Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Тендер имени Пушкина

Назван победитель на архитектурную концепцию музейного городка: что будет с ГМИИ?

Наталия Митюшева 26.06.2014, 15:08
__is_photorep_included6086217: 1

Объявлен победитель архитектурного конкурса на концепцию развития ГМИИ им. А.С. Пушкина. Им стало архитектурное бюро «Проект Меганом», возглавляемое Юрием Григоряном. Его проект поддержали почти все — от руководства ГМИИ до строгих градозащитников из «Архнадзора». «Газета.Ru» прошла по району Волхонки и узнала, как будет развиваться музейный городок ГМИИ.

Музейный городок ГМИИ им. А. С. Пушкина — один из долгих и резонансных архитектурных проектов. Завещанную в начале ХХ века создателем музея Иваном Цветаевым идею городка приняла к реализации директор институции Ирина Антонова уже в конце ХХ-го и продолжает новый директор Марина Лошак. За проект брался знаменитый британец Норман Фостер, но его проект предполагал слишком масштабные изменения исторической территории Волхонки. Скандалы вокруг музейного городка и проекта Фостера растянулись на несколько лет, деньги и время уходили, и, очевидно, было принято решение задействовать в этом проекте российских архитекторов.

Выбирали, как сегодня полагается, на архитектурном конкурсе из трех претендентов. Жюри, состоявшее из московских чиновников, искусствоведов, архитекторов под руководством главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, оценивало концепции бюро «Проект Меганом», ТПО «Резерв» и «Сергей Скуратов Architects», а по сути, выбирало архитектора нового копмплекса ГМИИ — Юрия Григоряна, Владимира Плоткина или Сергея Скуратова.

Пресс-служба

По словам директора музея Марины Лошак, идеи и видение музейного городка Юрия Григоряна оказались ей наиболее близки по духу. Видимо, не только ей: по словам Лошак, многие поставили самые высокие оценки «Проекту Меганом».

Мы прогулялись по району Волхонки и узнали, какой территория музейного городка была, какая она сейчас и какой станет в результате реализации концепции Юрия Григоряна. А искусствовед и градозащитник Анна Броновицкая прокомментировала его проект.

Исходные данные

«Газета.Ru»/Артем Сизов

Музейный городок — это 105 тыс. кв. метров и 27 зданий, вписанных в три квартала по Волхонке. Его территория ограничена Волхонкой, Колымажным, Малым и Большим Знаменскими переулками.

На самом деле проект Музейного городка ГМИИ реализуется давно. Вокруг музея уже сформировался комплекс зданий ГМИИ — Галерея личных коллекций, образовательный центр «Мусейон», реставрационные мастерские и т.п. Работы ведутся и сейчас: Колымажный переулок перекрыт в связи с прокладкой инженерных коммуникаций, расчищается и участок под единственное строительство на этой территории Волхонки.

Всего на реализацию проекта выделено 22 млрд руб., а закончить ее планируется к 2020 году.

Анна Броновицкая: Если относиться к охранному законодательству строго, то на этой территории строить ничего нельзя: это охранная зона. Поэтому все три проекта, представленные на конкурсе, нарушают ограничения в той или иной степени. Видимо, будет какое-то специальное постановление, разрешающие строительство на этой территории. Должна сказать, что при этом все три проекта в большей степени учитывают условия местности, чем проект Фостера. Из них самый радикальный во всех отношениях — проект Сергея Скуратова.

Кремлевская бензоколонка

«Газета.Ru»/Артем Сизов

Легендарная кремлевская бензоколонка на Волхонке была построена в 1930-х годах. Авторство этой одной из старейших АЗС в Москве приписывают известному советскому архитектору Алексею Душкину, автору Детского мира на Лубянке, высотки на Красных Воротах и нескольких самых красивых станций метро — «Кропоткинской», «Площади Революции», «Маяковской». Бензоколонка не просто старейшая постройка подобного типа в столице, но и единственный элемент Дворца Советов, который должны были построить на месте взорванного храма Христа Спасителя.

Вместо дворца построили бассейн, потом восстановили храм, а бензоколонку не трогали. По проекту Нормана Фостера именно на ее месте планировалось строительство «пятилистника» — грандиозного футуристического строения ГМИИ. Но сейчас бензоколонка получила статус «вновь выявленный объект» культурного наследия, да еще находится на территории исторических памятников, так что никакого строительства на ее месте пока не планируется.

Юрий Григорян предложил сделать из нее своеобразный музейный объект, накрыв ее стеклянным колпаком. Предполагается, что в этом павильоне можно будет проводить встречи и лекции. Под АЗС будет построена небольшая подземная автостоянка: музей рассчитывает, что большинство посетителей будут приезжать в городок на общественном транспорте.

Анна Броновицкая: Меня подкупило, что Григорян сохраняет историческую липовую аллею, которая соединяла сад Первой мужской гимназии с улицей Волхонкой. Это не охраняемый объект, но с ним стоит считаться. Стеклянный павильон над бензоколонкой мне не нравится, но кажется допустимым; при необходимости его можно легко демонтировать.

Проект Плоткина (ТПО «Резерв») тоже хорош тем, что он сохраняет бензоколонку, которая превращается в киоск. Однако при этом в этом проекте перепланируется зеленая территория рядом с бензоколонкой, где находится липовая аллея.

Скуратов в своем проекте убирает бензоколонку и аллею, для него все это несущественно, все это приносится в жертву архитектурному решению. На месте бензоколонки он делает большой входной павильон, насыщенный всевозможными функциями для посетителей. Сама по себе архитектурная идея Скуратова понятна, но слишком агрессивна для исторической среды Волхонки.

Главная стройплощадка

«Газета.Ru»/Артем Сизов

«Газета.Ru»/Артем Сизов

Вся территория музейного городка ГМИИ им. Пушкина — охраняемая историческая зона с культурными и историческими памятниками — от заборов до усадеб. На фотографии вверху справа за деревьями виднеется главное здание музея, там проходит Колымажный переулок. Только здесь, на пустыре за парадными фасадами Волхонки, планируется единственное строительство в музейном городке. По данным музея, он остро нуждается в депозитарии и реставрационном центре. Здание под них и будет построено здесь.

Пресс-служба

Комплекс, который придумал Юрий Григорян, называется «Агора». Это достаточно лаконичное по форме архитектурное произведение с полупрозрачными фасадами. Архитектор достаточно уважительно относится к преимущественно «классической» застройке территории: новые здания не смотрятся футуристическим или постмодернистским знаком препинания в контексте исторической застройки Москвы.

Анна Броновицкая: Основная претензия к кураторскому и архитектурным проектам заключалась в том, что они не сохраняют флигеля дома Верстовского, которые почему-то не являются охраняемыми объектами. Григорян их сохраняет. Кроме того, в его проекте мне очень нравятся фасадные решения новых корпусов, которые будут строиться. Они представляют собой тонко нарезанный мрамор, который пропускает свет внутрь и наружу. Проблема заключается в том, что один из трех новых объемов, связанных только подземными пространствами, превышает высотный регламент (и вообще очень крупный). При этом не очень понятно, как он будет использоваться. Это надо будет дорабатывать.

Проекты Скуратова и Плоткина не предполагают сохранения флигелей дома Верстовского. Плоткин оставляет фасад (или кусочек фасада) одного из них. При этом основная постройка, которую предлагает Плоткин, куда перемещается большая часть новых функций музея, дробная. Это хорошо: так она не давит на историческую застройку вокруг. Кроме того, это здание, единственное из трех проектов, вписывается в высотные регламенты. Но в архитектурном плане постройка довольно активна и, на мой взгляд, не очень хорошо сочетается с окружением. Если бы это была блестящая архитектура, то это было бы простительно. Но тут ее нет.

Скуратов собирает все новые функции в один параллелепипед, который как бы надстраивается вторым рядом по Волхонке в сторону Кремля. Сам по себе этот объем довольно эффектный, там хорошо продуманы музейные функции. Там, наверное, можно делать роскошные выставки. Но он подавляет окружение и даже само историческое здание музея.

Дом Стуловых

«Газета.Ru»/Артем Сизов

В квартале, ограниченном Волхонкой, Колымажным и Малым Знаменским переулками, особенно выделяется здание доходного дома Стуловых, которое построили в 1913–1914 годах. Дом спроектирован архитекторами В. Дубовским и Н. Архиповым в стиле модерн и оформлен художником И. Нивинским (занимался, например, росписью залов Малого театра и Траурного зала мавзолея Ленина). Изначально здесь квартировали офицерские семьи, поэтому во многом лепнина, барельефы и прочий декор соответствуют военной тематике: шлемы, мечи, боевые кони до сих пор украшают парадный холл и квартиры дома. Особенно ценны потолок и стены парадного холла, украшенные живописными панно столетней давности.

Сегодня здание принадлежит ГМИИ. Сейчас в нем размещена администрация музея, но в течение года дом закроется на капитальный ремонт и реконструкцию: в восьмиэтажном доме планируется открыть библиотеку ГМИИ (она насчитывает около 500 тыс. единиц хранения). Здесь же будет выставочное пространство, на котором планируется разместить и часть экспозиции графики (более 380 тыс. рисунков). Сейчас Дом графики ГМИИ находится напротив главного здания музея по Колымажному переулку, в небольшом доме В. А. Глебовой, построенном в стиле позднего классицизма архитектором Ф. Шестаковым. Кстати, по легенде, описывая парадную лестницу дома Фамусовых в «Горе от ума», А. Грибоедов имел в виду именно лестницу в холле дома Глебовой.

Усадьба Голицыных

«Газета.Ru»/Артем Сизов

Справа на фотографии угол Волхонки и Малого Знаменского переулка, усадьба Голицыных. Именно здесь останавливалась Екатерина II со своим двором во время приезда в Москву. Во второй половине XIX века здесь были квартиры, одну из которых снимал А. Н. Островский, а соседнюю — вождь славянофилов Иван Аксаков. По соседству проживал идеолог «западников» Борис Чичерин. А в начале XX века усадьбу купило Московское художественное общество — она стала приютом для многих художников: здесь, к примеру, некоторое время проживал Василий Суриков. Писатели здесь тоже «прописались»: часто приезжал Иван Бунин, а в 1911 году поселился Борис Пастернак, который прожил на Волхонке 25 лет.

В советское время на месте одного из флигелей построили Кремлевскую АЗС, главное здание усадьбы передали Институту философии РАН, а в угловом доме находилась Галерея искусства стран Европы и Америки XIX — XXI веков ГМИИ им. Пушкина. Сегодня главный дом усадьбы тоже передан музею, а Институт философии переезжает — Галерея нового искусства будет расширяться, ГМИИ планирует активно формировать экспозицию по современному искусству.

Усадьба Вяземских-Долгоруких

«Газета.Ru»/Артем Сизов

В усадьбе Вяземских-Долгоруких по Малому Знаменскому переулку родился поэт Петр Вяземский, который часто вспоминал свои пенаты, ведь здесь собирался цвет литературной и ученой Москвы. А в конце XVIII века здесь обосновался Карамзин, женившись на внебрачной дочери князя Вяземского. Через некоторое время после смерти хозяина усадьба перешла Долгоруким.

Интересен коттедж в углу усадьбы, выделяющийся среди всей классической красоты Волхонки своими «нерусскими» линиями. Это не флигель усадьбы XVII — XIX веков, а копия дома Фридриха Энгельса в Манчестере. В 1920-е годы в усадьбе Вяземских-Долгоруких размещался Музей марксизма-ленинизма.

Сейчас на территорию усадьбы не пускают, однако видно, что главный дом пока находится в плачевном состоянии. Впрочем, план реставрации и реконструкции усадьбы под музейные нужды уже давно есть, и, кажется, к его реализации приступают. В главном доме усадьбы разместится Галерея старых мастеров (сейчас музей экспонирует лишь 1% своей коллекции старого искусства). А «дом Энгельса» станет Домом директора, с залом для проведения встреч.

Немузейные объекты

«Газета.Ru»/Артем Сизов

На фотографии одно из немногих зданий трех кварталов Волхонки, которое не принадлежит ГМИИ им. Пушкина. Это церковь Антипия на Колымажном дворе, построенная не позднее XVI века. В 1980-х и 1990-х церковь реставрировалась, но не сохранила изначальный облик. Сейчас здесь действующая церковь с уникальным, совершенно «коровинским», московским двориком: деревянная пристройка, которую «охраняет» семейство кошек и тишина старой, неавтомобильной Москвы. Все это еще можно застать в Колымажном переулке.

Кроме церкви Антипия и Кремлевской АЗС в музейный городок ГМИИ вклинится и городская усадьба Лопухиных, семьи первой жены Петра I Евдокии Лопухиной, в Малом Знаменском переулке. Это красивейшее классическое здание с дворами входит в Золотое кольцо Москвы, сейчас здесь находится Музей им. Н. К. Рериха и Международный центр Рерихов.

Еще одна немузейная усадьба прямо в центре планируемого музейного городка — дом Долгоруких — Румянцева-Задунайского, по адресу Волхонка, 16. В 1755 году здесь размещалась свита Екатерины II, прибывшей в Москву по случаю заключения мира с турками. Конкретно в этой усадьбе жил Павел I. Здесь же много позже размещалась первая в городе мужская гимназия, а после революции — различные ведомства, последним из которых стало Министерство удобрений. После усадьба была приватизирована и сейчас находится в частном управлении.

Общественные пространства

«Газета.Ru»/Артем Сизов

Вся территория музейного городка ГМИИ — это достаточно хаотичное нагромождение домов и домиков, уютных двориков и запутанных переходов. И главной задачей для архитектора городка станет объединение всех разнохарактерных объемов и пространств в единое целое вокруг главного здания музея.

Для этого Григорян решил сделать Колымажный и Малый Знаменский переулки пешеходными. Территория городка будет замощена в едином стиле. Появится несколько открытых пространств — площадей для проведения концертов, встреч и просто досуга: люди, по замыслу организаторов конкурса, будут приходить в Музейный городок просто так, для отдыха и общения. Для этого же предусмотрены кафе и магазин.

У городка будет развитая подземная инфраструктура. Крупные галереи соединятся подземными переходами, в которых также можно проводить выставки.

Пресс-служба

Пресс-служба

Анна Броновицкая: В проекте Григоряна хорошо решены общественные пространства. Но там есть один спорный момент. На визуализациях в них помещены некие условные объекты искусства — мраморные головы. В реальности в Пушкинском музее нет таких экспонатов, а даже если бы и были, их нельзя выставлять на открытом воздухе. Тут надо заказывать скульптуры, которые становятся частью дизайна.