Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Не схавал

16.09.2011, 16:13

Юлия Латынина о сути конфликта вокруг «Правого дела»

В стране есть «кукловод, который дезинформирует российское руководство, оказывая давление на СМИ, и этого кукловода зовут Владислав Сурков». «Я буду делать все возможное, чтобы отправить Суркова в отставку» — уже одних ради этих слов Михаила Прохорова стоило затевать «Правое дело».

В чем суть конфликта? Сурковские хомячки пытались отжать Прохорова. А он их послал. Он вступал в сделку с Кремлем (и это нормально, это правильно — пытаться в существующей ситуации сделать хоть что-то полезное через сделки и компромиссы), но оказалось, что сделка должна быть даже не с Кремлем, а с хомячками, с группой мелких бездарей, которые довели рейтинг своего последнего подопечного Яценюка с 14% до 7% и Прохорова рассматривают исключительно как лоха, у которого можно попилить 800 млн рублей (что — тут не нельзя не согласиться с Носиком — и было целью всего проекта).

Еще раз: вся эта история пахнет не политикой и не договоренностями с Кремлем — она пахнет гнилой разводкой с целью попила денег.

К Прохорову, как я полагаю, пришел Валентин Юмашев и стал продавать ему эту идею — возглавить карманную партию для будущего либерального президента Медведева. Путину и Медведеву вся эта история была не очень нужна, но они не очень и возражали.

В чем была ценность проекта «Правое дело» для Медведева? В том, что существуют где-то 15% российского электората, не окучиваемые ни партией жуликов и воров, ни коммунистами, ни ЛДПР, на которых он — как бы либеральный как бы президент — сможет опираться через как бы партию как бы либералов.

Для Путина ценность была в другом. Бюджет трещит по швам от непомерного воровства, необходимы сокращения (причем ясно, что сокращать будут не ротенбергов-ковальчуков, а врачей-учителей), и хорошо бы, чтобы эти сокращения выполнял либеральный козел отпущения — ну, например, как бы либерал Кудрин, опять-таки опирающийся на как бы партию в как бы Думе.

А дальше началось то, ради чего, собственно, все и затевалось: налетай, братва! Лох бабки дает! Месяца два назад новостные ленты облетело сообщение об избиении в Кабардино-Балкарии Ибрагима Яганова — Героя Абхазии и одного из лидеров кабардинского народа.

Ибрагим — мой приятель, у него очень плохие отношения с президентом Каноковым, и били его не первый раз. Я позвонила Ибрагиму и спросила: «Ну что, Ибрагим, это опять Каноков?» На что, к своему изумлению, услышала: «Нет, это из-за «Правого дела». У нас есть тут такой Тлехугов, родственник Канокова и глава местного Россельхозбанка, и они тут рассказывают, что он был тут у Прохорова в Москве и Прохоров распорядился назначить его лидером нашего «Правого дела». А я член политсовета. Мы тут уже много выяснили, и похоже, что меня побили, чтобы под ногами не путался».

Я позвонила Михаилу Прохорову. Тот меня заверил, что с Тлехуговым он никогда не встречался и даже фамилии такой не слышал.

Однако через неделю в Кабарде таки состоялся политсовет, на котором Тлехугова избрали главой кабардинского «Правого дела», «по личному указанию Михаила Прохорова», как было сказано на политсовете.

Знаете, что это означало? Что хомячки, навязанные Прохорову, торгуют местами в партии, да еще под его именем.

Отчаянный распил совмещался с еще более феноменальной профессиональной некомпетентностью.

Прохоров лично позвонил Ольге Романовой и пригласил войти в «тройку». Обсуждать условия Ольга отправилась к одному из его пиарщиков.

И вот картина маслом. Приходит Ольга Романова, одна из самых известных журналисток России, к этому Сулейману Магомедовичу или Магомеду Сулеймановичу, им приносят чай, они садятся в мягкие кресла, и Сулейман Магомедович или Магомед Сулейманович говорит: «А вы, собственно, по какому вопросу?» «Я Ольга Романова», — отвечает Романова. Магомед Сулейманович — Сулейман Магомедович морщит лоб. «А, — говорит он, — вы у нас специалист по вопросам семьи». Ольга пожала плечами, говорит: «Вы бы меня хоть погуглили». «Так, погуглить, погуглить… А, вспомнил, вы из компании «Интел»!» Тут Ольга встала и ушла.

Проблема хомячков оказалась та, что Прохоров — это не лох для вытирания ног хомячками. И не рявкиным-дунаевым-богдановым разводить человека, который в Норильске ломал красных директоров и проворовавшихся профсоюзников. Не надо думать, что Прохоров не видел того, что видел Акунин, отказавшийся вступать в «Правое дело».

Обратите внимание, как Прохоров технично, без хамства, попытался свалить из проекта. Он встретился с Медведевым и объяснил ему (см. интервью Прохорова в МК), что он «правый» не в том смысле, что «правый», а в том, что он прав. После чего у Медведева, на мой взгляд, должен был родиться разумный вопрос: «А на хрен нам еще одна левая партия, возглавляемая миллиардером?»

То есть Прохоров просто красиво обесценил стоимость проекта для Кремля. Но хомячки, судя по всему, не сдавались. И получили по полной. Будет ли это та банановая корка, на которой наконец поскользнется Сурков? Вряд ли. А жалко.