Ни в Pussy

Концерт группы Rammstein

Ярослав Забалуев 01.03.2010, 13:52
Юлия Григорьева

Московская презентация альбома Rammstein «Liebe Ist Fur Alle Da» оказалась цирковым представлением на грани самоповтора и самопародии.

За полчаса до выхода Rammstein на сцену первый милицейский кордон можно было миновать легко и свободно. Стражи порядка, уставшие от двухчасового людского потока, уже никого почти не обыскивали, перебрасываясь фразами вроде «Весь прикол уже прошел». Имелось в виду, что самые оголтелые поклонники немецких поп-индустриальщиков – диковинно забритые, разрисованные, забитые и проколотые — уже внутри.

Примерно в это время уже заканчивали свое выступление младшие товарищи хедлайнеров Combichrist. После их ухода сцену начали готовить к выходу Rammstein, свет зажегся,

и можно было увидеть, что коробка спорткомплекса «Олимпийский», как и было обещано, забита под завязку.

Кажется, что немцев у нас любят едва ли не больше, чем на родине. Приобщиться к пиротехническому металлу стремились все слои населения: помимо готических печальников в черной коже в зале можно было заметить детей среднего школьного возраста с родителями, лиц в спортивных костюмах и аккуратно постриженных менеджеров. Много менеджеров.

Дальше свет обратно погас, заиграло драматическое вступление и на сцене стали появляться музыканты.

Выход артистов был решен в виде прорыва сквозь глухую черную стену, в которой они пробивали отверстия каждый на свой манер – кто киркой, а кто гитарой. Последним в центре композиции сквозь прорезанную автогеном дверь вышел художественно измазанный сажей вокалист Тилль Линдеманн в красном платьице, а ансамбль немедленно грянул «Rammleid» с последнего альбома группы «Liebe Ist Fur Alle Da». Тут было продемонстрировано и первое новшество нынешнего представления: во время пения изо рта вокалиста бил луч электрического света.

Очевидно, этот спецэффект должен был шокировать публику, но почему-то напоминал про опыты по засовыванию в рот лампочки.

Первая композиция, почти повторяющая одноименный с названием коллектива хит 15-летней давности, в свою очередь, задала тон всему представлению – следующие полтора часа музыканты так и балансировали на грани самоповтора и самопародии. И если того, что музыкальных откровений от группы давно никто не ждет (свои песни немцы уже больше 10 лет клепают по одним и тем же лекалам), то снижения градуса экстремальности шоу никто не ожидал.

Ну да, огонь вспыхивал каждые пять минут (на финальной «Engel» Линдеманн щеголял опаленными крыльями), фейерверки искрили, что-то периодически взрывалось, но все эти элементы в той же последовательности были и в прошлых представлениях группы. Раньше, на заре их карьеры, все это действительно выглядело экстремально, сегодня – не может напугать даже обжегшихся на «Хромой лошади» пожарников.

Rammstein постигла беда любой группы, в своем творчестве делающей упор на цирковую составляющую – они стали предсказуемы и, как следствие, стерильны и безопасны.

После нашумевшего порноклипа на песню «Pussy» неожиданностей можно было ожидать во время ее исполнения. Музыка Rammstein вообще всегда была ближе всего к порнографии, так что тут уж им было где развернуться и шокировать публику. Однако даже этот шанс группа использовала, простите, ни в Pussy, ни в Красную армию.

Линдеманн всего-навсего полил партер пеной из розовой пушки.

В прошлые годы, напомним, певец был куда более радикален – поливал фанатов белой жидкостью из фаллоимитатора. И воистину, мало найдется на свете зрелищ печальнее потерявших квалификацию немецких порноактеров.