Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Третья волна кризиса

12.09.2011, 12:59

Сейчас идет не вторая, а третья волна спада

Комментарии по мировой экономике со стороны официальных лиц становятся все более и более пессимистическими. Вслед за все более пессимистическими статистическими сводками.

20 августа президент США Барак Обама неожиданно заявил: «Факт в том, что мы проходим сейчас ужасную рецессию...» А в начале сентября новый директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард сообщила, что глобальная экономика вступает в «опасную новую фазу» и политикам в развитых странах необходимо использовать все возможные инструменты для стимулирования роста.

Что стоит за этими фразами и какова ситуация в мировой экономике после окончания QE2 и резкого биржевого спада?

Ложь, большая ложь и статистика

Статистики врут. Врут в России и во всем мире. Всегда хотят представить ситуацию лучше, чем она есть на самом деле.

Самый распространенный способ такой лжи — это пересмотр показателей за прошлый период. Это просто. Пусть за 3 квартала было произведено 300 единиц ВВП. Но ведь важно, как они произведены. 98+100+102 = хорошая статистика, показывающая рост. А наоборот — плохая и показывает спад.

Как плохую статистику превратить в хорошую? Пусть у нас 100+100+100 = 300, отсутствие роста. Давайте немного занизим базу и перенесем пару процентов из позапрошлого квартала в нынешний. Получим 98+100+102. Вот и весь фокус. Стагнация превращена в двухпроцентный рост. Хотя за те же три квартала произведено все тех же 300 единиц...

Но вот проблема — следующий, четвертый квартал. Ведь если стагнация продолжается и в нем будут произведены те же 100 единиц, то мы получим спад на 2%. Не годится. Снова пересматриваем прошлую статистику и получаем 97+99+101+103=400. Оп, двухпроцентный рост сохранился. И так далее.

Но, как видим, вранье накапливается. Чтобы показать рост в каждом следующем квартале, приходится все глубже занижать прошлые данные.

Именно этим статистики всего мира и занимаются последнюю пару лет — высасывают из пальца фиктивные показатели роста ВВП.

Я привел условный пример. Но именно так работает этот механизм, только чуть сложнее. В США дают три оценки квартального ВВП в течение трёх месяцев. Третья оценка считается финальной.

Первый и самый простой способ фальсификации — это завышение первой оценки и последующее ее снижение. Вот, например, за II квартал 2011 года первая оценка — 1,3% роста (годового, сезонно выровненного), а вторая оценка — 1,0%. Третья оценка может оказаться еще ниже.

Второй способ — пересмотр прошлой статистики в сторону понижения. Например, когда вышла первая оценка ВВП II квартала, финальная оценка ВВП I квартала была пересмотрена с +1,9% на +0,4% — вот так радикально сокращена почти в пять раз. Обратите внимание: это сокращена уже финальная оценка! Перед этим вышло три оценки первого квартала, которые давали 1,8–1,9% роста. Что случилось? Да ничего не случилось. Просто так статистикам захотелось.

И эта откровенная подтасовка с занижением базы для сравнения осуществляется статистиками из США, сидящими в Бюро экономического анализа (БЭА) минторга США, регулярно.

Причем статистики вынуждены занижать все глубже, все на более длительный предыдущий период. Иначе не получается завышение текущего квартала. И в результате мы с удивлением узнаем, что те цифры экономического спада, к которым мы уже привыкли, оказываются устаревшими.

Например, по горячим следам считалось, что в 2008 году в США был рост ВВП на 1,1%. А в августе этого года мы узнали, что, оказывается, был спад в минус 0,3%. Спад в 2009 году углубился в полтора раза, с минус 2,4% до минус 3,5%. С помощью такого занижения базы, углубления кризиса, достигается рост в 2010 году на 3%.

Как же вывести статистиков на «чистую воду»? А давайте попробуем не пересматривать третьи, финальные оценки ВВП за прошлые периоды — что будет тогда? Выяснится, что в 2010 году рост ВВП был не больше 0,5%, т. е. на уровне точности оценок. 3% роста ВВП США в 2010 году — фикция: темп завышен в 6 раз. Причем исключительно за счет статистического фокуса с пересмотром прошлой статистики.

А если посмотреть на квартальную статистику ВВП? Традиционно для завышения роста в текущем квартале занижаются сразу два предыдущих квартала. Давайте попробуем очистить статистику от лжи тем же способом — сохраним оценки последних двух кварталов без изменения. Что мы получим?

Мы увидим, что вторая волна кризиса уже прошла в 2010 году. В III квартале 2010-го темпы роста ВВП США стали отрицательными (минус 0,3%). Затем в IV квартале был неплохой отскок, и с 2011-го начался новый спад. И во II квартале 2011-го был не рост на 1%, а спад на 1,3%. Сейчас идет не вторая, а третья волна спада. Обе волны были скрыты от нас ложью статистиков из БЭА.

Все расчеты и графики приведены в моем блоге.

Логика второй/третьей волны спада

Кризис имеет свою внутреннюю логику. Несмотря на особенности в каждом конкретном случае, есть общие закономерности. И одна из них связана с динамикой запасов.

Во время спада производители сокращают производство и распродают запасы товаров. Дойдя до нижней точки кризиса, они оказываются в ситуации, когда запасы находятся ниже некоего нормального уровня. И после кризиса следует довольно быстрый отскок, связанный именно с восстановлением запасов.

Вот простой пример. Пусть уровень производства 100 единиц, а запасов — 20. Во время кризиса резко сокращаются заказы — пусть до 90. Это означает, что производство должно упасть не на 10 единиц, а больше, т. к. уровень запасов 20%, то надо распродать еще и лишние 2 единицы запасов, т. е. производство надо сократить на 12 единиц. Точно так же происходит и обратный процесс при выходе из кризиса: производство должно расти быстрее спроса, чтобы увеличить уровень запасов.

Но что такое экономический рост, связанный с ростом запасов? Важно, что это не купленное еще производство, т. е. именно сторона предложения, производство, начинает выход из кризиса. Рост производства сокращает безработицу, увеличивает зарплаты, низкий уровень запасов толкает вверх цены и увеличивает прибыли. Т. е. предложение тянет за собой восстановление денежного, платежеспособного спроса. Однако затем наступает очень нервная точка, когда спрос должен начать сам тянуть за собой предложение – это собственно и является сменой посткризисного оживления производства на нормальный экономический рост, завершением кризиса.

Что произошло в 2008–2011 годах? Кризис был достаточно глубок и достиг «дна» в IV квартале 2008-го (по последней версии БЭА; по их первоначальной версии — во втором квартале 2009-го). Затем началось оживление производства, связанное именно с восстановлением запасов. Оно продолжалось примерно два-три квартала на фоне монетарного ослабления и бешеного роста финансовых рынков.

А потом произошел сбой: спрос в экономике не сформировался. И

посткризисное оживление производства уперлось в стену ограниченного спроса, затормозилось и пошло назад. Это и стало второй волной кризиса.

Конечно, вторая волна была слабее, чем первая, т. к. и предшествовавший ей бум был совсем несильным и недолгим. Рост выдохся, сорвался, экономика снова уперлась в ограничение спроса и упала.

В конце 2010 года на волне энтузиазма, связанного с QE2, производство вновь сделало попытку роста — и вновь рост сорвался. Теперь и рост-то был скромнее и короче (один-два квартала), и спад более глубокий.

Выход из второй волны кризиса опять совпал с бурным оживлением финрынков в конце 2010-го — начале 2011 годов. И ощущение третьей волны спада в экономике, вероятно, и вызвало резкое падение рынков в конце июля — начале августа 2011-го (на 20% за две недели). Биржевой спад сравним по скорости только с октябрем 2008 года – пиком финансового кризиса. Хотя он был не столь глубок и длителен и не превратился в «крах».

Что же мы имеем на сегодня? Стабилизацию экономики США «на дне». И так как импульс перехода к росту (т. е. быстрый отскок, связанный с динамикой запасов) исчерпан вхолостую, то выход экономики из этого состояния будет теперь очень долгим и мучительным. Это как завязшая машина, которую враскачку толкнуть можно, а если просто давить, то с места не сдвинешь. Вот теперь у нас «завязшая мировая экономика».

Конечно, проведенные мною расчеты не претендуют на точность, но они, на мой взгляд, гораздо реалистичнее описывают то, что происходит в американской экономике, чем официальная статистика. И объясняют, почему выход из кризиса не сопровождается ростом занятости, кредитования, оживлением рынка жилья и т. д. Потому что

выхода из кризиса просто нет. А есть в реальности стабилизация экономики на уровне неполной занятости и пониженной загрузки производственных мощностей.

По официальной же статистике получается странная и противоречивая картина, необъяснимая с точки зрения экономической науки. Зато, если выкинуть ложь статистиков, все сразу встает на свои места и становится логично.

Кому выгодно?

Конечно, действующей администрации президента США. Благодаря статистическим фокусам, она получает почти желаемую картину успешной борьбы с кризисом. Главное в том, что каждая актуальная, сегодняшняя порция статистики в каждый момент времени не противоречит этому тезису.

Не стоит думать, что это такой «политический заказ» Обамы. Я думаю (по ряду косвенных признаков), что президент, говоря словами Александра Пушкина, «сам обманываться рад». И не в курсе игр со статистикой. Более того, полного отчета в том, что происходит, не отдает себе и минторг (судя по его комментариям). И только в БЭА понимают, что именно, как и зачем они делают. Чем выше уровень власти, тем выше уровень некомпетентности — все логично.

А вот почему об этом говорит активно английская пресса и практически молчит американская, вопрос интересный. Почему об этом активно говорят в блогах и молчат в прессе – тоже любопытно. А еще интереснее, почему про это не говорят знаменитые американские профессора, нобелевские лауреаты, в том числе и республиканского толка.

Очевидно, существует некий негласный «заговор молчания». Никто из них не хочет стать «белой вороной», вроде как нарушить некие этические нормы, вот они предпочитают не замечать «бревно в глазу».

Это вполне стандартное поведение американской элиты. У нее есть общие интересы, которые важнее разногласий. Например, вроде бы всем известно, что Дж.Буша-младшего избрали президентом США только благодаря избирательным махинациям его брата, губернатора Флориды. И если бы демократы тогда пошли до конца, то президентские выборы впервые в истории США пришлось бы отменить. Демократы согласились проиграть выборы, но на такой скандал не пошли. Похожая ситуация и сейчас.

Очень редко американская элита выносит «сор из избы» типа импичмента Ричарду Никсону или секс-скандала Билла Клинтона. Но тут в обоих случаях была личная ошибка действующего президента – откровенная ложь. Вопрос же со статистикой совсем не таков, не столь очевиден и вообще весьма запутан: ведь альтернативных расчетов никто не ведет, просто потому что не в состоянии (огромный массив первичной информации, который есть только у БЭА).

В России...

… все столь же просто. Старый руководитель Росстата не хотел заниматься такими откровенными манипуляциями и был уволен. И сразу после назначения нового страна стала стремительно «выходить из кризиса». Промышленный спад I квартала 2010-го в 8%, ранее зафиксированный Росстатом, исчез без следа, безработица за пару месяцев упала на 0,8 млн человек, инфляция совсем остановилась, и т. д.

Отличие только одно.

Все пресс-релизы БЭА в США по-прежнему висят на сайте БЭА и минторга. И мы можем прикинуть масштабы влияния пересмотра прошлой базы на текущие показатели. А вот все прошлые пресс-релизы Росстата сразу по выходе новой, поправленной цифры с сайта исчезают, чтобы особо въедливые блогеры не могли ничего найти...

Была когда-то (в 1991—1992-м) концепция, что Росстат должен быть подчинен не правительству, а парламенту. Чтоб не был заинтересован во вранье. Впрочем, сейчас и это не помогло бы: такой у нас парламент...

В итоге

В мировой экономике все плохо. Настолько плохо, что статистики уже не могут это скрывать полностью. Пока они признают официально лишь снижение темпов роста или «паузу» в росте. И похоже, большего не допустят. В крайнем случае, придется в очередной раз углубить прошедший кризис, что позволит продолжать показывать пусть и небольшой, но рост.

Но экономику не обманешь. Люди не покупают дома. Даже автомобили (после отмены программы обмена автохлама на новые авто). Не берут кредиты в банке. Не используют даже кредит по кредитным картам. А раз нет кредитования, то нет и роста спроса. А значит, нет и роста экономики.

Людей трудно обмануть: они оценивают перспективы своего дохода и стабильности этого дохода, исходя не из оценок БЭА или заявлений Обамы, а из реалий своей жизни.

С бизнесом сложнее. Он готов обманываться и идти вслед за настроениями, поддаваться эйфории финансовых рынков и т. д. Но постоянно утыкается в суровые реалии жизни (ограниченный спрос) и снова падает. Фактически из кризиса 2008–2009 годов США и мировая экономика так и не вышли.