Спасение опекаемых

04.08.2010, 10:06

Народу давно следовало бы подать в отставку, а начальству выбрать себе другой народ

Вы можете себе представить, чтобы кто-нибудь из начальства призвал народ к лишениям и жертвам в этот трудный час? `Как-то вот не получается такое вообразить. Хотя куда уж хуже. Стихийное бедствие. Огонь, засуха, полузадохшиеся города, погорельцы. Да и вообще тяжелые времена на дворе.

Но такой уж застенчивый режим у нас образовался путем многолетней работы над собой. Не способен позвать своих граждан себе же на выручку даже тогда, когда так явно в ней нуждается. В самых неподходящих ситуациях разыгрывает одну и ту же роль — продолжает изображать хозяина положения и благодетеля подданных. Сулит компенсации за ущерб, новые дома взамен сгоревших, новых чиновников взамен провалившихся. Это

упорство, с которым в нынешних, радикально изменившихся обстоятельствах рядовых людей пытаются по-прежнему держать за вечных младенцев, подлежащих госопеке, даже удивительнее, чем дежурное неумение начальства справиться с чем-нибудь собственными силами.

Тут-то как раз все понятно. Если это та власть, которую мы знали до сих пор, то ясно, что жилье погорельцам она будет строить так же, как последние 65 лет строит жилье ветеранам войны. И пожары погаснут не раньше, чем придут холода и польют дожди. И торфяники вокруг Москвы начнут «обводнять», по внезапной удачной мысли областного губернатора, полностью поддержанной премьером, не до того, как они загорелись, а где-то начиная с 2011 года.

Это понимает каждый. Но, казалось бы, нехватка собственных возможностей должна бы подтолкнуть власти к тому, чтобы воззвать к инициативе, самоотверженности и патриотизму народа. Появляется в прайм-тайм на всех экранах тандемократ и говорит народу в стиле, допустим, Джона Кеннеди: «Итак, соотечественники, не спрашивайте, что ваша страна может сделать для вас. Спросите, что вы можете сделать для вашей страны».

А если не подходит этот стиль, так хоть в стиле Сталина: «Братья и сестры! К вам обращаюсь я, друзья мои!» Но Путин, который на очередном чиновничьем инструктаже вспомнил не то что Отечественную войну, но даже половцев и печенегов, ничего подобного сказать не рискнул.

Какие там «друзья мои»? Когда-то давно Британская империя хвалилась тем, что у нее нет друзей и союзников, а есть только интересы. Вот и наши верхи друзей себе в массах не ищут, хотя интересы имеют. Особенно к тому, чтобы в 12-м году все прошло без сучка и задоринки. А для этого надо следить, чтобы простонародье не вообразило, что полагаться самому на себя — это нормально. Пусть ждет попечений начальства, даже когда заранее ясно, что не дождется.

Сомнительно, чтобы наши вожди изучали размышления древних о политических аспектах пожаротушения, но ведь умные начальники во все времена и так думают одинаково.

Во втором веке наместник Плиний отправил рапорт императору Траяну: «В Никомедии произошел сильный пожар… Что огонь распространился так далеко, в этом виновато и бездействие толпы. Она оставалась праздной и неподвижной зрительницей этого ужасного бедствия… Ты же, император, рассмотри, не следует ли учредить коллегию пожарных, человек в 150…»

Император Траян, тонкий знаток ручного управления, разумеется, строго запретил учреждать такую коллегию (то бишь постоянно действующую пожарную команду из местных жителей-добровольцев): «Не следует забывать, что эта провинция не раз терпела беспорядки от такого рода обществ. Какое бы имя мы им ни дали, по каким бы причинам мы их ни учреждали, люди в них будут связаны общим делом, и тотчас возникнут тайные общества…»

Наша система хоть и не во всем похожа на имперский Рим, но тоже прочно стоит на неприятии любых инициатив, особенно коллективных, и поэтому терпеть не может независимых от себя людей, которые «связаны общим делом», хотя бы и общественно необходимым.

Единственный за это бедственное лето шаг в сторону, небольшой, неуверенный и мало кем замеченный, — это запись, которую президент Медведев на днях сделал в своем видеоблоге. Всего несколько фраз после знакомых рассуждений о том, что «власти выполнят свои обязательства»: «Но это не значит, что все мы, граждане Российской Федерации, должны остаться в стороне от общей беды… Давайте поможем тем, кто попал в беду».

Президент не уточнил, о какой конкретно помощи он просит через видеоблог свой народ и какой резонанс был бы для него желателен. Но несколько десятков откликов, удостоенных размещения под этой записью, видимо, и дают искомый ответ.

Их авторы прочувствованно благодарят главу государства, клеймят позором должностных лиц рангом от губернатора и ниже. Реже — сообщают, что, пожалуй, и пожертвовали бы потерпевшим сколько-то денег или вещей, да подозревают, что чиновники все разворуют. Но выразительнее всех высказался некий рязанский житель, явный представитель редеющей популяции любителей казенного ТВ: «Когда по Вашему распоряжению и наделенный неограниченными финансовыми полномочиями Владимир Владимирович прибыл в Нижегородский регион, к нему направилась растерянная толпа с жалобными возгласами «Помогите!». Как мы знаем, на это Владимир Владимирович по-отечески ответил, что для этого он и приехал. В такие моменты наступает как бы прозрение, для чего мы живем и для чего вообще существует государство».

Насчет содержания «возгласов растерянных толп» существуют, вообще-то, и совсем другие сведения. Но тут блестяще сформулирована позиция идеального в глазах системы простолюдина, который не только считает, что начальство должно все за него делать, но еще и продолжает верить, что оно именно так и поступит. Редеющая, быстро редеющая популяция — только это и остается повторить.

Наш режим уникальнее, чем принято думать. Это продукт неповторимо благополучных лет, эпохи нефтяных рекордов, когда реально можно было жаловать народу деньги и барахло в обмен на отказ от гражданской ответственности. Благополучие затормозило в позапрошлом году, и с тех пор выяснилось, что система успела так надежно сжечь за собой мосты, так себя отшлифовать, что уже просто не может дать задний ход, отказаться от того, на чем построена. Беднея и разлагаясь, она говорит с подданными только об одном — о благодеяниях, которые якобы им окажет. И эти клинические черты только ярче выступают в дни катастроф, как этим летом.

При всем своем доведенном до края антидемократизме, всей своей начальствомании, а точнее, именно из-за них наша система в принципе лишена возможностей, которые есть не то что у демократических режимов, но и у крепко стоящих диктатур, — возможностей опереться на народ, потребовать от него помощи и жертв.

И надо же, этот ее недостаток вылез на общее обозрение именно тогда, когда предстоящие жертвы стали совершенно очевидны.

Саркози и Меркель могут в своих странах настоять на повышении пенсионного возраста. Радости мало, но ничего не поделаешь: население стареет. Наши вожди не умеют даже сказать об этом внятно. Это за пределами их репертуарных возможностей. Испанское социалистическое правительство может извиниться перед своими избирателями и сократить казенные зарплаты, пенсии и пособия, чтобы свести расходы с доходами. А наше правительство крупного монополистического капитала не способно обратиться к народу со словами, что доходов в казне стало меньше и в предстоящие годы придется исходить из этого.

У наших властей все убавляется денег откупаться от масс, но при этом ничуть не прибавляется желания искать там себе друзей. Слишком уж давно и прочно эти массы потеряли их доверие. По демократическим правилам народу давно следовало бы подать в отставку, а начальству выбрать себе другой народ. Это было бы решением, будь у нас демократия. Так и ее нет.