Путинская лоялистская теология

19.10.2012, 10:23

Вслед за открытием кафедры теологии в МИФИ должно последовать создание православной химии, физики и математики

Российская власть своими действиями и речами активно создает в обществе моду на атеизм. В русло этих действий и речей прекрасно вписывается открытие кафедры теологии в Национальном исследовательском ядерном университете МИФИ.

15 октября председатель Отдела внешних церковных связей, председатель Синодальной библейско-богословской комиссии, ректор Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых Кирилла и Мефодия митрополит Волоколамский Иларион как ни в чем не бывало участвовал в заседании вполне себе светского Ученого совета Национального исследовательского ядерного университета МИФИ. Ученый совет единогласно утвердил открытие кафедры теологии в НИЯУ МИФИ. А заодно кандидатуру митрополита Илариона в качестве её заведующего.

Затем митрополит встретился со студентами и подробно объяснил необходимость создания в вузе кафедры теологии, едва ли разделяющей основные постулаты ядерной физики.

«Задача преподавания теологии в рамках общего университетского курса как раз и заключается в том, чтобы предоставить возможность студентам получить знания в той области, которая продолжает играть существенную роль в жизни людей, то есть в области религии», — сказал, в частности, новоявленный завкафедрой. Как видите, митрополит Иларион говорит о «возможности», а не о долге или «почетной обязанности». Значит ли это, что студентов не будут заставлять посещать занятия на новой кафедре? Ведь в жизни большого количества людей религия не играет никакой роли.

«Мы сталкиваемся с тем, что блестяще-эрудированный человек, который обладает самыми разным познаниями в разных областях, проявляет поразительную некомпетентность, как только речь заходит о религии. Эта некомпетентность вызывает у нас – профессиональных религиозных деятелей – смех: например, человек, публично выступая, говорит, что он посетил «мусульманскую церковь», иронизировал митрополит. Дальше в своей речи профессиональный религиозный деятель сказал буквально следующее: «В России… проживают и те, кто позиционируют себя как атеисты или, как сейчас более модно говорить, агностики». Хотя считать агностиков более модным синонимом атеистов – примерно то же самое, что ходить в «мусульманские церкви». Атеисты считают, что бога нет, агностики сомневаются в окончательной познаваемости мира и в принципе не рассматривают вопрос существования бога».

«Преодоление этой некомпетентности и невежества в религиозной сфере, которую мы унаследовали еще от советского прошлого, – это самая первая и простая задача кафедры теологии», — вещал завкафедрой. Вот тут самое интересное.

Именно светская власть за компанию с церковными иерархами перевернула знак отношения к религии в просвещенном сословии, в том числе среди ученых.

В советские времена тяга к религии или хотя бы к знанию истории религии была признаком свободы и сопротивления системе, желания найти ответы на важные вопросы, которые даже боялась задавать официальная пропаганда, способом поиска истины. В сегодняшних условиях братания попов и чекистов до степени неразличимости – это признак желания подыграть самым низменным инстинктам толпы и помочь власти держать людей в тупой покорности, забитости и невежестве.

Проблема ведь не в открытии кафедры теологии в совершенно далеком от этого вузе. Была бы нормальная демократическая страна – на здоровье. А в России это будет кафедра путинской лоялистской теологии. Она будет обосновывать правильность всего происходящего и пудрить студентам мозги церковно-государственной пропагандой, а не приобщать к тонким духовным материям. Сомнений в этом нет — митрополит Иларион один из верховных иерархов РПЦ, публично поддержавшей Путина на президентских выборах, а в самом МИФИ в 2010 году сделали почетным доктором патриарха Кирилла, того еще ядерного физика.

При Советах запретная тяга к религии возвышала людей. При путинизме насаждаемая казенная теология в светских вузах только развратит их душу и ум. Да и сами священники в советское время часто оказывались просветителями и жертвами, а сейчас все более охотно готовы играть роль мракобесов и инквизиторов (я знаю, что слово «инквизиция» к православию исторически не относится).

«Будет ли создание такой кафедры способствовать межконфессиональному согласию в нашем обществе? --задал в своей «тронной речи» резонный вопрос митрополит Иларион. И сам же ответил на него нетривиальным образом. – Должен сказать, что уже имеется положительный опыт работы таких кафедр теологии, которые возглавляются православными священнослужителями, но в рамках которых ведутся спецкурсы по исламу, иудаизму, буддизму, по другим религиозным традициям. Все это может быть создано и на кафедре теологии МИФИ».

Давайте еще преподавать физикам-ядерщикам, например, каббалу и зороастризм — они-то чем хуже с точки зрения вклада в общую копилку человеческого культурного опыта. Причем пусть все эти предметы преподают исключительно православные священники или воцерковленные педагоги.

Следующим шагом будет создание суверенной православной химии, физики и математики.

Неудивительно, что мыслящему журналисту Валерию Панюшкину приходится писать в «Снобе» текст под названием «15 вопросов атеистам». И текст этот выглядит не столько попыткой спора с неверующими, сколько способом самооправдания человека за общую веру с нынешними иерархами РПЦ. Это очень показательно — людям с умом и совестью приходится оправдываться за веру на фоне разгула вульгарного лоялизма, прикрытого церковными ризами.

Впрочем, нет худа без добра. Насаждаемая властью мода на атеизм и агностицизм, уже не казенный, коллективный, воинствующий, а сознательный, личностный, мирный, может оказаться для России весьма полезной. Кризис сознания нашей так и не состоявшейся гражданской нации налицо. И

чем более широким, свободным от слепой веры во власть – земную ли, божественную – окажется взгляд на мир у как можно большего числа людей, тем больше шансов, что здесь когда-нибудь удастся завести более человечные и разумные порядки.

Где бог даже теми, для кого он есть, не будет использоваться в качестве агента прикрытия для борьбы с инакомыслием.