Закройте двери

09.07.2012, 12:00

Владимир Милов о порочной миграционной политике властей

Новый вал прогнозов о средне- и долгосрочном будущем России актуализировал тему потенциальной нехватки рабочих рук в связи с плохой демографией. И, как всегда, последовала серия комментариев о том, что без привлечения мигрантов для решения этой проблемы якобы не обойтись.

Это довольно вредное и ни на чем не основанное утверждение вот уже 20 лет служит оправданием для совершенно неразумной и весьма опасной миграционной политики «открытых дверей».

В России существует немыслимая для развитых стран ситуация: границы страны полностью открыты для ежегодного притока сотен тысяч низкоквалифицированных мигрантов из стран с низким уровнем жизни.

Те, кто получал въездные визы в страны Шенгенской зоны, США, Великобританию, Канаду, Японию, Австралию и так далее, по своему опыту знают, насколько жестки правила въезда в эти страны, особенно для тех, кто пытается получить там работу. В Россию бесконтрольно въехать может практически любой — достаточно иметь паспорт любой среднеазиатской или южнокавказской страны.

В результате этого, по официальным данным, в Россию ежегодно переезжает около 270 тысяч мигрантов из Средней Азии и Южного Кавказа. И это только официальные данные, которые, как следует полагать, сильно занижены: многие выходцы из соответствующих стран вовсе не спешат официально регистрироваться как приезжие, а те, кто приезжает сюда на работу, массово перевозят в Россию членов своих семей и т. п.

Понятно, что, если пограничный режим «открытых дверей» будет сохраняться и дальше, этот поток лишь продолжится. Средние зарплаты в Таджикистане и Киргизии составляют $100—200 против более чем $800 в месяц в России. В Узбекистане, Азербайджане и Казахстане хоть и повыше — $500—600, но там значительная часть населения за пределами столиц и нефтедобывающих регионов получает куда меньше. Понятно, что при такой разнице уровня жизни и открытых границах люди просто продолжат массово ехать в Россию, и все. Что за этим следует?

Вопреки расхожему мнению, приезжие из стран Центральной Азии и Южного Кавказа вовсе не помогают решить проблему дефицита рабочей силы в России. По данным Росстата, в течение последних десяти лет, когда число рабочих мест в целом по стране выросло более чем на 4 млн (с 66 до 70 млн), прирост происходил в основном в секторах, где задействована высококвалифицированная рабочая сила.

Потребность в неквалифицированных рабочих оставалась на одном и том же уровне в 7,5 млн. человек — что в 2002, что в 2010 году.

Не нужно быть специалистом, чтобы понимать: страны Средней Азии и Южного Кавказа не могут быть поставщиками работников с высокой квалификацией: сегодняшний уровень образования в этих странах, социально-экономического положения их населения полностью исключает такую возможность. Из этих стран в Россию приезжают в основном низкоквалифицированные работники.

А между тем, судя по приведенным выше данным, дополнительного спроса на эти профессии в России не возникает. Прежде всего за счет банального повышения производительности труда и автоматизации сферы низкоквалифицированного труда (скажем, замены ручных уборочных и погрузочных работ использованием техники, замены продавцов и кассиров автоматами и т. п.) и за счет массового ухода этого сектора в тень, в том числе по причине использования «серого» труда мигрантов.

Объективные данные показывают, что в последние 12 лет спрос на низкоквалифицированный труд в стране как минимум не рос, а наши южные страны-соседи в состоянии поставлять нам в основном только такую рабочую силу. Это ставит серьезный вопрос: а в чем же смысл продолжения миграционной политики «открытых дверей» с этими государствами?

Среди негативных последствий такой политики создание ситуации переизбытка рабочей силы на рынке низкоквалифицированного труда и массового демпинга мигрантов в этом сегменте. Это приводит к целой группе негативных последствий. Прежде всего зарплаты на рынке неквалифицированного труда по-прежнему низки — как были на 50% ниже среднедушевых доходов населения в целом по стране, так и остаются сегодня. Как часто можно услышать: разве пойдет русский работать дворником? Конечно, когда зарплата в этой сфере всего на 3—4 тысячи рублей выше прожиточного минимума — не пойдет.

Ценовой демпинг мигрантов на рынке простейших профессий не только способствовал торможению роста доходов в этой сфере, препятствующему экономическому росту и росту благосостояния граждан, но и мешал дальнейшей модернизации и повышению производительности труда.

Модернизация происходит тогда, когда зарплаты высоки и за счет внедрения современных технологий можно снизить издержки. Если эти издержки и так низки вследствие эксплуатации сверхдешевого труда, то стимулов внедрять прогрессивные технологии нет — можно продолжать эксплуатировать тысячи таджиков.

Среди других негативных последствий консервация неприемлемо низких социальных стандартов в мигрантской среде, доходы большинства представителей которой существенно ниже реального прожиточного минимума, и высокая криминализация этой среды. Низкие социальные стандарты и криминал неизбежно выплескиваются на остальное российское общество: мы наблюдаем это и в виде плохого здоровья мигрантов, и в виде неподготовленных и плохо знающих русский детей мигрантов в наших школах и вузах, и в виде высокой доли мигрантов в показателях преступности. Усугубляется и проблема коррупции: мигранты являются удобной средой для коррупционеров во власти и близких к чиновникам структурах в сферах ЖКХ, строительства и так далее, отбирающими до двух третей дохода у приезжих, не умеющих и не настроенных бороться за свои трудовые права.

Альтернатива этой ситуации — визовый режим с нашими южными соседями и выдача рабочих виз только по группам профессий, где имеется реальный дефицит рабочей силы (прежде всего в области высококвалифицированного труда), замена коррупционного института «разрешений на работу» понятной и прозрачной процедурой выдачи рабочих виз.

Если легального большого спроса на импортную низковалифицицированную рабочую силу не будет, то не понадобится и рабочие визы выдавать в больших количествах. За этим соответствующий рост зарплат в низкоквалифицированном сегменте рынка труда, повышение благосостояния граждан, повышение производительности, технологический прогресс, снижение преступности и коррупции.

Почему ситуация не сдвигается в эту сторону? Здесь сталкиваются две группы интересов: геополитические устремления руководства страны и коммерческие интересы близкого к власти бизнеса. Власть вместо линии на европейскую интеграцию России очевидно делает ставку на «евразийство» (для Путина евразийский проект является личным приоритетом, что прямо следует из его статей, речей и практических действий), неизбежно имеющее следствием сохранение политики «открытых границ» со среднеазиатскими государствами. А коррумпированные чиновники и близкий к власти бизнес заинтересованы в увеличении личных прибылей и откатов за счет эксплуатации труда мигрантов по демпинговым ценам.

Эти интересы и дальше будут препятствовать кардинальному пересмотру миграционной политики. Но на кону серьезные стратегические вопросы развития государства: модернизация, повышение производительности труда, повышение социальных стандартов жизни общества, борьба с преступностью и коррупцией. Очевидно, что насущная потребность в достижении реального прогресса в этих направлениях будет возвращать нас к теме полной смены вектора миграционной политики снова и снова. Кстати, и визы с Евросоюзом будет легче отменить.