Провал на Востоке

25.03.2013, 10:27

Владимир Милов о потерях России от нефтегазовых сделок с Китаем

Прежде чем анализировать подписанные в ходе визита нового главы КНР Си Цзиньпина в Москву нефтегазовые соглашения и их выгодность для России, нужно проделать простое упражнение – проанализировать эффективность соглашений уже действующих.

Это не представляет какой-то особой сложности: недавно «Роснефть», вот уже несколько лет поставляющая крупные объемы нефти в Китай, опубликовала отчет об итогах 2012 года по международным стандартам. Подробный анализ итогов года менеджментом компании можно найти на ее сайте. На страницах 19–21 есть информация о выручке от реализации нефти, объемах и ценах продаж раздельно по направлениям – Европа и Азия. Очень подробная информация, прозрачные цифры, опубликованные самой компанией. Из этих цифр следует, что средние цены реализации нефти по азиатскому направлению – а это преимущественно Китай – составили примерно $98,2 за баррель по сравнению с $112,3 за баррель по европейскому направлению.

По китайскому направлению нефть продается дешевле более чем на $14 за баррель, чем в Европу. Если умножить это на годовой объем реализации по китайскому направлению, это означает, что «Роснефть» теряет на китайских поставках примерно $1,86 млрд в год.

Это не единственные потери: «Роснефть» получает от экспорта нефти в Китай еще меньше прибыли, чем по европейскому направлению, из-за дополнительных издержек, связанных с транспортировкой нефти. Из того же отчета за 2012 год, на который выше приведена ссылка, следует, что транспортировка нефти из Западной Сибири до дальневосточного порта Козьмино примерно на $2 за баррель дороже, чем до Новороссийска. В пересчете на годовой объем продаж – более $260 млн.

К этому следует прибавить вот что: по нефтепроводу ВСТО нефть экспортируется без смешивания с сернистыми сортами нефти Поволжья, как это происходит при экспорте нефти в западном направлении. За счет этого по восточному нефтепроводу экспортируется нефть нового сорта Espo (англоязычный перевод аббревиатуры ВСТО), которая торгуется с премией к сорту Urals примерно на $4 за баррель. В нормальных условиях нефть по восточному направлению должна продаваться примерно на $4 за баррель дороже, чем на Запад, тогда как в реальности она продается дешевле. Значит, при оценке упущенной выгоды от реализации нефти на китайском направлении нужно сравнивать доходы не исходя из стартового равенства цен, а исходя из того, что цена на восточном направлении изначально должна быть минимум на $4 за баррель больше. Тогда упущенная выгода составит около $20 за баррель: $14 прямая разница цен, $2 – дополнительные транспортные издержки, и еще $4 – нормальная рыночная премия за лучшее качество нефти.

Итого «Роснефть» теряет на китайском направлении более $2,5 млрд в год по сравнению с тем, что могла бы зарабатывать на экспорте нефти в Европу.

Для сравнения: это в 15 раз больше, чем бюджет хотел получить от повышения страховых взносов для индивидуальных предпринимателей, которое уже привело к массовому сворачиванию малого бизнеса в стране. За 30 лет это $75 млрд. А если удвоить объем реализации нефти… Ну, дальше считайте сами. Умопомрачительные цифры.

Подписанные громкие соглашения об экспорте нефти и газа в Китай характеризуются тем же, чем и все подобные сделки до этого – оглушительным молчанием по поводу того, а на каких же условиях китайцам продаются российские нефть и газ. Многие годы по этому поводу циркулировало множество спекуляций, скептики подозревали наличие значительных скидок китайцам, но власти хранили гробовое молчание. Теперь вот публикуемые «Роснефтью» официальные отчеты подтвердили опасения: поставки нефти в Китай невыгодны, они приводят к ощутимым, очень крупным потерям для России. Этот дисконт необъясним с рациональной точки зрения: нефть всегда можно продать на мировом рынке по мировым ценам. Например, цены продаж нефти в Европу, согласно данным отчета «Роснефти» за 2012 год, соответствуют средним мировым ценам нефти сорта Urals и даже чуть выше их. А на Востоке – такой вот очевидный провал.

Что касается природного газа, то ситуация может быть значительно хуже. Хотя здесь мы еще долго не узнаем правды: первые поставки газа запланированы только на 2018 год, скорее всего, сроки сдвинутся, то есть похожим образом заглянуть в отчеты мы сможем только в следующем десятилетии. До этого времени Владимир Путин, «Газпром», государственные СМИ и многочисленные прикормленные властью «энергетические эксперты» будут продолжать вещать нам про «геополитическую значимость энергетических поставок в Китай».

Однако если по части поставок нефти Китай действительно испытывает серьезнейший дефицит (потребление превышает собственную добычу на 260 млн тонн в год), то по газу ситуация совершенно иная. Китай продолжает оставаться в основном угольной страной: доля угля в выработке электричества вместе с теплом здесь составляет 85%, доля природного газа – 2%. Китай – крупнейший в мире производитель угля и его нетто-экспортер, так что о дефиците тут говорить не приходится. Потому газовые переговоры России и Китая в течение долгих лет и не могли увенчаться успехом, что китайцы традиционно заявляли: нам невыгодно покупать ваш газ сильно дороже, чем собственный уголь. Есть и другие причины: в Китае в последние годы бурно росла собственная добыча природного газа, она увеличилась с 27 млрд кубометров в 2000 году до более 100 млрд кубометров сейчас при том, что потребление составляет лишь чуть более 130 млрд кубометров (то есть потребность в импорте – какие-то ничтожные 30 млрд куб. м). А ограниченные потребности в импорте покрывались прежде всего за счет поставщиков, которые соглашались предоставлять щедрый дисконт к международным газовым котировкам – например, Туркменистана. Китай сейчас занимает первое место по импорту туркменского газа.

Вывод: новое крупное соглашение о поставках природного газа не могло быть заключено иным образом, кроме как путем предоставления китайцам значительных скидок. Учитывая опыт «Роснефти», уже подтвержденный официальными отчетами, по умолчанию такое утверждение является верным, пока не доказано обратное.

Здесь есть и другая проблема: строительство газопровода Якутия—Хабаровск--Владивосток, по которому предполагается доставка газа в Китай – его теперь пафосно называют «Сибирская сила» — обойдется, согласно названным прошлой осенью оценкам, более чем в $25 млрд (скорее всего, еще больше, так как никогда в современной истории начальные оценки стоимости сооружения газопроводов не оправдывались, и всегда требовалось их увеличение). Слава Богу, хотя бы отпала актуальность «западного» маршрута – поставок газа в КНР через Горный Алтай, которые потребовали бы нового закапывания миллиардов в инфраструктуру, а также привели бы к разрушению уникального природного заповедника, плато Укок.

Но таким образом прибыль от китайских газовых поставок будет придавлена не только вероятной низкой ценой на выходе, но и высокими дополнительными издержками на входе – опыт «Роснефти» полностью подтверждает это. И если с нефтью ситуация еще не катастрофическая, то прибыльность китайских газовых поставок, как представляется, вообще может раствориться в этих тисках.

Два месяца назад я был в Хабаровске, где хабаровчане с горечью показывали мне с амурского берега острова, переданные в 2004 году Китаю. Прошли годы, но руководство нашей страны продолжает и продолжает делать Китаю все новые необъяснимые подарки – при этом повышая налоги жителям собственной страны. Зачем им это надо?

Подобная прокитайская политика, наносящая прямой ущерб национальным интересам России – смесь странных геополитических воззрений нынешнего руководства страны (которое не боится платить нашими деньгами за свои антизападные суеверия, отдавая «геополитическому союзнику» Китаю земли и ресурсы) и вполне конкретных бизнес-интересов.

Сечину интересно договариваться с китайцами, потому что они дадут ему кредиты под гарантии будущих поставок нефти – деньги, которые Сечин сможет потратить на авантюры по тотальной скупке разнообразных активов сегодня, а возвращать придется нам с вами завтра. Ротенбергу, чей «Стройгазмонтаж» уже вошел в топ-30 крупнейших российских компаний по версии рейтинга «Эксперт-400», вполне возможно, перепадет очередной контракт на строительство газопровода.

Вся эта гремучая смесь из коррупционных интересов и геополитических химер порождает таких вот чудовищ, как все эти многолетние нефтегазовые «сделки века» с Китаем, которые уже приносят нам очевидные потери. Потери, вне всяких сомнений, принесут и новые сделки. Хотите опровергнуть? Проще простого: опубликуйте данные о ценах поставок.