Будто с нами беда

В прокате «Холодный фронт» Романа Волобуева

Ярослав Забалуев 16.01.2016, 11:54
Кадр из фильма «Холодный фронт» imdb.com
Кадр из фильма «Холодный фронт»

В прокате новогодняя мелодрама «Холодный фронт» — полнометражный режиссерский дебют экс-кинокритика Романа Волобуева.

Илья (Александр Молочников) и Саша (Дарья Найшуллер) живут в домике друзей где-то в нормандской глуши. Пасмурно, приближается Новый год. Саша уезжает по делам, на берег выбрасывает шерстистое чудо-юдо — то ли овцу, то ли динозавра. Илья, поняв, что создавать видимость умственной работы больше не перед кем, выбирается в город, где встречает пьяненькую Машу (Светлана Устинова), которая вдруг оказывается старой подругой Саши и теперь совершенно не собирается уезжать. Понятно, что встретить Новый год так, как хотелось бы его провести, уже не удастся.

Несколько лет назад топовый кинокритик журнала «Афиша» Роман Волобуев с помпой оставил журналистскую карьеру и заявил, что собирается, наконец, реализовать давнюю мечту — стать кинорежиссером.

По этому поводу он раздал некоторое количество интервью, признавшись, что о художественной карьере мечтал давно, а критическую расценивал как затянувшийся промежуточный этап перед началом полноценной жизни в искусстве. Не найдя поначалу денег ни на один из задуманных авторских проектов, Волобуев дебютировал пилотом сериала «Завтра», который так и не вырос в первый художественный проект телеканала «Дождь». История о том, как российская оппозиция неожиданно для себя пришла к власти, была придумана как лихой анекдот, но реализация подкачала, натолкнув на банальную мысль о том, что пример экс-критиков Жан-Люка Годара и Франсуа Трюффо уже поломал жизнь не одному начинающему режиссеру. Впрочем, сериальный пилот жанр технический, скорее заявка для продюсеров и инвесторов, чем полноценное произведение, и

«Холодный фронт» в этом контексте должен был стать настоящим дебютом, от которого коллеги и читатели автора ждали прорыва или провала.

Кадр из фильма «Холодный фронт» imdb.com
Кадр из фильма «Холодный фронт»

Ни тем ни другим картина в итоге так и не стала. После упомянутых попыток снять авторский фильм Волобуев взялся за сценарий, придуманный Дарьей Найшуллер (Чарушей) и Светланой Устиновой, а сам выступил в роли редактора и постановщика (в титрах так и написано – «постановка»). «Холодный фронт» — это мутноватая по ритму мелодрама на троих, растянутая на полтора часа «сцена из интимной жизни», в которой затемнения вместо постельных сцен и пасмурные пейзажи занимают едва ли не более значительное место, чем перемещения героев в пространстве.

Сюжет здесь ограничен завязкой, а развитие заменяют повисающие в воздухе фразы и туманные трактовки намеченного пунктиром любовного треугольника: незваная гостья периодически ведет себя то как психопатка, а то и вовсе как бесноватая. Впрочем, ни одна из этих линий не доведена до конца, будто холод Ла-Манша не позволяет тревожной ситуации дойти до настоящей точки кипения.

При этом сказать, что наблюдать за происходящим на экране мучительно или даже как-то особенно скучно, нельзя.

С содержанием здесь явные проблемы, но их компенсирует стилистическое единство, которое выдержано на всей полуторачасовой дистанции. Тем, кто имеет представление о волобуевском стиле письма, будут, вероятно, очевидны вписанные в сценарий характерные остроты, но даже они не слишком мешают и вполне вписываются в эстетику болтливого среднеевропейского кино про отношения. Кроме того, это весьма достоверное кино, режиссер, судя по всему, снимает о том, что хорошо знает — герои толком не прописаны, но узнаваемы и оттого выглядят живыми.

Каждый житель столиц так или иначе сталкивался в своей жизни с красивыми молодыми людьми, пытающимися заполнить внутреннюю пустоту и недостаток принципов вялыми аллюзиями и несколько судорожной активностью — от утреннего бега до вечернего неловкого адюльтера. Иными словами, «Холодный фронт» вполне художественно и точно отражает некоторую пусть и не особенно приятную или даже занимательную сторону российской действительности — для отечественного кино это вроде как уже немало.