тот, кто вмешивается в дела обоих. В общем, мне ближе Бэтмен, у нас есть общий враг — Супермен. С другой стороны, я понимаю зрителей, которые считают Бэтмена богемным миллиардером-эгоистом и переходят на сторону Кларка Кента.

Джесси бежит к своему телефону и просит помочь ему с чем-то. Оказывается, сработало одно из десятка приложений, обучающих русскому языку. Загадочный голос то и дело повторяет странные фразы вроде «А ты за коммунизм?» или «Наливай и побольше!», которые Джесси нужно повторить с правильной интонацией. «Простите, я не могу пропустить сеанс».

— Если абстрагироваться от вашей близости с Лексом, для вас лично он чистое зло?

— Думаю, он, конечно, ужасный, но у него есть весомые поводы делать то, что он делает.

Он искренне уверен, что пытается предупредить людей об опасности, и именно поэтому зрители чувствуют к нему симпатию, аутсайдеры всегда ее вызывают, даже если они при этом параноики, которые повсюду видят угрозу.

— Есть еще персонажи комиксов, которых вы бы хотели сыграть?

— Нет, потому что я не читаю комиксы. Мне пришлось прочитать несколько при подготовке к фильму, и когда я читал их, то понял, что Лекс Лютор — самый интересный персонаж в этой истории. Он умеет быть разным. С одной стороны, очень обаятельная публичная личность, филантроп. С другой — человек, полный ярости, неуверенности в себе, избалованный психопат.

— Если бы вы могли получить сверхъестественную силу, какую бы выбрали? Или остались бы человеком?

— М-м-м.. Хотел бы я, чтобы у меня было больше энергии. Но кофе сделает за меня эту работу. А если серьезно, я все-таки хотел бы остаться человеком.

— Вы специально выбираете сложных героев, страдающих от психологических травм?

— На самом деле в сценарии все это прописано далеко не всегда, но я непременно стараюсь найти надлом у каждого своего героя, даже если по сюжету этой травме не суждено проявиться. К счастью, «Бэтмен против Супермена» как раз сфокусирован на странности и эксцентричности моего героя.

— Что бы вы делали, если бы Супермен оказался в нашем мире?

Я в это не верю, ведь я — взрослый человек (делает серьезное лицо). Но вообще, надеюсь, Супермен не увидит наш фильм, если окажется здесь, ведь тогда он меня сразу убьет, не поняв, что я всего лишь актер. (Смеется.)

— У вас есть роль мечты?

— Нет, я предпочитаю полагаться на судьбу. Сейчас объясню.

Я, например, никогда не думал, что сыграю интересного злодея в многомиллионном блокбастере, но мне повезло. Если не загадывать, реальность превосходит ожидания.

— Ваши фильмы очень разные, есть любимый жанр?

— Я снимался в «Бэтмене» одновременно с фильмом «Громче, чем бомбы», где играл с Изабель Юппер. Эта картина сильно отличается от «Бэтмена», при этом принцип работы для меня совершенно не менялся: и там и там я играл одинаково. В фильме «Громче, чем бомбы» я играю героя, который оставляет жену, детей, чтобы пережить смерть матери. А в фильме Зака Снайдера я пытаюсь убить Супермена, потому что оплакиваю свое детство. Это одна и та же тема, просто разные подходы.