Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Запрос на обновление

11.10.2010, 09:41

Если вдруг в Москве случатся настоящие выборы, следует ждать больших сюрпризов

Организованные «Коммерсантом» и «Газетой.Ru» виртуальные выборы мэра Москвы – блестящая инициатива, опровергающая целый ворох навязших на зубах политологических клише. В этом голосовании приняли участие около 67 тысяч человек (организаторы опроса подтвердили, что исключили из него «накрученные» голоса) – это почти 2% от числа людей, принявших участие в последних реальных выборах мэра Москвы (декабрь 2003 года), и многократно больше любой социологической выборки.

Многие скажут, что аудитория «Коммерсанта» и «Газеты.Ru» специфична, а оттого итоги нерепрезентативны. Это так и не так. Опрошен огромный массив избирателей. Та самая «специфичная» аудитория с либеральным уклоном именно в Москве составляет очень немалую долю граждан с правом голоса. За некоторых кандидатов в ходе опроса призывали голосовать популярные деятели вовсе не либерального толка, например дизайнер Артемий Лебедев, призыв которого очевидно добавил голосов победителю, Алексею Навальному. Так что

к итогам этого опроса стоит отнестись крайне серьезно. В любом случае, они представляют внятную и подтвержденную фактами альтернативу рассуждениям о том, что без сиятельных указаний сверху сами граждане не в состоянии выдвигать и выбирать себе политических руководителей.

Вывод первый – у партии власти огромные проблемы с легитимностью. Личные рейтинги Путина и Медведева пока еще высоки, но вот «второго эшелона» популярных политиков у них нет. В совокупности кандидаты от партии власти набрали на виртуальных выборах московского мэра чуть более 10% голосов против двух третей у оппозиционеров – ситуацию не помогли спасти даже такие довольно харизматичные фигуры, как Хлопонин или Шойгу.

Грубо говоря, если вдруг в Москве случатся выборы, где вдруг разрешат выдвинуться и нормально вести кампанию настоящим, а не потешным оппозиционерам, да еще и честно посчитают – ждите больших сюрпризов.

А если новым мэром Москвы назначат любую провластную фигуру из коммерсантовского списка, то доказательства отсутствия у нее должной легитимности налицо.

Собянин? Меньше 3% поддержки. Да и что ждать человеку, который живет в Москве меньше 5 лет и видел ее только из окна чиновничьего «мерседеса», приехав сюда сразу на должность главы президентской администрации?

Ничем не лучше и разнообразные хозяйственники – «птенцы гнезда Лужкова», которых прочат в московские мэры. Ни у кого из них нет и доли лужковской харизмы, зато нет недостатка в шлейфе сомнительных дел.

Вывод второй – сред тех, кто хотел бы видеть альтернативу власти, сформировался огромный запрос на обновление оппозиционного движения. В этом смысле символична не только победа Алексея Навального, но и то, что кандидат «против всех» набрал уверенное второе место. Люди устали от примелькавшихся лиц. Этот факт получил очевидное подтверждение еще летом, когда Алексей Навальный и графа «нужен другой кандидат» опередили Бориса Немцова в опросе о возможном кандидате от оппозиции на президентских выборах 2012 года, проводившемся нами в интернет-сообществе движения «Демократический выбор» (там приняли участие около 500 человек).

Оппозиции, вне сомнения, нужно учитывать этот запрос на обновление при выборе кандидатов на президентские выборы и лидеров вообще. Да, у прежних лидеров высокая узнаваемость – когда ТВ было еще свободным, они часто мелькали на экране. Но усталость берет свое.

Вот эта развилка для демократической оппозиции является критической применительно к избирательному циклу 2011–2012 годов. Если многолетние лидеры демократического движения снова ничего не добьются, не исключено, этот цикл станет для них последним.

Пока что многие из оппозиционных лидеров часто занимали жесткую линию на «политическую дедовщину» и борьбу с более молодыми конкурентами. Того же Алексея Навального в свое время выдавили из партии «Яблоко», как позже и другого сильного и перспективного «яблочника» — Илью Яшина. С похожей историей пришлось столкнуться и мне в движении «Солидарность», оппозиционному московскому отделению СПС, с которым активно воевал центральный аппарат партии, в итоге сдавший партию Кремлю.

Однако в будущем дедовщина и ставка на раскрученные фигуры совершенно точно выйдет для оппозиции боком. Если оппозиционные структуры не трансформируются из машин по легитимации доминирования старых лидеров в инструмент селекции новых, ничего хорошего их не ждет.

Вывод третий – новые лица, несомненно, есть. Фигура Алексея Навального – яркий тому пример. Навальный не просто харизматичный молодой политик, прославившийся борьбой с коррупцией в госкомпаниях. Работая в московском «Яблоке», он активно занимался социальными и прочими проблемами Москвы, хорошо знаком с городским хозяйством и, кстати, внес значительный вклад в формирование имиджа «Яблока» как «партии, решающей конкретные проблемы людей». Вполне себе подходящая кандидатура на пост будущего мэра города.

Этот сюжет – иллюстрация того, что новые перспективные лица в российской политике есть, причем они вовсе не обязательно укладываются в распространенные стереотипы и не обязательно представляют какой-то конкретный политический лагерь (тот же Навальный в своем живом журнале идентифицирует себя как «демократа, который не в восторге от либералов»). Я мог бы с ходу назвать десяток, но не в этом суть.

Суть в том, что эксперимент с виртуальным голосованием показал – если вернуть в нашу жизнь открытую политику и выборы, новые лидеры найдутся, и нытье про «отсутствие альтернативы» не более чем белый шум.

Другое дело, что для победы на реальных, а не виртуальных выборах популярность в интернете – дело недостаточное. Интернет все еще играет в общественно-политической жизни очень ограниченную роль, большинство избирателей – необходимо отдавать себе в этом отчет – пользуются преимущественно другими источниками информации.

На реальных выборах Алексею Навальному будет недостаточно поддержки тысяч его ЖЖ-френдов.

Отсюда четвертый вывод – политики, желающие чего-то добиться, не должны замыкаться на интернет-аудитории и должны идти в офлайн. Так, как сделали мы с коллегами, когда организовывали первый за последние годы подлинно массовый митинг оппозиции с требованиями возврата выборов мэра Москвы, прошедший 25 сентября на Болотной площади. Большинство пришедших людей, по нашей оценке, узнали о митинге не из интернета (в отличие от субботнего митинга коалиции «За Россию без произвола и коррупции», куда из-за дефицита офлайновой рекламы пришло меньше людей).

«Цепляющие» лозунги, свежие лидеры, умение вести пропаганду в офлайне в условиях цензуры – если оппозиция освоит эти принципы (а дело к этому идет), быстрое наращивание популярности на фоне слабеющей поддержки власти будет вполне возможным. Особенно это актуально в Москве, где любой мэр-назначенец из кремлевского «короткого списка» едва ли легко будет принят населением.

Москва в этом плане становится ключевой ареной политической борьбы – не зря Путин оборонял Лужкова до последнего. Из «вертикали» вынули ключевую опорную балку – теперь в Москве будет интересно. Столица возвращает себе статус центра российской политики.