Кого слушает президент

Капкан на Януковича

Аркадий Мошес о том, что России выгоднее по-дружески одолжить Януковичу денег, чем заманивать его в Таможенный союз

Аркадий Мошес 20.12.2012, 13:28
ИТАР-ТАСС

Москва уверена, что угроза экономического коллапса рано или поздно заставит президента Украины согласиться и на участие в Таможенном союзе, и на прочие условия Кремля. Но отмена визита Януковича, да и все сложности в российско-украинских отношениях уже после его прихода к власти говорят об обратном.

Мы не узнаем, что стало главной причиной, из-за которой Виктор Янукович в последний момент все-таки не решился приехать в Москву и подписать, по официальной версии, очередные прорывные договоренности о двустороннем сотрудничестве Украины и России, а по неофициальной – согласие на присоединение к кремлевскому геополитическому проекту.

Скорее всего, все сложилось одно к одному. Позиция крупного бизнеса, который прекрасно видит риск одновременного закрытия европейских рынков и уступки рынка внутреннего более сильным российским конкурентам в случае снятия таможенных барьеров на востоке. Внятная аргументация оппозиции, согласно которой экономическая реинтеграция с Россией с точки зрения сегодняшнего украинского права, нацеленного на интеграцию с ЕС, попросту незаконна. Угрозы радикалов, в данном случае достаточно реалистичные, организовать массовый протест. Телефонный разговор с главой Еврокомиссии Жозе Баррозу накануне намеченной поездки, формально для подтверждения даты саммита ЕС — Украина 25 февраля, а неформально, видимо, для того, чтобы лишний раз напомнить украинскому президенту, что усидеть на двух стульях не получится.

И, наконец, личные опасения Януковича, что, как и в случае с харьковско-севастопольским «прорывом», партнер опять продаст ему воздух.

Так или иначе, визит не состоялся. Перелома в состоянии конфликта не произошло. Несмотря на то что стороны – обе стороны – сегодня заинтересованы в поиске компромисса.

С позицией украинского руководства все предельно понятно. Киеву нужны деньги. Экономическое положение страны крайне сложное. Только что принятый бюджет на 2013 год сверстан с дефицитом в 3,2% ВВП, но поскольку в него заложены маловероятные цифры экономического роста, то, скорее всего, следует ждать как минимум 5-процентной дырки. Золотовалютные запасы уже в этом году упали на одну пятую. Кредитный рейтинг страны находится на мусорном уровне. МВФ отказывается предоставлять новые займы – то ли потому, что правительство Украины отказывается принять его технические условия, то ли потому, что западные партнеры Киева не видят смысла облегчать жизнь режиму, который сажает в тюрьму политических оппонентов.

До президентских выборов между тем всего два года, а поменять Конституцию таким образом, чтобы переизбраться в парламенте, похоже, уже не получится. Значит, необходимо заново собирать хотя бы те голоса, которые на прошедших парламентских выборах ушли коммунистам, и в этом плане улучшение отношений с Россией пришлось бы очень кстати.

Ну и, естественно, неплохо было бы перезапустить переставшую работать страшилку об «уходе» Украины, вследствие чего, по мысли соответствующих стратегов, Запад мгновенно захочет перекупить лояльность Киева.

С российской позицией все менее очевидно. Вроде бы только что запущено строительство Южного потока и, казалось бы, Украину вот-вот положат на обе лопатки. Но все не так просто. Новый трубопровод будет запущен через три года, что скажется на украинских транзитных доходах – и, соответственно, дипломатических ресурсах – в 2016 году. До тех пор, если не договориться, доходы будут терять российские экспортеры. Хорошо известно, что если в предкризисном 2007 году Украина закупила 57 млрд кубометров российского газа, то в текущем году поставки прогнозируются в объеме до максимум 33 млрд, а на будущий год – до 26, из которых 18 закупит государство и 8 — структуры олигарха Дмитрия Фирташа. Да, можно пойти в Стокгольмский арбитражный суд и даже выиграть его. Но, во-первых, процедура займет годы, а во-вторых, живых денег в украинской казне может на тот момент все равно не оказаться.

Москва не может сегодня не отдавать себе отчета в том, что потеря украинского газового рынка – реальный риск.

Что, несмотря на недавний скандал с поиском партнера по строительству терминала, сжиженный газ может прийти в страну уже в недалеком будущем. Что импорт более дешевого газа из Германии начался и что новые технологии использования угля будут внедрены.

Поэтому проблема — не в нежелании договариваться, а в невозможности найти такой компромисс, при котором волки были бы сыты – то есть достигались бы политические цели, а овцы целы – то есть в сделке был бы экономический смысл.

Что дает Украине Таможенный союз с Россией, как минимум непонятно.

Плюсы от снижения цен на энергоносители очевидны, но это не вся правда. Опыт пребывания Казахстана, который серьезно поменял таможенную политику, войдя в составе ТС, неоднозначен. В 2010–2011 годах его экспорт в Россию и Белоруссию рос, как и вся внутрисоюзная торговля, но это был период восстановления после российского экономического провала в 2009 году. Тогда и российско-украинская торговля выросла на десятки миллиардов долларов без всякого ТС. А вот за первые девять месяцев этого года он упал почти на 10%. При этом импорт из России по-прежнему возрастал. Цены на внутреннем рынке тоже значительно выросли за счет затруднения доступа на казахстанский рынок китайских товаров. К тому же Украина – член ВТО. Она не может синхронизировать уровень своей таможенной защиты с российским без того, чтобы не провести новые переговоры с членами организации и не заплатить большие штрафы. Об облегченном доступе на европейский рынок, о чем уже упоминалось, следует вообще забыть.

При этом, что парадоксально, с экономической точки зрения Россия тоже может скорее проиграть, чем выиграть. Оценка субсидий, которую называет советник российского президента Сергей Глазьев (9 млрд долларов ежегодно), — лишь начало.

Она складывается из снижения цены газа для Украины с нынешних 420 долларов до белорусских 165 и отмены пошлин на экспорт на Украину нефти. Потом может оказаться, что Украина, с ее более низкой ценой рабочей силы, может потеснить российских производителей на каких-то рынках – сельскохозяйственном, например. Неслучайно же за двадцать постсоветских лет так и не была создана двусторонняя зона свободной торговли. И тогда придется, по хорошо известному сценарию, либо вести с ней «фитосанитарные» войны, либо уступить. Но это мелочи, потому что, повторю, другие отрасли, вероятно, откусят куски рынка украинского. Реальная проблема возникнет в том случае, если сокращение украинского экспорта за пределы ТС потребует всеобъемлющего субсидирования Украины по белорусскому образцу, ради все той же «интеграционной составляющей», а транзитные доходы уйдут в тот же «Южный поток». Кто-то все это считал?

Понятно, что даже поверхностный взгляд на «экономику проекта» делает версию о якобы возможном вступлении Украины в ЕврАзЕС или частичном присоединении к ТС заведомо неинтересной для Москвы. Дорого и бессмысленно одновременно.

В реальности выходов может быть два. Один из них временный, но политически приемлемый для Кремля. Дать Януковичу денег просто так, «по-дружески», потому что тогда у него повысятся шансы на переизбрание, не придется иметь дело с новыми «оранжевыми», не будет договоров об ассоциации и свободной торговле Украины с ЕС. А если и когда обстоятельства изменятся, тогда и посмотрим. Денег на это нужно меньше, и не придется перекладывать деньги из российского бюджета в карманы тех самых капитанов украинской металлургии и химии, которые сами-то Россию, как известно, скорее недолюбливают, конкуренция все-таки.

С другим сложнее, потому что он предполагает отказ от планов реинтеграции и лежит сугубо в области экономических разменов. В газовой области он сводится к снижению цены в обмен на гарантии сохранения закупок. Именно так «Газпром» ведет себя с европейскими потребителями, и, насколько можно понять, аналогичный подход рассматривается и применительно к Украине. Но

в то, что Москва готова признать Украину «европейским потребителем», в отношениях с которым газ вообще-то может быть обычным товаром, а не инструментом политического поощрения или наказания, поверить пока трудно.

Скорее российское руководство все еще предпочитает думать, что время на стороне Москвы. Что раньше или позже, но угроза экономического коллапса все-таки заставит Януковича подписать все «кондиции», а он как-нибудь сможет убедить в правильности этого поступка бизнес и население. Но отмена его визита, да и все сложности в российско-украинских отношениях уже после прихода Януковича к власти говорят об обратном.

Дело в том, что уже более двух десятилетий Украина находится в автономном плавании. Она слишком привыкла быть самостоятельной, чтобы ее можно было органично и безболезненно сделать частью собственно российского проекта, и слишком большая и богатая, чтобы подчинить ее без ее согласия.

Автор — директор исследовательских программ по «Восточному соседству» ЕС и России Финского института международных отношений