Как Россия теряет союзников в Азии
Кто может покинуть правительство

Украина сдается недорого

Россия и Украина опять перед выбором: дружить или конфликтовать

Аркадий Мошес 20.03.2012, 13:58
Аркадий Мошес ИТАР-ТАСС
Аркадий Мошес

У Москвы с момента распада СССР не было более благоприятной ситуации для втягивания Украины в свою орбиту.

Владимир Путин неоднократно объяснял, что в современном мире слабых бьют. Трудно сказать, понимает ли Виктор Янукович, приехавший в Москву формально для участия в мероприятиях ЕврАзЭС, что это видение мира сегодня применимо к нему, как ни к кому другому. Инстинктивно, наверное, уже понимает. На уровне официальной публичной позиции, которая все еще пытается выдать Украину за «строительную площадку» для налаживания отношений между Россией и Западом, как это делается в недавней статье украинского министра иностранных дел Константина Грищенко в газете «Зеркало недели», видимо, не до конца. Но это, похоже, уже не важно.

В российско-украинских отношениях приближается очередной момент истины. Длившееся полтора года состояние «ни мира, ни войны» с его сырными войнами и никуда не ведущими переговорами о ценах на газ и трубопроводном консорциуме должно так или иначе завершиться.

Возвращающийся российский лидер нуждается во внешнеполитическом триумфе. Причем именно в победе без войны, поскольку сценарий небольшого военного конфликта по образцу 2008 года чреват различными рисками.

Обещающих площадок, однако, не так уж много. В отношениях с Китаем успехом будет удержать позиции. Запад, хотя и крайне заинтересован в сохранении видимости «перезагрузки» и «партнерства для модернизации», вряд ли пойдет на знаковые соглашения, как то выведение России из-под действия третьего энергетического пакета ЕС, что предоставило бы «Газпрому» полную свободу рук на рынке; безвизовый режим; отказ США от планов размещения элементов системы ПРО у российских границ. В отношениях с Белоруссией почти полностью восстановлена система российского экономического субсидирования Минска, поэтому ожидать от Александра Лукашенко крупных уступок, не говоря уже о вхождении в Россию «шестью областями», именно сейчас нереалистично. В Молдове с избранием президента укрепились позиции проевропейской коалиции. Расширять Таможенный союз на всегда готовые Киргизию и Таджикистан экономически бессмысленно.

Таким образом, круг замыкается на Украине.

А там, отмечая вторую годовщину своего пребывания у власти, администрация Януковича вряд ли может похвастаться крепкой внешнеполитической позицией. Процесс сближения с Россией, начатый весной 2010 года, стал далекой историей. Отдав Севастополь в спешке, с нарушением процедуры парламентской ратификации, и не получив за это приемлемой экономической компенсации в виде долгосрочных низких цен на газ и гарантий транзита через свою территорию, Киев оказался без переговорных козырей. Ему было жестко предложено платить по счетам. Политические представители Украины то просят войти их положение, то грозят судами, то грезят альтернативными схемами газообеспечения. Но Москва твердо стоит на своем, строя обходные газопроводы. Двусторонняя президентская комиссия, орган, отвечающий за развитие сотрудничества, не собиралась с осени 2010 года, потому что в плане сотрудничества говорить сторонам, в общем, не о чем. Прибытие платежной квитанции в начале месяца можно проверить, и не обязательно лично президенту.

Одновременно Янукович оказался в ситуации личной изоляции на Западе. Президент специально ездил с выступлениями в Давос и Мюнхен, чтобы донести до европейцев великую истину о важности для них Украины, но все, чего удалось добиться, это ожидающееся парафирование договоренностей об ассоциации в конце марта.

Документ был готов к декабрю и должен был быть не парафирован, что есть техническая фиксация окончания переговоров, а подписан, что есть акт политический, уже тогда. Но не был. И в ближайшее время не будет, поскольку «ассоциировать» себя с режимом, который, по мнению европейцев, сажает в тюрьму политических оппонентов, это слишком даже для привычных ко всему евробюрократов. В украинском вопросе, к слову, и Европейский парламент вдруг может оказаться значимым органом.

Параллельно зашли в тупик переговоры с МВФ. В преддверии парламентских выборов правительство не хочет поднимать цены на газ для населения (и тем более для друзей-олигархов), а без этого западные банкиры не дают денег. А ежемесячный счет от российских газовиков продолжает приходить.

С объективной точки зрения выбор все еще за Януковичем. Нормализация отношений с Западом возможна в случае проведения демократических парламентских выборов в октябре и освобождения политических оппонентов. Но субъективно такое поведение для украинского президента очень болезненно. И он день за днем продолжает надеяться на чудо. Или на компромисс с Москвой, что одно и то же.

Москве же, пока нормализация отношений Украины с Западом не началась, выгодно сделать процесс установления контроля над командными высотами в ее экономике и экономической реинтеграции труднообратимым. Для этого нужно добиться вступления Украины в Таможенный союз, получения права прямых поставок газа украинским потребителям и на сдачу — получения в собственность ее на глазах обесценивающейся газотранспортной системы. Взамен можно пообещать Януковичу лично такие экономические поблажки, которые позволят ему выиграть осенние парламентские выборы и помогут остаться на второй срок в 2015 году.

Но делать все надо быстро. В противном случае оппозиция может успешно выступить на выборах. Или, что более вероятно,

перегруппировки в украинских верхах, связанные с взаимным недовольством в связи с непрекращающимся переделом все уменьшающегося пирога, могут привести к общей дестабилизации власти на Украине, ее неспособности выполнить обещания, данные Москве.

Такое в истории уже случалось.

Особенно заманчиво было бы принять капитуляцию Киева в конце апреля, в годовщину харьковских соглашений по флоту, но тогда на документе оказалась бы подпись уходящего президента РФ и лавры частично достались бы ему. Поэтому целесообразней дождаться инаугурации Путина и, поскольку Янукович наверняка на нее прибудет, предложить ему сэкономить на авиатопливе и подписать все именно в этот торжественный день.

От иронии, конечно, можно отказаться. Но сути вопроса это не меняет. С точки зрения соотношения сил сторон у Москвы с момента распада СССР не было более благоприятной ситуации для втягивания Украины в свою орбиту. Если Кремль не захочет или не сможет этим воспользоваться, это породит новые сомнения в серьезности его заявлений о стремлении к доминирующей роли в постсоветском регионе.

А в заключение можно сказать, что, вообще-то, не везде в мире слабых бьют. Непосредственно к западу от границ Украины находится другой мир, где слабым, наоборот, помогают, причем иногда в ущерб себе. Хорошо это или нет — разговор отдельный. Но нынешнее украинское руководство предпочло жить по правилам мира первого. Все остальное лишь следствие этого выбора.