Худой мир на пороге войны

18.03.2010, 09:11

Постоянное затягивание тугого узла ближневосточных противоречий рано или поздно приведет к взрыву

Заседание ближневосточного «квартета» в Москве — событие статусное, но совсем не судьбоносное. Сам факт приезда в российскую столицу ведущих дипломатов мира — компенсация за так и не состоявшуюся московскую мирную конференцию по Ближнему Востоку, проведения которой Смоленская площадь добивалась два года. Правда, в последнее время об этой идее вспоминали скороговоркой. Понятно, что помпезный форум, даже если он соберется, не даст результата: ситуация в регионе не располагает не то что к примирению, но даже и к осмысленному диалогу. Предыдущее подобное собрание, организованное в Аннаполисе администрацией Джорджа Буша под занавес ее правления, закончилось ничем, хотя Белый дом и госдепартамент вроде бы прилагали серьезные усилия.

Заседание «квартета» позволяет России напомнить, что она остается в числе основных посредников, встреча создает возможность для кулуарных разговоров, например, об Иране или последних нюансах договора об СНВ, при этом ни к чему не обязывает — чуда в ближневосточном процессе никто не ожидает.

Неожиданно другое. Встреча в Москве проходит на фоне беспрецедентного обострения между США и Израилем. Американская администрация посчитала оскорблением тот факт, что израильское МВД объявило о расширении строительства еврейских кварталов в Восточном Иерусалиме в ходе визита Джо Байдена, который прибыл для запуска непрямых переговоров между сторонами. И, хотя премьер-министр Биньямин Нетаньяху попытался сгладить эффект, пообещав разобраться в причинах неудачного совпадения, снять напряжение не удалось. Теперь Барак Обама может использовать ситуацию для того, чтобы надавить на Израиль.

Сразу после выборов демократическая администрация начала пытаться скорректировать традиционный подход Белого дома, который, по сути, заключается в односторонней поддержке Израиля. Еще во время избирательной кампании Обаме пришлось убеждать еврейский электорат, что он привержен идее безопасности главного союзника на Ближнем Востоке: влиятельные организации с подозрением относились к кандидату, воспитанному в Индонезии, да еще и носящему второе имя Хусейн. Тогда недоверие удалось развеять, но затем опасения стали оправдываться.

Барак Обама и его стратеги действительно считают, что для успеха ближневосточной дипломатии США следует сделать шаг навстречу арабскому миру, особенно после того, как Буш напрочь испортил отношения с ним.

(Об этом, в частности, не устает писать Збигнев Бжезинский, которого считают одним из вдохновителей внешней политики нынешней администрации.) Выступление Обамы в Каире, которое считается лучшим из его программных речей, хоть и блистало выверенными акцентами, содержало реверанс в арабскую сторону, что вызвало нервозность в Израиле.

И американцы, и израильтяне ужасно недовольны друг другом. Израиль крайне разочарован тем, что Вашингтон недостаточно горячо приветствовал прошлогоднее публичное согласие Нетаньяху на сосуществование двух государств — израильского и палестинского. Для очень правого по духу кабинета, каковым является нынешнее правительство, это огромная уступка, которую, как считают израильтяне, американцы совершенно не оценили по достоинству, приняв как должное. Белый дом, со своей стороны, раздосадован непримиримой позицией Израиля по вопросу о строительстве поселений. США обусловили дальнейшие переговоры прекращением поселенческой активности, но израильские власти это категорически отвергли. В результате к концу года американские усилия затухли, более того, администрации пришлось сдать назад, смягчив требования. Это, в свою очередь, не просто разочаровало арабов, но и остро поставило вопрос о доверии к Обаме, о его способности противостоять израильскому напору.

Правда, уже тогда некоторые комментаторы высказывали мнение, что так просто администрация не отступит. Демарш во время визита Байдена дает Вашингтону шанс перейти в контрнаступление. Поставить второго человека супердержавы в глупое положение — шаг очень дерзкий вне зависимости от содержательной стороны проблемы. И за него придется платить. Не случайно друзья Израиля в Соединенных Штатах предпринимают сейчас титанические усилия, чтобы смикшировать произведенный эффект.

Израиль может вести самостоятельный курс, но, в конечном счете, само его существование во враждебном окружении зависит исключительно от американской поддержки. Сейчас у Вашингтона есть возможность изобразить смертельную обиду и дать понять, что помощь отнюдь не безгранична и не безусловна.

Нанесенное Америке оскорбление также ставит в чуть более уязвимое положение произраильское лобби в США, хотя всерьез поколебать его позиции едва ли реально. Обаме очень нужен если не успех, то хотя бы отсутствие провала. На этой волне от Нетаньяху можно потребовать смягчения курса, пусть даже и временного, но достаточного, чтобы вывести ближневосточный процесс из нынешнего обморочного состояния. Тем более что остальные участники «квартета» склонны поддержать такой подход. Европейцы в ярости из-за того, что организаторы убийства в Дубае одного из лидеров ХАМАС, в котором подозревают израильские спецслужбы, использовали для проведения операции фальшивые паспорта стран ЕС. А Россия всегда считала, что Вашингтон недостаточно давит на Израиль.

Израильское правительство имеет пространство для маневра, но оно весьма ограниченно. Лоскутная коалиция легко может распасться, а общественное мнение не настроено на примиренчество. К тому же вопрос переговоров упирается в раскол палестинского руководства и самой территории: Газа по-прежнему под властью ХАМАС, Западным берегом управляет ФАТХ. Возможности для компромисса у Махмуда Аббаса также крайне невелики. При этом многие говорят, что он последний палестинский лидер, способный пойти на сделку с Израилем, любой его преемник будет существенно радикальнее.

В этой ситуации гипотетически можно предположить и сценарий, при котором Израиль сыграет ва-банк, возможно, на иранском направлении. Дипломатический процесс вокруг ядерной программы Тегерана завяз. Говорят о введении санкций, которых на самом деле все боятся: неясно, что делать, если они не подействуют. Израиль же неоднократно давал понять, что не будет бесконечно выжидать, пока международное сообщество что-то решит, поскольку видит в Иране угрозу своему существованию.

Израильская силовая акция против иранских ядерных объектов приведет к резкому обострению во всем регионе, когда США не останется иного выбора, кроме как поддержать испытанного союзника — как против Тегерана, так и против ХАМАС и «Хезболлах», которые, вероятно, будут задействованы Ираном для асимметричного ответа.

Такой вариант развития событий чреват непредсказуемыми последствиями, но и постоянное затягивание тугого узла противоречий, прикрываемое имитацией дипломатических усилий, рано или поздно тоже приведет к взрыву. Так что Бараку Обаме может представиться возможность проиллюстрировать на практике положения своей собственной речи на вручении Нобелевской премии мира, в которой президент США доказывал правомерность «справедливых» войн.