Стать сверхжуликом

Культура по четвергам

Вадим Нестеров 22.07.2010, 16:28
gornitsa.ru

Культура по четвергам: решение суда о выплате 7,5 млрд рублей за контрафактное издание книг Александра Беляева стало хорошим поводом поговорить о проблемах авторского права в России.

На этой неделе книжный (и не только книжный) мир страны потрясло решение Арбитражного суда Москвы, который постановил взыскать с издательства «Астрель» (входящего в издательскую группу АСТ) в пользу издательства «Терра» 7,567 миллиарда рублей.

Семь с половиной миллиардов. То есть примерно четверть миллиарда долларов.

И за что? За несколько незаконно, по мнению суда, изданных книг советского писателя-фантаста Александра Беляева, эксклюзивные права на издание которого были куплены «Террой» у дочери писателя.

АСТ в ответ заявляет, что, по мнению компании, на книги Беляева авторское право больше не действует. Писатель умер в 1942 году, и через 50 лет после его смерти, в 1992 году, все его произведения перешли в общественное достояние, потому как в 1992-м срок действия авторского права в нашей стране и составлял 50 лет.

Все это так, ехидно замечают юристы «Терры», но есть нюанс.

По нашим законам, если писатель воевал или работал в тылу во время войны, к сроку действия авторского права добавляются еще 4 года – продолжительность Великой Отечественной войны. А Беляев работал: мы нашли его заметку в газете, опубликованную в июле 1941 года, вот, читайте, черным по белому: «Труд создает, война разрушает. Нам навязали войну-разрушительницу. Что ж? Будем разрушать разрушителей…». Стало быть, плюс четыре года — и права заканчивались не в 1992-м, а в 1996-м году.

Вы скажете – ну и какая разница, второй или шестой год, главное, что сейчас его можно выпускать беспрепятственно! А вот и нет, разница большая. Дело в том, что в 1993 году наша страна увеличила срок охраны авторских прав с 50 до 70 лет для всех авторов, книги которых на момент принятия закона находились под авторским правом. То есть если «+4», то и на Беляева тоже.

Так что не до 1996 года права, а до 2016-го! Пожалте бриться!

И это действительно так и есть. Точно по такой же схеме, к примеру, не попали в публичный доступ книги «12 стульев» или «Золотой теленок». Следите за руками: первый из соавторов, Илья Ильф, умер в 1937 году, там железные «+50», а вот Евгений Петров погиб на фронте в 1942-м. Те же самые «+4», попадание под продление, и никаких вам, товарищи читатели, «издавай кто хочет, экранизируй, если приспичило» еще лет шесть. Тока за деньги!

Кстати, о деньгах. Сумма иска тоже мутит разум.

Как, откуда столько? А очень просто, объясняют истцы. АСТ выпускало контрафактного Беляева средним тиражом 30 тысяч экземпляров. Мы, совершенно законно купив права, издали его подарочным изданием за 115 тысяч рублей. Конечно, не 30 тысяч, а всего 630 экземпляров – ну а что делать, контрафактом рынок завален! Вот пусть они за каждый свой проданный незаконный экземпляр заплатят нам двойную цену нашего законного – вот и получается семь с половиной миллиардов. Судья Хохлов В. А. счел эту логику разумной и присудил АСТ платить и каяться.

Денег таких у АСТ конечно же нет. Более того, как признают сами владельцы АСТ, вся их издательская группа столько не стоит. По данным «СПАРК-Интерфакса», стоимость активов ООО «Издательство «Астрель» на конец 2009 года достигала 633,5 млн руб., ООО «Издательство «АСТ-Москва» на конец 2008 года — 149 млн руб.

— Ну и дурь! – скажете вы, а некоторые высказываются еще похлеще.

Одни кричат про российские суды, идиотические и продажные, вторые голосят про рейдерский захват крупнейшего издателя страны, а третьи плачут о бедных читателях: «Надо объявить бойкот издательству-вымогателю «Терра»! Издать на всю страну 630 комплектов по безумной цене — это убить писателя второй раз. Они, идя на поводу у своей алчности, пытались нанести урон культуре нашей страны!».

Так пишут возмущенные читатели, и на первый взгляд они правы. Действительно, вроде как все просто как колумбово яйцо: «Терра» — потерявшие совесть и чувство меры вымогатели, а АСТ – наивные лопухнувшиеся дураки, попавшие на большие деньги.

Но на самом деле у этого скандального дела есть весьма занятная предыстория, в свете которой все выглядит не столь однозначно. Но прежде два замечания.

Во-первых, следует понимать, что соперники выступают «в разном весе». Издательский рынок нашей страны устроен примерно следующим образом: есть два супермегамонстра, «Эксмо» и АСТ, фактически поделившие топовых авторов между собой; есть весьма немногочисленный подлесок издательств средней руки, подъедающие оставшиеся от дележки куски, а мелкие издательства уже почитай что и вымерли: им кушать уже нечего.

Второе обстоятельство, которое следует знать, – этот тот факт, что

в 1995 году Россия подписала Бернскую конвенцию по авторскому праву — и среди издателей страны началась Великая И Смертельная Битва По Вопросу «Доконвенционки».

Что это такое? Вопрос довольно сложный, но если упрощая и коротко, то дело обстоит примерно так. Как известно, в Советском Союзе поначалу проблемами иностранных авторов не парились – переводили и издавали кого хотели и какими хотели тиражами, никому ничего не отстегивая. Из-за рубежа нас долго призывали перестать беспредельничать, и в 1973 году мы, наконец, вняли уговорам и присоединились к Женевской конвенции по авторскому праву. Но с условием, что все начнется с чистого листа. Мол, что было, то было, и вести себя по-людски мы будем только с момента нашей цивилизованности. То есть охранять права мы будем только на те произведения, которые были опубликованы за рубежом после 1973 года.

На этом мы стояли твердо, как на каком-нибудь «с Дону выдачи нет». Принцип «до 1973-го – свобода» пережил застой, перестройку-гласность-ускорение, благополучно достался в наследство демократической России и много лет правил бал и в новой стране. И лишь с подписанием Бернской конвенции, куда более «драконовской», чем Женевская, его впервые поставили под сомнение.

Причем главными борцами за его отмену выступили именно крупные издательства.

Почему, спросите вы. Потому, что эксклюзив доходнее всеобщей доступности, покупать права дорого, а скупать их в массовом порядке могут себе позволить только те издательства, кто может выдернуть из оборота серьезные деньги без фатальных последствий – и вы уже знаете их названия. Пока вопрос был в завешенном состоянии, крупные издательства оптом закупали за рубежом права на всех тех авторов, кого еще недавно издавали все подряд по принципу «до 73-го года». А потом, едва закончилось действие «поправки Черномырдина» (в «Гугл», в «Гугл», любопытные, а то я никогда не закончу), начали эти права утверждать.

Приучать, так сказать, народ к мысли, что бывшее еще вчера бесплатным отныне будет только за деньги.

Помните нашумевший случай, когда в театрах всей страны требовали снять с репертуара «Маленького принца» Экзюпери? Это они и есть – отголоски войны за «доконвенционку».

АСТ утверждал свои права на «доконвенционных» авторов особенно жестко. Купив себе Э.-М. Ремарка, Ж.-П. Сартра, Дж. Р. Р. Толкина, Харпер Ли, Э. Хэмингуэя, Г. Гессе, У. Голдинга, К. Воннегута, Г. Миллера, А. Камю, Э. Фромма и многих других, издательство прицельно расстреливало судебными исками более мелких собратьев — вот, например, в марте прошлого года издательство «Азбука» получило от них иск по контрафактному изданию Астрид Линдгрен. Причем издательствами дело не ограничивалось – давили и на книгопродавцов. С той же Линдгрен группа АСТ тогда предупредила книжные магазины о возможных юридических санкциях за продажу этих изданий — соответствующее письмо получила крупнейшая столичная книготорговая сеть «Московский дом книги».

Более того –

примененную в «деле Беляева» формулу «цена легально изданного экземпляра умножается на тираж нелегально изданный и умножается на два» в судебный оборот ввела именно группа АСТ.

Слово председателю правления холдинга «Терра» Сергею Кондратову: «Если вы посмотрите историю дел, которые они заварили против многочисленного количества издательств, то увидите, что они сами ввели в практику такой расчет и застолбили его аж до Верховного арбитражного суда. А когда практика уже сложилась, то суд уже сильно не заморачивается — он только выясняет обстоятельства и требует доказательства. АСТ сознательно отсуживало по этой схеме огромные суммы у мелких издательств, которые и более маленькие суммы не могли себе позволить».

Причем, по словам Кондратова, практику эту утвердили не очень честным путем:

«Это было сделано достаточно хитро. Вначале они провели судебный процесс с аффилированным лицом фактически. Есть издательства, которые контролируются АСТ так или иначе, те издают произведения, которые, по мнению АСТ, являются уже охраняемыми. А АСТ подают на них в суд. Те не сопротивляются. Дело доводится до кассации, кассация принимает решение. После этого всякие другие дела, когда они уже стали подавать иски на всех других, если практика судебная уже сложившаяся, крайне сложно сломать».

Несмотря на все усилия колоссов, противники – малые издательства – стояли насмерть. И их можно понять.

В ситуации, когда все раскрученные авторы скорее рано, чем поздно перекупаются «монстрами», небольшие издательства выживали в основном на «паблик домене», на востребованных авторах, издавать которых могут все. Если же война за «доконвенционку» (а это практически весь XX век) будет проиграна, что им прикажете выпускать в твердой обложке? Кантемира и Хераскова?

Особенно жестоко АСТ сцепилось – сюрпрайз! – с издательством «Терра». Борьба идет с переменным успехом и чем дальше, тем жестче. АСТ предъявляет «Терре» иск на незаконно, по их мнению, изданного Ремарка – и выигрывает суд. Вчиняет на Сименона – проигрывает. Уличает «Терру» в незаконном издании «Этимологического словаря» М. Фасмера в переводе О. Н. Трубачева – и вновь победа!

Счет был 2:1.

Так как решения судов противоречивы, «Терра» обращается в Конституционный суд РФ, чтобы раз и навсегда решить зависший вопрос с законностью «доконвенционки» (неудачно: суд не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению). АСТ в ответ пару месяцев назад подает иск о признании ООО «Терра книжный клуб» банкротом – мол, взыскать с них 11 миллионов (6 за Ремарка и 5 за Фармера) невозможно – разоряйте! Казалось, «Терра» безнадежно проигрывает схватку. И вдруг…

Согласитесь, в такой ситуации «дело Беляева» выглядит совершенно по-другому.

Борцы называют это «поймать на прием».

Причем прием был проведен – будем честны – красиво, безукоризненно и успешно. По крайней мере на сегодняшний день успешно. «Терра» уже пытались провести его против «Эксмо» (в том иске на 790,6 млн рублей тоже фигурировал подарочный комплект Валишевского стоимостью 98 821 рублей 66 копеек и тиражом 12 экземпляров). Тогда сорвалось еще в первой инстанции – сейчас чистое «ваза-ари».

Конечно, схватка еще не закончена, и думаю, никто не рискнет сейчас уверенно заявить, чем же закончится это противостояние вокруг «общенародных авторов». Вот только сложившаяся ситуация поневоле заставляет вспомнить реплику одного из героев Александра Беляева:

«Честность – вот наш порок, которым пользуются стоящие над нами. Гейне как-то сказал: «Честность – прекрасная вещь, если кругом все честные, а я один среди них жулик». Но так как кругом тоже сплошные жулики, то, чтобы овладеть счастьем, надо, очевидно, стать таким сверхжуликом, по сравнению с которым все остальные жулики казались бы добродетельными людьми».