Что с тобой?

06.04.2006, 19:49
Валерий Панюшкин

Я летел в самолете и читал журнал «Эксперт». В «Эксперте» молодой и талантливый журналист Олег Кашин, которого в бытность его корреспондентом «Коммерсанта» беспокоила социальная несправедливость, а теперь беспокоит несправедливость, учиняемая в отношении министра обороны Иванова, опубликовал расследование. Из расследования, произведенного журналистом Кашиным, явствует, что рядового Сычева вовсе никто не насиловал и не мучил, а просто рядовой Сычев с детства болел тяжелой болезнью тромбофилией, и вот эта болезнь обострилась. У рядового Сычева отнялись ноги, а министр обороны Иванов нисколько в этом не виноват.

Надо признать, что расследование Олега Кашина весьма убедительное. Даже начинаешь как-то понимать, что дело не в рядовом Сычеве, а в том, что военная прокуратура, дескать, при поддержке либералов совершает политический подкоп под Министерство обороны и лично под министра Иванова. А случай с рядовым Сычевым – это, как очевидно из расследования, просто информационный повод, использованный в подковерной борьбе неизвестно кого с возможным преемником президента.

На правах старшего товарища, с которым вместе Олег Кашин написал чуть ли не первую свою заметку, я хотел бы обратиться к Олегу Кашину лично.

Дорогой Олег, дело именно в рядовом Сычеве. Дело именно в том, что парень лишился ног, а не в том, какие политические интриги завертелись вокруг этой человеческой трагедии.

Если рядовой Сычев лишился ног не в результате дедовщины, не в результате издевательств и пыток, а от болезни, то тогда дела наши совсем плохи, значительно хуже, чем я предполагал.

Подумай, пожалуйста: если рядовой Сычев потерял ноги в результате издевательств, то перед судом должен предстать простой солдат, издевавшийся над рядовым Сычевым, а министр обороны должен всерьез озаботиться проблемой дедовщины в армии. Всего лишь.

Если же рядовой Сычев пострадал от тяжелой болезни, которая обострилась в армии настолько, что молодой человек в одночасье лишился ног, то перед судом должны предстать врачи из призывной комиссии того военкомата, который забирал Сычева в армию. Эти доктора, выходит, совершили чудовищную врачебную ошибку, признав годным к службе молодого человека, который болен настолько тяжело, что ноги у него могут отмереть в один день.

И у меня тогда вопрос: сколько еще тяжело больных молодых людей служат сейчас в российских вооруженных силах? Сколько еще тяжело больных молодых людей в армии рискуют жизнью и здоровьем из-за некомпетентности врачей призывной комиссии?

Вопросы только начинаются: сколько тяжело больных молодых людей в этот весенний призыв пойдут в армию и подвергнутся из-за некомпетентности врачей призывной комиссии риску потерять в одночасье ноги, руки, внутренние органы, жизнь?

Еще вопрос: сколько денег нужно, чтобы призывные медицинские комиссии стали компетентными, и не дешевле ли будет провести военную реформу?

Еще вопрос: мой семнадцатилетний сын болен тяжелой болезнью позвоночника, его что, тоже заберут в армию и тоже сделают инвалидом?

Еще вопрос: за некомпетентность врачей военкоматовских призывных комиссий кто отвечает – не министр ли обороны?

Министр обороны Иванов встречался недавно с журналистами, сообщил, что в армии наши дети теперь будут служить не два года, а один год, и поэтому наших детей армии надо теперь вдвое больше. Я хотел бы понять, где министр возьмет столько детей для армии, если уже сейчас военкоматы призывают больных. И меня нисколько не радует сокращение срока военной службы, ибо, как выясняется, достаточно не двух лет, а двух дней, чтобы мальчик стал инвалидом.

Еще вопрос: почему тебя, Олег, беспокоит судьба министра обороны, а не судьба моего сына и сотен тысяч таких, как мой сын?

Еще вопрос: Олег, что с тобой?