Кого слушает президент

Национальное бремя России

15.12.2008, 10:18

«Газпром» наверняка захочет покрыть убытки от экспорта за счет повышения внутренних газовых цен

В условиях кризиса российские власти впервые задумались о необходимости замораживания ранее утвержденных планов повышения цен на продукцию инфраструктурных монополий — электроэнергию, газ, железнодорожные перевозки, коммунальные услуги. Следование ранее утвержденным параметрам роста этих цен сегодня перестает быть безобидным делом и может стать дополнительным фактором, тормозящим деловую активность и усиливающим инфляцию. Повышение цен на газ в этой связи вызывает особый интерес — во-первых, оно в значительной степени служит первоисточником роста цен на электричество и услуги ЖКХ, а во-вторых, резкое падение международных цен на энергоносители ставит под вопрос все обоснования прежних решений по резкому повышению внутренних газовых цен.

В самом деле, раньше усилия «Газпрома» по лоббированию повышения цен на газ, поставляемый российским потребителям (равно как и в страны бывшего СССР), до «европейского» уровня основывались на их сопоставлении с ценами продаж газа в страны Западной Европы по долгосрочным контрактам, привязанными к мировым ценам на нефть.

В прежние годы «Газпрому» везло — мировые нефтяные котировки устойчиво росли. Но вот сейчас они резко падают, в связи с глобальной рецессией перспектив восстановления роста спроса на нефть — а значит, и роста цен — не видно. Мы входим в период относительно низких нефтяных цен, который продлится некоторое, возможно, длительное время.

Но ответа на вопрос, что будет в этой ситуации в «формулами» расчета цен на газ, внедрявшимися в последние годы на газовых рынках России и стран бывшего СССР и в конечном итоге привязанных к мировым нефтяным ценам, нет. По идее, цены, рассчитываемые по этим формулам, надо будет снижать.

Например, принципы расчета внутренних цен на газ, утвержденные постановлением кабинета Фрадкова в мае 2007 года, приверженность которым подтвердил позже премьер Путин, предусматривали выход расценок на газ для россиян на уровень равной доходности с экспортными поставками к 2011 году (позже заговорили о том, чтобы растянуть этот срок). Однако уже в 2008 году, согласно планам правительства, внутренняя цена на газ в 2009 году должна будет превысить $80 за тысячу кубометров, а в 2010-м — $100. Между тем, если мировая цена на нефть в ближайшее время стабилизируется хотя бы на уровне в $50 за баррель, это будет примерно соответствовать уровню европейских цен на газ в $150–160 за тысячу кубометров (а еще недавно цены европейских поставок «Газпрома» превышали $500).

Если вычесть расходы на транспортировку газа в Европу, можно говорить о том, что равнодоходность внутренних и европейских поставок газа уже почти достигнута, а если нефтяные котировки провалятся еще ниже, до $30–40 за баррель, внутренние цены на газ, вполне возможно, придется снижать.

Вообще, надо сказать, совершенно не очевидно, что цены на газ для российских потребителей необходимо механически повышать до уровня европейских котировок. Во-первых, непонятна жизнеспособность привязки цен поставок газа по долгосрочным контрактам к мировым ценам на нефть (в частности, лихорадочные колебания нефтяных котировок в 2008 году свидетельствуют, что стабильности и предсказуемости условий поставок газа это не обеспечивает). Во-вторых, возникает вопрос, почему для ориентира берутся только цены газа в континентальной Европе, но не в США, Канаде или Японии, где они на 20–35% ниже европейских. Кроме того, внутренний рынок газа мог бы быть вполне конкурентным и формировать цены, прежде всего, под давлением конкуренции между поставщиками газа и со стороны других видов топлива, не обязательно привязываясь к самым дорогим в мире континентальным европейским расценкам.

Еще интереснее ситуация с поставками газа в страны бывшего СССР: здесь «Газпром» не только уже успел повысить цены для большинства стран до уровня, практически соответствующего европейскому, но и согласился на резкое увеличение закупочных цен газа из Центральной Азии, перепродаваемого преимущественно на Украину. Отсутствие договоренности с Украиной о цене поставок газа на 2009 год (текущая цена составляет $180 за тысячу кубометров) в совокупности с неурегулированной проблемой задолженности за газ, грозит очередной вспышкой новогоднего газового конфликта с перекрыванием поставок, ограничениями газового экспорта в Европу и новым ударом по репутации «Газпрома» как надежного поставщика газа. Однако в контексте предстоящего падения европейских цен на газ (неизбежного вслед за мировыми ценами на нефть) правота «Газпрома» становится вовсе не очевидной — время работает на украинцев. Обоснованность требований о повышении цены с Нового года тает на глазах, а цены для остальных постсоветских стран, возможно, и вовсе придется снижать, когда весной наступающего года цена на газ, поставляемый «Газпромом» в Западную Европу, упадет существенно ниже $200 за тысячу кубометров.

Непонятно, как поведет себя «Газпром» в ситуации, когда его партнеры получат все основания требовать снижения цен на поставляемый газ. Похоже, обвальное падение нефтяных котировок застало компанию врасплох:

едва ли «Газпром» сможет легко добиться обратного пересмотра в сторону понижения закупочных цен на центральноазиатский газ, расходы на покупку которого в 2009 году по ценам в $250 за тысячу кубометров (перепродажа газа из Центральной Азии на Украину может оказаться глубоко убыточной) и выше могут составить до 20 и более миллиардов долларов в год. Это отдельная большая проблема для российского газового монополиста: в следующем году доходы компании с учетом падения европейских цен будут явно ниже запланированных $133 млрд (по текущему курсу) и могут вообще сократиться до $80–90 млрд, или до уровня 2006 года, тогда как недавно утвержденный советом директоров компании бюджет «Газпрома» на 2009 год предусматривает расходы в сумме $136 млрд, в том числе капитальные инвестиции — $25 млрд. В связи с падением экспортных цен «Газпром» будет иметь глубоко отрицательный денежный поток либо вообще балансировать на грани убыточности, причем в связи с резким снижением доступности кредитов поступить привычным образом — покрыть дефицит бюджета компании заимствованиями — будет чрезвычайно трудно.

В этой ситуации помогли бы такие рецепты, как снижение операционных и административных издержек, распродажа непрофильных (да и части профильных) активов, срочный отказ от закупок газа в Центральной Азии, превратившихся в крупнейшую статью расходов «Газпрома» и приносящих убыток при перепродаже газа на Украину и в Белоруссию с учетом проблематичности дальнейшего повышения цен на газ для этих стран.

Но вряд ли мы увидим все эти меры реализуемыми на практике —

скорее всего, нас ждут выделение «Газпрому» масштабной госпомощи (за счет средств налогоплательщиков), а также урезание капитальных вложений, чреватое откладыванием и без того затянутой разработки новых газовых месторождений и обострением проблемы дефицита поставок газа в ближайшие годы.

Ну и, конечно, перенос бремени покрытия выпадающих доходов от снижения экспортной выручки на внутренних потребителей газа — через продолжение повышения внутренних газовых цен. В ходе «прямой линии» с российскими гражданами 4 декабря премьер Путин уже признался, что подобного рода действия со стороны нефтяных компаний — компенсация падающих экспортных доходов за счет высоких внутренних цен — с его точки зрения, штука вполне приемлемая.

Если руководствоваться этой логикой, то повышение внутренних цен на газ в 2009 году на 25% для населения и на 20% для остальных потребителей, как это запланировано правительством, выглядит вполне объяснимым. Труднее объяснить его, глядя на падающие мировые цены на нефть и задумываясь о нежелательных последствиях, которые может принести экономике сохранение принятых ранее темпов роста внутрироссийских цен на газ.