Кто в лес, кто по Навальному

13.05.2011, 16:14

Юлия Латынина об уникальности Алексея Навального

В России наконец нашелся коррупционер — это Алексей Навальный. Дело против него заведено по уникальной статье — п. «б» ч. 3 ст. 165 УК РФ – (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения).

Как разъяснил официальный представитель СК Владимир Маркин, «Навальный убедил Опалева (гендиректора ГУП «Кировлес») подписать заведомо невыгодный договор между ГУП «Кировлес» и ООО ВЛК на реализацию лесопродукции. Фактически, я могу сказать, Навальный в своих действиях применил тактику и приемы, которыми пользуются рейдеры при захвате предприятий».

История «Кировлеса» банальна.

«Кировлес» — это самое большое предприятие Кировской области, государственный монополист, 36 филиалов, баланс — тайга, 200 млн руб. убытков и еще 200 млн руб. истлевшей дебиторки.

Лесной бизнес коррумпированный и мелкий. Это даже не бизнес, а механизм выстраивания взаимоотношений в маленьких поселках. Есть Кировская область в полтора миллиона жителей, есть филиал «Кировлеса». Директор филиала моется в бане с главой поселка и начальником милиции, лес они рубят налево, особой централизации нет, все дербанят всё, что дербанится. Ну, может, относят по 200 тыс. наверх.

Обычная история с «красным директором»: чтобы украсть один рубль, красный директор прогадит тысячу, потому что в прогаженной тысяче один рубль не виден.

Пришел новый губернатор — Белых. «Кировлес» в области — основная проблема. Запущенный монополист, денег в бюджете нет, а «Кировлес» нагло требует: «Дайте денег, у меня четыре тысячи человек». Белых потребовал навести прозрачность в продажах.

В это же время в область пришло несколько наивных яблочников, зазванных губернатором. Один из них, Петр Офицеров, организовал компанию по торговле лесом — ВЛК, Вятская лесная компания.

По информации осведомленных источников, ВЛК заключила с «Кировлесом» контракты на закупку по рыночной цене. Через несколько месяцев директор «Кировлеса» Опалев встал на совещании у губернатора и заявил: «Вот, Навальный меня принуждал централизовать продажи, мы стали продавать через ВЛК и разорились». Тут же Белых посмотрел, сколько было продано через ВЛК, оказалось — 1,5%. «Уволить на х…», — приказал Белых.

После этого мистическим образом оказалось, что уволить Вячеслава Опалева — неразрешимая задача. Навальный все понял, плюнул и ушел из советников.

Белых продолжал попытки возбудить против директора уголовное дело. В процессе директор спелся с эфэсбэшниками и 16 февраля 2010 года под камеру дал взятку в 2 млн руб. Андрею Вотинову, советнику Никиты Белых. (На Навального, заметим, у них и того нет.)

Когда «Кировлес» перестал отпускать ВЛК лес, она, естественно, булькнула и пошла ко дну, поставщики остались ей должны 400 тыс. руб., она осталась должна «Кировлесу» 400 тыс. руб., офис ВЛК поставили вверх дном. Петр Офицеров — бывший яблочник, четверо детей — проклял все. Одна радость: для кировского леса Офицеров учредил отдельную компанию, в ней все было белое, включая зарплаты, так что даже из пальца высосать к ней претензий не получается.

Алексея Навального можно только поздравить: сначала нашистская гопота, получив от ФСБ данные тех, кто жертвовал на «Роспил», устроила сайту дополнительную рекламу, потом Следственный комитет рьяно занялся ущербом на 1,3 млн руб. «при отсутствии признаков хищения».

В путинской России ярость начальства умеряется глупостью исполнителей.

Алексей Навальный на сегодняшний день самый серьезный оппонент режима и единственный политик, которому удалось обойти главную проблему России — проблему маргинализации оппозиции.

В авторитарном режиме политическая оппозиция невозможна — какая оппозиция при Анне Иоанновне?

Невозможна она по двум причинам. Во-первых, оппозицию должен финансировать бизнес — а как он может ее финансировать, если любого, кто финансирует, тут же разорят?

Вторая причина несколько сложнее: режим принципиально выстроен так, чтобы не реагировать ни на какое давление общества. Владимир Путин полагает уступки обществу слабостью и никогда на них не идет. Именно в этом причина, например, Химкинского леса. Дело не в том, что так уж необходимо дать Ротенбергу заработать на строительстве дороги. Дело в том, что, с точки зрения режима, идти на уступки много возомнившим о себе смердам — слабость.

В таких условиях любая оппозиция автоматически становится маргинальной. Она не просто ничего не решает: всем известно, что, если обратишься к оппозиции, будет только хуже.

Всем известно, что, если выйдешь на митинг, митинг ничего не решит. А большая часть людей прагматичны и не хотят принимать участие в митингах, которые заведомо ничего не решают.

Навальный ведет политику без политики и имеет партию без партии. Благодаря этому он не превращается в маргинала, как, например, Немцов (при всем моем к нему уважении).

И с учетом того, что режим стремительно катится к египетскому сценарию, Навальный вполне может стать президентом России.