Холодное лето 2005-го

03.06.2005, 12:23

Путин дал Михаилу Ходорковскому девять лет. Теперь главная задача всех приличных людей, которые собираются жить в России, не дать Путину больше трех. То есть больше положенного по Конституции последнего президентского срока.

Если объединенная право-левая надидеологическая антипутинская оппозиция не сумеет сначала добиться проведения президентских выборов точно в срок в полном соответствии с действующей Конституцией, а затем и выиграть эти выборы — мы снова можем пережить самые драматичные моменты советской истории вплоть до тотального дефицита товаров и массовых репрессий.

Советник президента Андрей Илларионов назвал «дело ЮКОСа» главным событием российской истории после августа 1991 года. И он совершенно прав: оба этих события определили векторы целых политических и социальных эпох в России. Чтобы еще полвека не вспоминать 90-е годы ХХ столетия как лучшее время в нашей истории, как эпоху упущенных надежд и обманутых ожиданий, чтобы в стране не было новых революций, оттепелей и перестроек, именно сейчас надо сделать решающий политический рывок — демократическим, бескровным (обязательно бескровным!) путем избрать такую власть, которая сделает невозможной реставрацию на системном уровне.

Программа действий вменяемой демократической власти летом 2005 года вырисовывается вполне отчетливо. И реализовывать эту программу после победы на выборах необходимо максимально быстро.

Чтобы власть в стране наконец была деперсонифицирована, чтобы миллионы людей не зависели от комплексов, друзей или уровня интеллекта «царя», надо не просто сохранить лимит на занятие должности главы государства — не более двух сроков подряд по 4 или 5 лет, но и конституционно запретить президентам баллотироваться «через срок».

Необходимо провести простую политическую реформу. Во-первых, принять закон о люстрации, запретив людям из спецслужб занимать любые должности в государственных органах, кроме должностей в спецслужбах. Во-вторых, либо упразднить администрацию президента, сделав единственным органом исполнительной власти правительство, либо ликвидировать правительство, официально передав его функции администрации президента, а функции премьера — самому президенту. В-третьих, необходимо вернуться к прямым всенародным выборам губернаторов, ибо только так можно реально разделить полномочия и ответственность властей на федеральном и региональном уровнях. В-четвертых, следует снять всякие ограничения на количество людей, необходимое для создание партии. Партии должны регистрироваться не по принципу количества членов, а по принципу непротиворечия их программных целей Конституции страны.

Главным экономическим следствием «дела ЮКОСа» является настоятельная необходимость лишить государство всякой собственности в наиболее прибыльных секторах экономики, чтобы госчиновники под прикрытием главы государства не занимались переделом этой собственности в свою пользу. В стране должны быть приватизированы на основе четко прописанных юридически корректных процедур все нефтяные и газовые компании, включая «Газпром». Кроме того, в России во избежание новых зачисток информационного поля со стороны власти государству должно быть законодательно запрещено иметь свои средства массовой информации. Все государственные телеканалы, газеты и журналы должны быть приватизированы.

Самой сложной проблемой остается реальное обеспечение независимости судебной системы. Здесь можно уповать только на разум власти исполнительной — на уровне законов независимость судебной системы уже прописана. На уровне действий прокуратура и суд — абсолютные марионетки исполнительной власти. Но сложнее всего создать реальный широкий оппозиционный фронт. Задача объединения на правом и левом политическом фланге более не актуальна. Надо объединять оба фланга друг с другом. Личные и ценностные разногласия правым и левым придется на время оставить при себе, если мы в принципе хотим остановить сползание России к новому тоталитаризму со всеми его прелестями — от товаров по карточкам до полного удушения гражданских и творческих свобод и преследования людей за убеждения.

Говорить об угрозе реставрации в России после приговора Михаилу Ходорковскому «холодным летом-2005-го» наивно.

Это не угроза — реставрация свершилась. Очередная попытка России стать цивилизованным демократическим процветающим государством подавлена сверху.

Есть ли у нас шансы вернуться к нормальному развитию — станет ясно совсем скоро.