Кого слушает президент

Бедная Маша

На экранах — «Наша Маша и волшебный орех»

Вадим Нестеров 15.12.2009, 16:19
film.ru

На экранах страны полнометражный мультфильм «Наша Маша и волшебный орех» — невыносимо пестрый плод многолетних усилий по захвату максимально широкой аудитории.

Если бы наши киношники занимались танцами, количество мешающих им вещей было бы сильно больше двух. Потому как снимать приличные фильмы им мешает отсутствие внятных сценариев; недостаток финансирования; медленная оборачиваемость капиталов в кинопроизводстве; отсутствие разветвленной сети кинопроката; слабая техническая база; недостаточное внимание государства к проблемам отечественного кино; недостаток специалистов – операторов, звукооператоров, монтажеров etc; пираты, выкладывающие фильмы в сеть еще до премьеры; хорошая погода, сманивающая потенциального зрителя на дачи; плохая погода, заставляющая потенциального зрителя сидеть дома…

Но на самом деле вся проблема исключительно в том, что создатели жанровых отечественных фильмов, с одной стороны, безмерно презирают своего зрителя; с другой – ежеминутно озабоченно заглядывают ему в рот. Как это работает – поясним на примере.

Вот в прокат вышел, как заверяют прокатчики, «первый российский полнометражный 3D-мультфильм» под названием «Наша Маша и волшебный орех». Ублажение зрителя начинается еще в этой фразе – промоутеры, конечно же, забывают добавить, что под «3D» следует понимать не модное сегодня «стереовидение», а исключительно способ прорисовки. Равно как и демонстрируют бедность фантазии – с брендом «первый российский полнометражный 3D» уже выходили мультфильмы «Столичный сувенир» (пять лет назад), «Особенный» (три года) и «Приключения Аленушки и Еремы» (в прошлом году). Ну да бог с ним, с правом первородства, «не обманешь – не продашь» задолго до нас сказали.

Смущает не это, тревожит вопрос «что это было?!», преследующий зрителя после просмотра.

С одной стороны – вроде типичная новогодняя сказка для «среднемладшего» школьного возраста. Накануне Нового рода 14-летняя девочка Маша находит волшебный орех и вместе с любимыми игрушками попадает в волшебную Земляничную страну, которую захватил Крысиный король. В волшебной стране деревянный Буратино, плюшевый мишка и подаренный накануне робот-трансформер превращаются в настоящих мальчишек-подростков, а последний оказывается еще и потерявшим память принцем – законным наследником престола…

ОК, в гостях у сказки, так в гостях у сказки. Но почему детский фильм вторым же кадром отправляет свою несовершеннолетнюю героиню в душ (в первом кадре вещает радиостанция-спонсор, это святое)? Почему весь фильм камера елозит по ее попке и груди с такой интенсивностью, что того и гляди мозоль натрет? Почему из шести мужских персонажей фильма четверо, не боясь статьи УК, с места в карьер начинают домогаться юной нимфетки (оставшиеся двое – крысы)? Может быть, потому, что старшеклассница Маша двигается, исключительно как профессиональная стриптизерша, а первая же ее беседа с принцем лишь случайно не заканчивается чувственным поцелуем, снятом во всех анатомических подробностях?

Где титр «Спрашивайте полную hard-версию на DVD в специализированных магазинах»?

И так во всем – создатели ленты решительно не могут ни с чем определиться. И не только с целевой аудиторией – к примеру, нынешнее название уже пятое, до этого последовательно были «Щелкунчик», «Кракатук», «Наша Маша в Земляничной стране» и «Наша Маша и волшебный орех Кракатук».

Причины всех этих метаний станут понятны, если вспомнить многострадальную историю создания этого фильма, благо сейчас, с наложением социальных сетей на всеобщую болтливость, никакую воду в решете удержать уже невозможно.

Семь с лишним лет назад, в начале 2002 года, набирающему популярность фантасту Лене Каганову на мобильник позвонил аниматор Роман Стариков и сказал, что он хочет делать полнометражный 3D-мультфильм и уже даже нашел спонсора.

После чего предложил написать сценарий детской сказки на основе «Щелкунчика» Гофмана в расчете на 10-летних детей.

Только честно предупредил, что денег немного, а анимация сможет осилить только 9 персонажей. Каганов загорелся и на пару с Александром Бачило, своим тогдашним частым соавтором, написал очень смешную и немного грустную историю. О девочке, у которой не было друзей – только несколько любимых игрушек. О том, как она попала в волшебную страну, где ее игрушки превратились в настоящих мальчишек и стали ее настоящими друзьями. Как Машу, желая завладеть Кракатуком, похитил Крысиный король, и как друзья, перессорившись, пошли ее выручать поодиночке, и в итоге все четверо оказались в каталажке. Как они поняли, что победить смогут только вместе, и действительно спасли свою хозяйку, правда, по пути положив «живот за други своя». Как все в итоге закончилось хорошо, потому что в сказках добро всегда сильнее, иначе зачем тогда сказки?

На удивление, проект не загнулся, как это бывает с 99% подобных задумок.

Более того, он рос и становился все более серьезным. И, как и положено в серьезных проектах, конечно же, появились менеджеры, маркетологи и прочие промоутеры. Которые немедленно начали улучшать проект. Они объяснили, например, что необходимо расширить потенциальную аудиторию, ориентировать фильм не на детей, а на подростков. А для этого надо прибавить Маше годочков, нарисовать ей сиськи и нашпиговать ленту легкой эротикой, объяснениями в любви и поцелуями – потому как ЦА без этих ингредиентов ботвинью не кушает. Детская дружба превращалась в первую любовь, проект решили тянуть на мюзикл, и он принялся обрастать громкими именами, как корабль ракушками. Появился режиссер-постановщик Егор Михалков-Кончаловский, появился композитор Рыбников, которого сменил композитор Макс Фадеев. Денег требовалось все больше, вовсю поговаривали о международном прокате и переводили фильм на английский…

Фильм улучшали много лет, расходы постоянно росли и достигли уже пяти миллионов – но вы же понимаете, у нас серьезный проект! И все бы ничего, но только персонажей как было девять штук, так и осталось, да и технически фильм оставался на все том же полулюбительском уровне – ну а что вы хотели, труд маркетологов недешев.

Да и от первоначальной истории о детской дружбе и верности оставалось все меньше и меньше.

Куда-то исчез Щелкунчик, которого сменил честно уворованный робот-трансформер – иначе прокат в США не пойдет, там все права на Гофмана скупил «Дисней». Фадеев пришел со своей командой авторов, которые переписали практически все песни, написанные Кагановым, – осталась только песня «Мой ангел», звучащая в кульминационный момент фильма. Потом начали сокращать метраж, резать шутки пополам. Потом из проекта ушли Каганов с Бачило. Потом ушел Стариков. Потом и Фадеев попросил не ассоциировать его с этим проектом.

А проект все продолжали улучшать, не замечая, что попытки максимально растянуть целевую аудиторию истории, написанной в расчете на десятилеток, все больше напоминают процесс, целевой аудиторией некуртуазно именуемый «натянуть презерватив на глобус».

А вот если усилить романтическую линию, если в Машу влюбится еще и Крысиный король, то тогда образуется любовный треугольник и будет еще интереснее. И зачем это Крысиный король поет эту непонятно на что намекающую предвыборную песню?
«Всех разбойников зарежу,
Всех грабителей ограблю,
Всех злодеев, всех злодеев разозлю!
Драчунам по уху врежу,
Аферистов всех подставлю,
И всем хамам-грубиянам нахамлю!»

Нет уж – давайте лучше над Филиппом Киркоровым посмеемся. Оно и актуальнее, и ближе интересам целевой аудитории. И еще добавим болтливую утку в авиаторском шлеме, которая будет стрелять гайками из ануса – Голливуд от зависти удавится на подтяжках.

Потом, наконец, когда все мыслимые и немыслимые сроки вышли, стало понятно, что процесс адаптации фильма к чаяниям максимально широкой аудитории закончить невозможно – его можно только прекратить.

В октябре вернулись к тому, с чего начали — позвали Бачило и Ткаченко, которые, только не смейтесь, по сути, написали сценарий фильма: «Сделали новый, здорово другой вариант озвучки для мульта, убрали многолетние наслоения не нашего юмора (хотя хорошие находки оставили), вернули написанное еще с Кагановым, протянули сюжет пожирнее. Пошлые намеки выкосили безжалостно, как и лишнюю болтовню».

Если кто не понял – это было в октябре. Меньше чем за два месяца до премьеры. А вы возмущаетесь – почему в фильме персонажи шлепают губами в рассинхрон со звуком. Вы не возмущайтесь, вы радуйтесь, что не слышите того, что говорилось при правильной артикуляции – по слухам, в диалогах творчески поучаствовала чуть ли не бухгалтерия.

В общем, вполне сказочная история получилась – вполне в духе Гофмана.

Не скажу – счастливая, но поучительная точно.

Радует в ней, если честно, только одно – в продаже появилась книга Каганова, Бачило и Ткаченко «Наша Маша и волшебный орех». Вот в ней-то и прячется Щелкунчик – в своем изначальном облике. Именно таким, каким он был до того, когда в результате проклятия феи Фокус-группы превратился в чудовище вида ужасного с руками усиленного охвата и наращенной грудью.

Настоящая, добрая, умная, немного печальная новогодняя сказка для подращенных детей и несерьезных взрослых. То, что действительно стоит смотреть, пусть и, как говорил один сказочный персонаж, «внутри головы», пересиживая период презрительно-заискивающей шизофрении наших кинематографистов.