Как Россия теряет союзников в Азии
Кто может покинуть правительство

Убийство Ходорковского

14.10.2009, 21:22

Так и не дождалась полной стенограммы о встрече Владимира Путина с писателями на сайте премьер-министра. Хотя чего уж там скрывать, коль скоро писатели не скрывали, какие вопросы задавали премьеру, а пресс-секретарь премьера не скрывал, что они эти вопросы действительно задавали и Путин на них действительно отвечал. Более того, ни писатели, ни пресс-секретарь не скрывали, какие были ответы. Так, если верить РИА «Новости», «по словам пресс-секретаря премьера, Путин заявил, что упоминая о Ходорковском и других фигурантах этого дела, главное — помнить, что они были причастны к убийствам людей и это было доказано судом. При этом премьер-министр подчеркнул, отвечая на вопрос о возможном помиловании Ходорковского, что и такая возможность предусмотрена законом, но, чтобы воспользоваться ею, «осужденному необходимо полностью признать свою вину и обратиться с соответствующей просьбой». Так рассказал Песков об ответах Путина на вопрос Александра Архангельского. Примерно так же рассказал об этом диалоге Архангельский. То есть у меня нет повода ставить под сомнение, что премьер это говорил.

Тогда у меня возникает два вопроса:

1. Путин действительно юрист? Это у нас на юрфаках учат «шить» обвиняемым то, в чем их не обвиняет суд? Или я что-то упустила? В деле Ходорковского есть обвинения в убийствах или причастности к таковым? Хоть слово? В том деле, по которому он уже осужден? Или в том, по которому его судят сейчас?
2. Будет третье дело против Ходорковского, в котором его намерены обвинить в убийствах, и премьеру об этом что-то известно?

Путин возвращается к рефрену «убийства», когда ему задают раздражающие его вопросы по ЮКОСу, не первый раз. Впервые это прозвучало уже после ареста Пичугина и Лебедева, но еще до ареста Ходорковского — в сентябре 2003 года. Цитирую по РИА «Новости»: «Что касается расследования уголовного дела, связанного с компанией ЮКОС, — это частный случай», — сказал Путин, отметив, что «компания большая, но не единственная в России». «Никакого пересмотра итогов приватизации не будет, но если были нарушения закона и прокуратура реагирует на это, я не могу воспрепятствовать», — подчеркнул он, отметив, что это находится за рамками его полномочий. По словам Путина, одно из направлений расследования — это возможная причастность отдельных личностей к убийствам в ходе слияния и роста компании. «Как же можно мешать прокуратуре работать на этом направлении», — сказал глава государства.

Напомню хронологию. Пичугина (осужденного в итоге за организацию и покушения на убийства) арестовали в июне 2003 года. В июле того же года арестовали Платона Лебедева. В сентябре того же года Путин произнес процитированный выше текст. В октябре того же года арестовали Ходорковского. Арест же Леоднида Невзлина (чье дело привязали напрямую к пичугинскому и которого впоследствии осудили заочно) был санкционирован только через год после ареста Пичугина и много позже, чем его коллег по ЮКОСу, — летом 2004 года.

Итак, ребятам с самого начала собирались шить убийства. Чтоб уж наверняка, чтобы и в голову никому не пришло возникать в защиту. И ровно это дал понять Путин Ходрковскому тогда, в сентябре, выцепив в качестве главного аргумента именно одно направление расследования — причастность к убийствам. Не экономика, а худшая уголовка светит, Михал Борисыч. Видимо, расчет был, что Ходорковский все поймет и уедет. Таким образом станет априори виноватым — иначе чего же бежать, если не виноват. В итоге компанию отберут у убийц, и пусть кто-нибудь попробует возразить. Полагаю, что именно причастностью юкосовцев к убийствам убеждали юриста Путина санкционировать начало дело ЮКОСа. Именно такие бумаги ему клали на стол под грифом «совсекретно», к которому он питает естественную профессиональную слабость. Осечка вышла сразу — с Пичугиным. Он не стал сотрудничать с заказчиками дела, как, видимо, надеялись.

За пять месяцев до вышеприведенной цитаты Путина и за два до ареста Пичугина Александр Волошин от имени президента Путина зачитал юкосовцем следующий текст:

Рад поздравить коллектив ЮКОСа с десятилетием со дня образования компании. Грамотно используя современные научные и технологические достижения, ЮКОС уверенно движется по траектории стабильного роста. Эффективная организация труда, высокий профессионализм и ответственность сотрудников позволяют компании не только удерживать, но и расширять свои позиции на внутреннем и международных рынках. Надеюсь, что наряду с решением экономических задач ЮКОС будет и далее повышать социальную эффективность своей работы, будет продолжать и развивать традиции отечественной благотворительности. Желаю коллективу дальнейших успехов в реализации намеченных планов и новых перспективных проектов.
Доброго вам здоровья и счастья.
Владимир Путин

За считанные месяцы из высоких профессионалов и социально ответственных бизнесменов ЮКОС превратился в преступную группировку, о которой президент, а затем премьер-министр Путин настойчиво требовал и продолжает требовать: «главное — помнить», что Ходорковский и других фигуранты этого дела были причастны к убийствам людей, и это было доказано судом. Может быть, ему не рассказали, что Ходорковский не обвиняется в причастности к убийствам и суд про него ничего такого не доказывал? Как, впрочем, и про ряд других фигурантов дела ЮКОСа ничего такого суд не говорил? Может, ему просто врут, я бы сказала, уже немало лет? Может быть, ему продолжают метать на стол совсекретные папки, в которых Ходорковский — бандит и убийца? В последний раз, то есть до встречи с писателями, Путин вернулся к этой теме в интервью французскому «Монду» летом 2008 года: «А что касается Ходорковского, то дело не в том, что он ездил за границу. А дело в том, что он нарушил закон. Многократно и грубо. Больше того, часть группы, в которую он входил, обвиняется — и это судом доказано — в совершении преступлений против личности, а не только в сфере экономики. За ними убийства, и не одного человека. Вот такая конкурентная борьба недопустима. И мы, конечно, всячески будем ее пресекать».

Любопытно, правда? Дивный прием. Вроде бы не говорит напрямую, что Ходорковский обвиняется в преступлениях против личности, но привязывает его к убийствам как участника группы, в которую он входил. При этом начальника этой группы, не правда ли?

На протяжении всех этих лет, пока идет «дело ЮКОСа», у Путина не появилось иного аргумента в разговоре с теми, кому все еще не надоело задавать ему вопросы по поводу судьбы Ходорковского и Лебедева, Алексаняна, Бахминой и других экономических «преступников», кроме вот этого — убийства. Если у Путина есть какая-то собственная информация о причастности Ходорковского к убийствам, то почему ее нет в деле? Сразу скажу, и теперь это уже очевидно, что если бы был хоть малейший шанс пришить Ходорковскому и Лебедеву еще и преступления против личности, то это давно бы сделали и не позорились бы ни с первым, ни, тем паче, с совершенно абсурдным вторым делом. Закатали бы на всю оставшуюся жизнь в тюрьму, как это сделали с Пичугиным и заочно с Невзлиным. Если же у Путина нет таких сведений, то с какой стати он «разводит» общественное мнение в лучших традициях своей бывшей конторы? Он настойчиво пытается увязать в восприятии людей слово «убийства» и имя Ходорковского. Зачем? И зачем с такой же настойчивостью Путин пытается втолковать всем и вся, что помиловать можно только раскаявшегося, хотя закон ничего такого не требует?

Путин-политик делает это. Это делает Путин, санкционировавший «дело ЮКОСа». Это делает бывший президент, лично знающий «профессионалов» из «Байкалфинансгрупп». Он бы мечтал о раскаявшемся убийце Ходорковском. А вместо этого получает открытый процесс в Хамовническом суде, над которым смеется весь мир. И получает общественное мнение, которое все лучше относится к Ходорковскому и все хуже к российскому правосудию. Политик Путин делает это от понимания безнадежности нового дела против Ходорковского и собственного всевластного пофигизма — все равно все будет так, как решит он, и плевать ему, что подумали писатели или так называемое общество, выслушав его ответ. Но на всякий случай черным по белому этот ответ на сайте премьера не появился. Может быть, потому что юрист в Путине умер не до конца и подсказывает ему, что рано или поздно за его собственные слова (черным по белому, а не в пересказе писателей и пресс-секретаря) с него могут спросить в соответствии с законом, над которым он уже будет не властен.