Кого слушает президент

Почва вокруг биеннале

Обзор параллельной программы Московской биеннале современного искусства

Арсений Штейнер 18.09.2013, 14:49
__is_photorep_included5657401: 1

Биеннале все больше становится похожей на крупные фестивали, где параллельная программа интереснее главной. Так, на форуме современного искусства помимо основного проекта представлены выставки, которые не стоит пропускать.

Пятая Московская биеннале могла бы быть юбилейной. Об организации международной выставки в новом для города формате было объявлено десять лет назад, в 2003 году. Состоялась же она в начале 2005-го в пустовавшем тогда Музее Ленина. Однако биеннале пошла не тем путем, что предрекали ей организаторы, и о торжествах говорить не приходится. От каждой следующей все меньше ожиданий и скромнее выхлоп, каждая серия запоминается анекдотом.

Самую первую биеннале мы помним по желтой сосульке, свисавшей из дощатого сортира, который возвела во дворе Музея Ленина хулиганская группа «Желатин» из Австрии. Вторую — по постапокалиптическим лифтам недостроенной башни «Федерация». Четвертую — по ралли манекенов-инвалидов в самоходных колясках.

Проект опоздал на десяток лет, и ждать откровений от частного взгляда на искусство приглашенного куратора, который не всегда утруждал себя внимательным изучением местного контекста, быстро перестали.

Главная биеннальская выставка на некую избранную тему с участием авторов со всего мира быстро обросла местным сопровождением: сначала стратегическими проектами московских галерей, близкими теме основного проекта, а затем параллельными, отношение которых к биеннале заключалось только в том, что они открывались примерно в то же время. Конечно, не предполагалось, что основным проектом Московская биеннале и ограничится. Но масса параллельных мероприятий грозит перерасти центральное событие не только количеством, но и значимостью.

Москва переварила биеннале. И несмотря на то, что в первый раз приглашенный куратор Катрин де Зегер проявила явный интерес к местной художественной атмосфере, основной проект не станет самым интересным событием фестиваля.

Его конкурент (по крайней мере, для немного знакомого с новейшей историей искусств зрителя) — выставка «Реконструкция», которая открылась во вторник в фонде «Екатерина». Упорными усилиями одной из старейших галеристов Москвы Елены Селиной (бывш. XL-gallery) восстановлены несколько лучших выставок 1990-х годов. Хотя некоторая часть тогдашних художников и культуртрегеров продолжает работать и сейчас, то мифическое время «до арт-рынка» мало задокументировано. К концу 1990-х изменилась атмосфера, изменилось и искусство.

Выставка «Реконструкция», к которой издан каталог, — уникальная возможность увидеть, каким было русское современное искусство, пока не утеряло энтузиазм и искренность.

Через несколько дней там же, в «Екатерине», стартует второй крупный проект, также с образовательной компонентой и охватывающий приблизительно тот же период — 1987–1998 годы. Выставка «Опровергая границы. Поколение YBA» представит мощную волну «молодых британских художников», которые перевернули художественный мир в 1990-х. У нас они известны по немногим выставкам Марка Куинна и братьев Чепмен, но не как цельное явление. Выставка будет построена как ретроспектива, которая даст представление о развитии YBA.

Еще одна ретроспектива, «Метафизические технологизмы», открывается в Музее декоративно-прикладного искусства. Галерея East Meets West выставит работы графика и живописца Геннадия Трошкова с 1975 года по сегодняшний день. Фантастические биоморфные конструкции Трошкова не похожи ни на что, кроме, может быть, футуристических иллюстраций журналов «Знание — сила» давних лет. Их мощный декоративный потенциал должен служить примером другим участникам биеннале, большинство которых младше Геннадия Трошкова вдвое.

Буквально несколько месяцев назад проявилась новая тенденция, которая в концентрированном выставочном потоке биеннале показывает себя довольно ощутимо,

— явный крен продвинутых художников в антропологически-почвенные изыскания.

На биеннале проектов в этом духе достаточно. Один из самых заметных, который еще на стадии анонсов успел вызвать разные толки, — «Дух и почва» в выставочном зале на Каширке. Этот муниципальный зал — легендарное место, где в конце 1980-х проходили первые официальные авангардные выставки. Коллективная выставка под кураторством Александра Шумова, которая ставит своей задачей «исследование границ материального и мистического, истории и современности, космополитизма и патриотизма», откроется в начале октября.

Персональные проекты, близкие к почвенно-архетипической тематике, представят Владимир Анзельм («Мифозрение», усадьба Зубовых на улице Александра Солженицына) и Валентин Коржов («Археология памяти», Гоголь-центр). Скульптуры Анзельма из сверкающего угля напоминают о «первообразах», воспроизводимых сознанием независимо от органов чувств.

Коржов сделал из фарфора 16 черепов с национальными орнаментами республик СССР и поместил их в Новый Мавзолей, центр новейших оккультных практик.

Сергей Карев («Рикошет», Восточная галерея) создает из листового металла символы современности — череп, пятиконечную звезду, шлем космонавта. В одной из галерей на Винзаводе выставка «Приют для снайпера» Сергея Сонина и Елены Самородовой описывает мистическое путешествие снайпера в подмосковный лес, где русским духом пахнет. Дело происходит в «альтернативных 70-х», где авторам кажется уместнее обрести опору.

В грандиозном — больше по задумке, чем по исполнению — коллективном проекте «Тетрактис» («МосХаос», заброшенная фабрика на Бауманской, 11) художник прямо объявляется «двигателем Мировой гармонии, созидателем Чина и Лада и хранителем этического начала». Вдохновители проекта в пространстве «МосХаоса», известные мистики Сергей Ануфриев, Бронислав Виногродский и Гермес Зайготт, прямо утверждают, что

«практика современного искусства... исчерпала себя».

«Тетрактис» является скорее общей мастерской и лабораторией, чем законченной выставкой.

Ряд коллективных выставок можно отнести к «художественному краеведению». Таковы, например, «Место назначения — Карелия», раскрывающая этот регион России «во всем многообразии его историко-этнографических, природно-географических, социальных и культурных аспектов» (культурный центр ЗИЛ) и «Корни и развитие — мы». Последнюю выставку авторы описывают так: «Ряд событий, имевших место с середины 1990-х, заставил нас, японцев, пересмотреть и обновить наш образ мыслей, основанный на заимствованной современной культуре Запада, которая прочно укоренилась в нас по сей день» (Музей современной истории России). В коллективном исследовании корней принимают участие не только японцы, но также ряд русских и европейских художников.

Стараются увязать традицию и современность авторы выставки «Метаморфозы материала» в Словацком институте. Но слишком многим современность кажется не слишком стойкой. Кроме архивной выставки «Реконструкция» о 1990-х годах Елена Селина подготовила проект, посвященный искусству 2000-х. И если на прошлогодней Молодежной биеннале она с сожалением констатировала, что молодые художники со всего мира присылали в ММСИ похожие друг на друга работы, сделанные на одинаковых предсказуемых приемах, то в выставке «Невесомость», которая уже идет под ногами рабочего и колхозницы на ВДНХ,

Селина фиксирует отсутствие прорывов и стагнацию уже в отечественном искусстве последнего десятилетия.

Годы суматошных усилий по созданию художественного рынка и интернациональных звезд по готовому образцу терпят крах. Интерес представляют прежде всего оригинальные движения, выросшие на локальной почве. Такова, например, краснодарская группировка ЗИП, история которой будет показана на фабрике на выставке «Краснодар: Линии на плоскости». Хороша выставка «Соединенные Штаты Сибири», собранная новосибирским Фондом поддержки современного искусства (весной она была показана в Петербурге), стоит посмотреть и занятный проект Владимира Марина «Просто дерево жалко» в галерее «11.12» на Винзаводе.

Искусство, говорит художник, «должно быть столь же простым, что и рубка дров».

А последнюю шпильку в бок тем, кто до сих пор руководствуется лозунгом «Догнать и перегнать Запад», вставляет академический проект Государственной Третьяковской галереи «Департамент труда и занятости».

Мощные герои «сурового стиля» будут объединены в экспозиции с работами современных авторов, которые обращаются к индустриальной и производственной тематике.

Концептуальные акции 1970–1980-х годов покажут вместе с фотоотчетами о коммунистических субботниках.

И это еще не все: на вручении прошлой Премии Кандинского известный художник, родоначальник соц-арта Александр Меламид произвел фурор своим публичным покаянием. Он признался ошеломленной публике, что почти всю жизнь занимался чепухой, и отметил справедливость искусства модернизма как морального алиби для бездельников и шарлатанов.

Меламид организовал Институт по трудовому перевоспитанию художников-модернистов, и во время выставки в Третьяковке будет действовать его программа по трудоустройству творческих лиц.

Под руководством квалифицированного специалиста художники смогут приобрести дополнительную специальность слесаря-сантехника. В результате практических занятий учащиеся присоединят писсуар Марселя Дюшана к канализационным системам Третьяковской галереи, вернув эталонный образец современного искусства на его историческое место.