Подвести черту под прошлым

Амнистия осужденным предпринимателям могла бы стать началом формирования нового общественного консенсуса

Тамара Морщакова 08.06.2011, 11:09
РИА «Новости»

Амнистирование по экономическим делам соответствует политическим интересам государства, стремящегося остановить уход бизнеса из страны. Если власть не подаст такого сигнала обществу, модернизационное развитие экономики будет невозможно.

Уголовно-правовое преследование бизнеса, которое оценивается экспертным сообществом как носящее во многом произвольный характер и используется в качестве средства незаконного перераспределения собственности и коррупционных изъятий, чрезвычайно вредно по своим последствиям для общественного развития. Знаковым моментом в этом отношении является тот факт, что число активных предпринимателей в стране начинает существенно сокращаться, а вновь возникающий бизнес не компенсирует потери в объемах предпринимательской деятельности. Это закономерно ведет не к развитию, а к умиранию экономики. Естественно, что

не только субъекты предпринимательской деятельности, но и общество в целом заинтересованы в том, чтобы оградить бизнес от противозаконного уничтожения.

Экономисты, юристы, социологи, правозащитные организации, бизнес-сообщество, представители государственных структур говорят об опасности этого явления. Конкретные шаги по его преодолению более чем актуальны и не могут не вызывать общественную поддержку. Одним из первых таких шагов является предложение о проведении амнистии в отношении привлеченных к уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской деятельности. Это инициатива ряда научных и общественных центров: Центра правовых и экономических исследований, Российского союза промышленников и предпринимателей, Института современного развития, поддержанная членами совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам граждан. Сегодня уже достаточно широкие круги общества объединены вовсе не идеей усиления карательной политики в отношении бизнеса, но определенным общественным интересом – обеспечить с помощью амнистии хотя бы устранение отрицательных последствий необоснованного его преследования и уничтожения.

Невозможно дальнейшее развитие предпринимательства без такого шага, который мог бы продемонстрировать готовность власти к созданию нормальных условий для экономической деятельности.

В России пока абсолютно никто, каким бы мелким бизнесом, каким бы индивидуальным предпринимательством он ни занимался, не может чувствовать себя под защитой.

Это касается многих и объясняет социально-политическое значение экономической амнистии в глазах гражданского общества, которое может поднять свой голос в пользу такого общественно важного шага власти. Проведение амнистии в настоящее время абсолютно в русле политических интересов государства, стремящегося остановить уход бизнеса из страны: он не выгоден никому, хотя бы из-за того что это неизбежно приведет к ухудшению социального климата в стране и будет вызывать в конце концов массовые недовольства. Речь идет о протесте людей именно против жалкого состояния российского экономического развития и, соответственно, положения каждого, потому что без интенсивного экономического развития не может быть обеспечена экономическая основа для достойного существования человека.

Кроме того, проведение амнистии сейчас является простым, наименее затратным в организационном и временном отношении средством для решения многих проблем. Амнистия могла бы обеспечить предпосылки для того, чтобы мобилизовать творческие способности предпринимательского сословия в целях активного строительства экономического благополучия страны. Без такого шага предпринимательство обречено сокращаться и не вернется на пути полезной для общественного развития активной деятельности. Но, кроме того,

амнистия позволила бы снять и с самих правоохранительных органов вину за их прошлые ошибочные решения в сфере уголовного преследования, за те действия, которые они вынуждены были совершать под влиянием со стороны власти любого уровня.

Конечно, должно реформироваться и уголовное законодательство, что требует, однако, гораздо большего времени и больших сил, так как этот процесс встречает активное противодействие, прежде всего со стороны чиновников, заинтересованных в том, чтобы продолжать использовать уголовную репрессию в коррупционных целях.

Амнистия могла бы стать началом формирования нового общественного консенсуса, в том числе между государством и обществом, который как в сфере экономики, так и в правоприменении в настоящее время практически утрачен.

Противники таких шагов, как амнистия или смягчение уголовно-правового давления на бизнес, на общество в целом, всегда подчеркивают их опасность для обеспечения защиты потерпевших от преступлений. Но это один из давних, еще с советских времен существующих мифов, мешающих прийти к правильному общественному осознанию действительности, к модернизации уголовного закона и процедур уголовного преследования, которые до сих пор не отвечают международным стандартам.

Миф этот выгоден власти, но с его помощью развращается общественное сознание. Международно и конституционно защищаемый интерес потерпевшего состоит в максимальном восстановлении его нарушенного права. Обеспечивать это – обязанность государства, что затратно, и потому ограничивается организацией уголовного преследования. Однако уголовная репрессия часто ничего не дает для восстановления нарушенного права, кроме того, что заставляет искать любой ценой кого-то, пусть даже невиновного, чтобы продемонстрировать потерпевшему, что его «обидчик» «наказан». Но не в этом удовлетворении мстительных чувств заинтересован потерпевший.

Давно назрела идея создания общественного фонда (такие фонды существуют в других странах), который мог бы реально обеспечивать восстановление прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений власти. Создание такого фонда также может стать предметом актуальной общественной инициативы.

Опыт прежних амнистий, как и реабилитаций жертв репрессий, которые проводились в стране в том числе и для того, чтобы была поставлена точка в незаконном уголовном преследовании по многим делам во времена сталинизма, показывает, что это происходило на фоне признания властью и обществом невозможности далее мириться с тем, как велико число незаслуженно осужденных в стране.

Идея амнистии сейчас в отношении тех, кто безосновательно, чрезмерно и несправедливо подвергается уголовной репрессии в сфере экономической деятельности, исходит также из осознания неправедности и произвольного использования (отнюдь не в общественных интересах) уголовно-правового влияния на предпринимательство. Это не может не восприниматься обществом как созвучное процессам десталинизации: уже осознается, что произвол в этой сфере, хотя бы по отношению к прошлому, должен быть откорректирован. Если власть не подаст определенного сигнала обществу, что она готова подвести черту под прошлым, то новое модернизационное развитие экономики нереально.

Амнистия могла бы быть пусковым механизмом новых подходов во многих отношениях — в области принципиально иных основ развития уголовного законодательства, в области деятельности правоохранительной системы и судов, в области создания определенных новых условий для консенсуса между властью и бизнесом. Документы, которые излагают данную позицию, представлены, и Совет по развитию гражданского общества и правам человека готов поддерживать общественное движение за проведение амнистии в отношении преследуемых за экономические преступления.