Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Распил России

22.11.2010, 09:00

Первый шаг к победе над коррупцией – аудит контрактов на новые стройки, финансируемые за счет госбюджета и госкомпаний

Так было или не было хищения $4 млрд в «Транснефти» при строительстве ВСТО? Материалы о воровстве в ходе строительства нефтепровода ВСТО, опубликованные Алексеем Навальным, стоит прочесть каждому, кто интересуется анатомией российской коррупции.

156-страничный материал – ни дать ни взять методичка по различным схемам воровства государственных средств, которую неплохо бы для начала прочитать всем тем, кто вещает о «борьбе с коррупцией» с высоких трибун.

Например, президенту Медведеву. Высокие слова говорить – это одно, а тут нашим глазам представлен весь нехитрый и этим же гениальный набор «сравнительно честных» способов отъема денег у россиян.

По валу здесь, конечно, доминирует моветон – банальное внедрение в схему строительства генподрядчиков-посредников, забирающих себе значительную долю капзатрат. Только по этому показателю эксперты, подписавшие акт «Транснефти», оценивают потери при строительстве ВСТО в 57 млрд рублей (страница 97 опубликованных Навальным материалов). Привет Степашину, без тени смущения заявившему, что «никакого хищения $4 млрд не было».

Встречаются и более модные, «трендовые» вещи. Например, в какой-то момент строительства «случайно выясняется», что земля под будущими нефтеналивными терминалами оказывается уже выкупленной некими коммерческими структурами, у которых приходится теперь выкупать ее втридорога – речь идет об истории с землей под строительство нефтеналивного терминала в Сковородино, которая к началу строительства чудесным образом оказалась под контролем структур предпринимателя Григория Березкина.

Против власти и менеджмента компании «Транснефть» во всей этой истории железным образом играет одно ключевое обстоятельство – засекреченность отчета Счетной палаты о проверке строительства ВСТО, имеющего гриф «для служебного пользования».

Сохраняющийся гриф секретности на этих документах одновременно девальвирует и все заявления Степашина об отсутствии хищений, и обвинения в «заказном» характере публикации отчета Навальным, и, самое главное, демагогию о «борьбе с коррупцией» из уст высокого начальства.

«Транснефть» — это компания, в которой нет ничего частного. Все государственное. Голосующие акции – все государственные. Члены совета директоров – все представляют государство. Государство регулирует тарифы на услуги «Транснефти» и по этой причине обязано анализировать все ее затраты, включая инвестиционные. Строительство ВСТО в основном осуществлялось на кредиты государственных банков, прежде всего Сбербанка, который кредитовал компанию по фантастически низким ставкам.

Короче говоря, куда ни кинь – государство. Плюс крупнейшая стройка последнего времени. Общество, вне всякого сомнения, имеет право знать, насколько эффективно расходовались эти средства. К чему здесь гриф секретности? Какие секреты охраняем? Какая уж тут «модернизация» страны?

Впрочем, совершенно ясно, почему этот гриф не снимают. Да, атака двухлетней давности «с применением Счетной палаты» была нужна новому руководству «Транснефти» для борьбы с наследием Семена Вайнштока. Но тем не менее

публикация подобных документов нанесла бы серьезный косвенный удар и по нынешнему руководству «Транснефти» и правительства. Ведь она в деталях вскрывает схемы, которые с тех пор ничуть не изменились.

Судите сами. В конце января этого года «Транснефть» выбрала подрядчиков для строительства трубопровода Восточная Сибирь – Тихий океан-2 (ВСТО-2). Крупнейший контракт оценочной стоимостью почти 15 млрд руб. (истинную стоимость лота «Транснефть» не раскрывает) получила компания «Стройновация», входящая в холдинг «Сумма Капитал» дагестанского предпринимателя Зиявудина Магомедова. Уже 16 февраля – через три недели – со «Стройновацией» был подписан контракт, а 19 февраля компания торжественно сварила первый стык ВСТО-2.

«Стройновация», как можно убедиться, заглянув в ее послужной список, начала свою деятельность всего лишь в 2005 году и работала только на объектах «Транснефти». Отметилась на строительстве той самой первой очереди ВСТО. Сейчас выигрывает конкурс на крупнейший контракт по строительству второй очереди, после которого начинает работу в рекордные, прямо-таки лужковско-батуринские сроки.

Владелец «Суммы капитал» Зиявудин Магомедов одновременно на паритетных началах с «Транснефтью» контролирует половину ООО «Приморский торговый порт» – крупнейший и самый современный морской нефтеперевалочный терминал страны, построенный в 2000-е годы в рамках проекта Балтийской трубопроводной системы (БТС). Сегодня порт обеспечивает перевалку на экспорт более 80 млн тонн нефти в год.

БТС строилась на деньги, целевым образом включавшиеся государством в тарифы на транспортировку нефти и собираемые всем миром с нефтедобывающих компаний. Как так получилось, что половиной ООО «Приморский торговый порт» владеют некие дагестанские бизнесмены?

Открытые источники в СМИ дают на этот вопрос незамысловатый ответ: «Сотрудничество ОАО «АК «Транснефть» и «Суммы Капитал» началось в 2001 году, когда государственная корпорация построила первые два причала Приморского порта на земле, купленной Зиявудином Магомедовым, под новый порт на Балтийском море». Узнаете схемку? Зиявудин Магомедов, разумеется, случайно угадал, где землицы на Балтике вовремя прикупить. А потом стал получать крупнейшие подряды от «Транснефти», не имея никакого опыта работы в строительстве магистральных нефтепроводов.

Ну а два других крупнейших контракта на строительство ВСТО-2 получили «Стройгазконсалтинг» Зияда Манасира (ныне крупнейший подрядчик «Газпрома») и «Стройтрансгаз» Геннадия Тимченко. Сами ищите в поисковых системах, если вы не знаете, что это за люди.

Я готов буду поверить, что при строительстве ВСТО-2 нет ни грамма коррупции. После того как увижу материалы гласной проверки проводившихся тендеров, сопоставления закупочных цен на товары и услуги с рыночными, проектной стоимости работ – с фактической.

Пока что этого нет даже в отношении ВСТО-1 – мы имеем отчет Счетной палаты, хранящийся за семью печатями, и полный набор оснований предполагать многомиллиардное воровство. А имеющаяся информация по ВСТО-2 дает основания для беспокойства – узкий круг все тех же связанных подрядчиков, непрозрачные торги, рекордные сроки заключения контрактов и начала работ, дающие основания предполагать, что все на самом деле было решено заранее, а тендер – лишь формальность. И никакой Вайншток уже здесь ни при чем.

Первый и важнейший шаг к победе над коррупцией в России – аудит крупнейших контрактов на новые стройки, финансируемые за счет бюджета и средств госкомпаний.

Распил многомиллиардных строительных подрядов сегодня – основной источник незаконного обогащения высших должностных лиц страны и их бизнес-приблуды, главная зона коррупционного риска.

Публикация Навальным материалов «Транснефти» — важный шаг к выводу схем этого распила на чистую воду. Увы, шаг, сделанный не властью. Теперь мяч на ее стороне поля. Для рассекречивания отчета Счетной палаты по «Транснефти» по-прежнему нет никаких препятствий, кроме политической воли.