Кого слушает президент

Джакартская жара. Продолжение

В прокате «Рейд 2» — продолжение нашумевшего индонезийского боевика, снятого британцем Гаретом Эвансом

Егор Москвитин 28.03.2014, 15:54
Кадр из фильма «Рейд 2» kinopoisk.ru
Кадр из фильма «Рейд 2»

В прокат вышел «Рейд 2» Гарета Эванса — вторая часть знаменитого боевика, три года назад заставившего весь киномир заговорить об индонезийском кино.

Спецназовец Рама (Ико Ювайс), выживший после резни в джакартской высотке в первом «Рейде», получает новое задание: внедриться в криминальный синдикат и вычислить продажных полицейских, сотрудничающих с верхушкой мафии. Чтобы сойти за своего, Рама садится в тюрьму, завоевывает доверие наследника преступной империи Юко (Арифин Путра) и после выхода на свободу спустя пару лет становится его правой рукой. Кроме отца Юко Джакарту контролируют еще минимум три банды — две индонезийские и одна японская.

Из-за амбиций молодых гангстеров в городе начинается настоящая гражданская война, на фоне которой бойня первой части «Рейда» кажется демоверсией для продюсеров.

В каком-то смысле так оно и есть: сценарий 150-минутного «Рейда 2» с его многофигурными интригами англичанин Гарет Эванс, осевший в Индонезии, написал задолго до оригинального фильма. Но чтобы рынок поверил в потенциал истории, пришлось снять 100-минутную первую часть, предельно простую с точки зрения сюжета. Вместо драмы в ней была безупречная логика видеоигры — бойцы спецназа должны были очистить от мафии тридцать этажей проклятого небоскреба.

Для отвыкших от настоящих боевиков российских и западных зрителей это, выражаясь в терминологии писателя Евгения «Адольфыча» Нестеренко, «огненное погребение» было настоящим шоком: мы уж и забыли, что на экране возможна такая мясорубка, такие перестрелки, такие драки. Какой уж там «Крепкий орешек».

Грандиозный успех фильма, увы, немного сбил Эванса с толку: сначала он поехал в Голливуд снимать продолжение проходного ужастика «З/Л/О», а затем все же реализовал давний план превратить «Рейд» из камерного фестиваля боевых искусств в большую гангстерскую драму.

Первая часть по темпераменту была чем-то средним между «Горячими новостями» Джонни То и «300 спартанцами» — бескомпромиссной городской войной, затапливающей кровью первые ряды кинозалов.

Во вторую зачем-то пробралась драма из гонконгской «Двойной рокировки» (исходника «Отступников» Скорсезе) и целый зоопарк харизматичных гангстеров из фильмов Такеши Китано (а то и нашего «Антикиллера»).

Все это можно было бы стерпеть, если бы Эванс не решил укомплектовать и без того до зубов вооруженный фильм всевозможными клише, от которых давно отказались даже апологеты апологетов Тарантино.

Здесь есть, например, бомж-ниндзя с трагической судьбой и острой катаной. Глухонемая девушка в черных очках и короткой юбке, вооруженная двумя молотками.

Киллер с бейсбольной битой, который просит жертв подкинуть мячик. Немолодой мастер боевых искусств. Хромой гангстер, никогда не снимающий кожаные перчатки и очки, — разумеется, большой любитель философских бесед. Криминальные боссы старой школы, вежливо раскланивающиеся друг перед другом, прежде чем начать войну. Глубоко законспирированные агенты. Бездарные организаторы внедрения. Жена, которая годами ждет мужа домой. Кровь на снегу, пролитая по музыку Генделя, прежде звучавшую только у Кубрика. Камера, тоскливо наблюдающая за высокой травой, на которую вот-вот брызнет кровь. Медленные наплывы на героев, как будто кто-то тычет оператору в висок холодным стволом.

Два с половиной часа наблюдать, как кинематограф догоняющего развития собирает бомбу, во всем остальном мире снятую с вооружения еще в 90-х, немного неловко.

Добрую половину экранного времени здесь показывают все тот же выдающийся балет на курках, что и в первой части. А в этой дисциплине индонезийский «Рейд» с его боевым искусством пенчак-силат по-прежнему впереди планеты всей минимум на эпоху. Другие азиатские кинематографии гангстерской лихорадкой уже переболели (хотя случаются рецидивы), а в голливудских фильмах драться с такой скоростью, техникой и яростью в ближайшее время научатся разве что роботы. Но их еще не изобрели, а третью часть «Рейда» уже анонсировали.

Скорее всего, в ней уже не будет амбиций Мартина Скорсезе и Гая Ричи, но останется сама суть индонезийского боевика — жестокое, радикальное, эпическое пацанское кино. Во второй части все это тоже есть, да только вот пацаны рискуют постареть прямо во время сеанса.