Консервация власти

12.11.2008, 20:13

Ни одно из конституционных изменений, озвученных Дмитрием Медведевым и внесенных уже для рассмотрения в Думу, ничего, по сути, не меняет. Все они вместе взятые лишь пролонгируют сохранение у власти нынешней правящей команды.

Таким образом, рассматривать эти поправки в какой-то исторической перспективе пока просто глупо. Они — для своих, для себя, на ближайшие 4+6+6 — минимально 16 лет. Может, чуть меньше, если отсчет начнется до истечения медведевского срока.

Кто бы ни оказался в течение этих 16 лет во главе государства, во главе правительства или во главе парламента, а также Совета федерации — это будут люди из этой команды, люди, которые не способны критически относиться друг к другу, люди, которые будут всеми силами и всеми средствами до последнего нашего с вами дыхания держаться друг за друга.

Отчет правительства (ни форма, ни персоналии пока не определены) парламенту — революционное нововведение? Алло, проснитесь! Национальный лидер, определенный партией, контролирующей парламент почти на 100 процентов, придет к этой самой партии, равной парламенту, рассказать, как он работает в качестве главы правительства. И что? Его же партия, беспартийным лидером которой он является, усомнится в том, что все, что он делает, отлично? Пожурит его, может быть? Заставит потеть? Устроит дебаты, предусмотрительно отмененные этой самой партией в этом самом парламенте?

Давайте представим, что завтра в парламент придет не Путин, а другой премьер-министр, назначенный вернувшимся на 6+6 в кресло президента Путиным. Например, Дмитрий Медведев к ним придет в качестве премьер-министра. Но ведь назначение премьер-министра президентом еще никто не отменял. То есть это будет премьер-министр, назначенный национальным и одновременно партийным лидером, гарантирующим одновременно и сохранение у власти этой самой партии, которая и дальше будет «держать» парламент и с полным осознанием своей неразрывной связи с лидером оценивать деятельность его же правительства, возглавляемого его же человеком. Но даже если бы не президент, а парламент назначал правительство, козлу понятно, что пока этот парламент такой, какой он есть, а исполнительная власть в руках тех, в чьих руках она сегодня, никакой разницы между желаниями, видениями, оценками и приоритетами законодательной и исполнительной власти нет и в перспективе минимально 16 лет не будет.

Если, конечно, вся эта синекура для узкого круга нынешней правящей группы и взбухающей под ней вороватой бюрократией, которая теперь сможет удовлетворять свои аппетиты дольше, не рухнет под воздействием нарастающих внешних негативных факторов. И хрен бы на их, но и на нашу с вами голову.

Президент Медведев напрасно мелочился. «Выбирать» президента в нашей стране надо не на срок, а по мере необходимости. Точка. Необходимость иногда возникает, согласитесь. Даже люди со стальным торсом и холодным взглядом могут заболеть, умереть, впасть в маразм, постареть просто — через 16-то лет уже и сам Медведев будет не первой молодости, не говоря уже о Путине, Сечине, Миллере, Собянине, Зубкове, Патрушеве, Суркове и остальных несменяемых. Даже Дворкович рискует показаться солидным мужчиной через такие-то годы. А поскольку живет эта вся милая компания в замкнутой на саму себя среде, то о нарастании с годами степени ее неадекватности окружающей среде даже думать страшно.

Так уже было, помните? Когда после Брежнева члены той команды менялись со скоростью пульса. Пока не сдохла изнасилованная ими страна, которую уже никакой Горбачев спасти не мог. Та команда держалась у власти 21 год. Эта команда с учетом двух предыдущих сроков Путина и при условии, что Медведев отсидит весь первый срок и плюс любой свой человек (не важно, как его будут звать) еще два срока по 6, собирается править Россией в общей сложности 24 года. Аминь!

Вы обратили внимание, кто выбрал Барака Обаму? Молодняк в возрасте от 18 до 29. Теперь давайте посмотрим на себя. Еще в 2008, когда выбирали Медведева, те, кто родился за год до крушения СССР, то есть в 1990-м, только достигли 18. Им еще было не до выборов. Они еще не пробовали работать. У них еще не вполне сформировались взгляды, скорее всего, они еще находились под влиянием взглядов родителей или ближайшего дружеского окружения. На их совершеннолетие пришелся экономический подъем страны и нефтяное везение. Они росли с убеждением, что Россия «растет» экономически, политически, финансово. Они могли учиться за границей, если позволяли родительские средства, или могли в эту заграницу ездить, кто чаще, кто реже. Даже если они были патриотами, это не отменяло их права собственными глазами увидеть другие страны и другую жизнь. Они росли с компьютерами на столах или как минимум с доступом к компьютерам. Они формировались в условиях существования мирового информационного пространства. Они смотрели спутниковый телевизор и могли выбирать между каналом Discovery, условно, и российским телевидением, между новостями BBC или CNN (потому что в процентном отношении количество детей этого поколения, владеющих иностранными языками, несравнимо выше, чем в любом предшествовавшем им советском поколении) и программой «Время». Короче, этим детям в 2012 будет 22 года. А предстоящие 4 года их взросления придутся на сложные времена — на экономический кризис и его последствия, на падающие цены на энергоносители, на инфляцию и девальвацию, на рост безработицы и потери пенсионных накоплений их родителями, на сложности с их собственным трудоустройством, на возможную потерю благополучия их близких. Изменится фактический фон страны, им предстоит взрослеть в условиях турбулентности, а не стабильности, к которой и они, и их родители привыкли.

Правильно защищается правящая группа. Она может разонравиться родителям этих детей (а это поколение примерно 40–45-летних) и не понравиться взрослеющему избирателю. Поэтому в целях самосохранения выборы надо провести досрочно, пока еще безработные и пенсионеры на что-то надеются, 40-летние боятся или не верят в свои возможности, а молодые избиратели все еще беззаботны, как и положено молодости. Условно — в 2009-м, чтобы следующие были только в 2015. Таким образом, турбулентность со всеми ее негативными последствиями попадет как раз в промежуток между двумя выборами, которые впоследствии можно с той же легкостью и с помощью ровно тех же инструментов (уже далеко не девственная Конституция, плюс желание правящей группы, плюс одобрение правящей партии) отменить вовсе, сославшись на сложную ситуацию в стране. Или в мире. В общем, они придумают подходящий соус, не сомневаюсь.

В заключение поделюсь двумя наблюдениями.

Не оригинальное: время стремительно убыстряется. И я очень надеюсь, что у тех людей, которые рассчитали свою власть до 2024 года, этого времени не будет. И этого времени не будет у огромного прикованного к этой группе финансовыми интересами и собственными меркантильными выгодами пласта ничего не производящей коррумпированной бюрократии, чей срок президент автоматически продлил вместе со своим и парламентским.

И второе. Ни разу за все последние годы мне не доводилось слышать столь резких оценок в адрес нынешней властной группировки со стороны элиты. Я провела в Москве почти весь октябрь и часть ноября. Я говорила с теми, кто и является кадровым составом страны, который никак не может найти Дмитрий Медведев. Крупные менеджеры, собственники, самостоятельные образованные, состоявшиеся и состоятельные молодые люди от 25 до 55 лет — те, кто внешне совершенно лоялен к власти, работает в абсолютно лояльных к власти структурах. И даже те, кто работает в государственных структурах, как ни странно. Я и представить себе не могла, что мне доведется испытать второй раз в жизни то же ощущение, которое я испытывала в конце 80-х и самом начале 90-х. Тогда вот с такой же степенью неприятия люди говорили о КГБ, и при этом они все еще его боялись. Уже совершенно ни во что не ставили КПСС, но КГБ боялись, ненавидя — молча, но всерьез. Может, поэтому первым и снесли бронзового Феликса, а вовсе не Ленина.