Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Абхазско-печорский конфликт

21.05.2008, 20:11

O, как интересно: ФСБ опасается «экономической и политической экспансии Эстонии в отношении территории РФ». Это не анекдот, чтобы вам было понятно. Это сегодняшняя новость такая. Конкретно ФСБ опасается, что Эстония оттяпает у нас Печорский район Псковской области, который де-факто душой, телом и даже по документам уже отдался столь нелюбимой официальной Москвой стране.

Я понимаю псковских пограничников и их начальников из ФСБ — в то время как вся страна в едином порыве защищала бронзового солдата от перемещения из центра столицы ненавистной Эстонии на кладбище в той же ненавистной столице, у нас тут, оказывается, наши российские пацаны из этого самого Печорского района предпочитали отбывать воинскую повинность 8 месяцев в войсках НАТО вместо года в войсках родины-матери, потому что у них, оказывается, две родины, два паспорта, два гражданства, что дает им право выбора, елки зеленые.

Вспоминаю репортаж «Новой Газеты» ровно из этого Печорского района — там, если не ошибаюсь, и у мэра города в сумочке рядом с российским паспортом лежит эстонский. Это ладно бы, но войска НАТО и наши российские ребята (!) — это при нашем-то отношении к НАТО, при той истерике, которую у Москвы вызывает одна мысль, что Украина или Грузия могут вдруг туда все-таки вступить, при стучании кулаком по столу в Мюнхене по поводу того, что НАТО решило на собственной территории разместить радары в близости к нашим границам. А тут — какая на фиг близость, просто внутри страны происходит такое, что в кошмарном сне не могло присниться. Может, Печорский район уже вышел из состава Псковской области, а заодно и РФ? Как-то не уследили. Там люди с двумя паспортами (один из которых эстонский) занимают ответственные и даже избираемые должности, руководящие, возможно, посты, работают, может быть, во всяких специальных структурах. Эстонцы! В наших, страшно сказать, органах!

По данным ФСБ, 10 тысяч печорцев имеют российские и эстонские паспорта. По другим данным — 70% населения Печорского района обзавелись двойным гражданством. По официальной статистике, в этом районе проживает в общей сложности 25,3 тысячи человек. Район этот занимает территорию 1251 квадратных километров (то есть 2,3% области) и граничит на Западе с Эстонией и Латвией. Давайте примем за истинные данные ФСБ — 10 тысяч печорцев добавили к российскому еще и эстонский паспорт. ФСБ бьет тревогу. Поздновато, как мне представляется, но все-таки это озаботило ведомство, которое отвечает за безопасность страны.

Итак, будем считать, что 142-миллионная Россия опасается претензий соседней страны на 10 тысяч своих (де-юре уже общих с Эстонией) сограждан. Одна шестая часть суши под названием Россия нервничает по поводу экспансии своей миниатюрной соседки на территории в 1251 квадратный километр. Даже если Эстония ни сном ни духом не претендует ни на что, ФСБ считает, что это угрожает национальным интересам России.

Тогда почему мы не понимаем Грузию? Почему мы не понимаем 4 с небольшим миллионную и значительно меньшую по территории, чем Россия, Грузию, которой не нравится, что происходит на ее (де-юре) территории под названием Абхазия с населением (по разным данным) 179–180 тысяч человек? Почему мы не понимаем опасений грузинского руководства по поводу «экономической и политической экспансии» России в Абхазии, где, по различным данным, от 70 до 80 процентов населения имеют в том числе российские паспорта? Мимоходом напомню, что в проблемном и тоже сравнительно небольшом Приднестровье порядка 100 тысяч человек с российскими паспортами, что, видимо, как и в Абхазии, Москва не считает «экономической и политической экспансией России».

Когда Москва (наряду с некоторыми наиболее отмороженными членами международного сообщества) голосует в ООН против возвращения грузинских беженцев на территорию Абхазии, она, как ни парадоксально, тоже исходит, видимо, из того, что Абхазия является зоной ее национальных интересов. Почему? Да потому, что там раздали российские паспорта 70–80% населения. Это же лейтмотив всего, что делает Россия в непризнанной республике. Мы же там держим своих миротворцев, чтобы защитить своих граждан, не так ли? А если 80% (берем по максимуму) российских граждан Абхазии разбавить грузинскими беженцами (по разными данным, около 200 тысяч), то этот процент резко снизится, и у Грузии, не дай бог, появится право тоже защищать своих граждан на своей (все еще де-юре) территории.

Итак, или мы признаем, что Печорский район, где от половины до 70% населения с эстонскими паспортами, является уже зоной национальных интересов Эстонии. (Кстати, оставшихся 30 % может просто не хватить, чтобы только ими заполнить все избираемые должности, а также рабочие места во всяких учреждениях и органах, куда не принято пускать наших граждан с двумя паспортами). И соглашаемся с этим, потому что так уж сложилось. И больше не претендуем на то, чтобы Россия распоряжалась, как считает нужным, на небольшом участке в 1000 с лишним квадратных километров вроде бы своей западной территории. И не обвиняем Эстонию в попытках «экономической и политической экспансии в отношении территории РФ». Или признаем право Грузии как минимум отстаивать интересы и безопасность собственной страны от «экономической и политической экспансии» России в отношении территории Грузии.

Я не буду говорить о том, что словосочетание «экспансия Эстонии» звучит, правда, анекдотично. В отличие от притязаний России на Кавказе, которые немедленно ассоциируются со словом «война». Вы представляете себе войну в Печорском районе Псковской области между Эстонией и Россией? Вот интересно, в какой ситуации окажутся тогда эти наши горячие российско-эстонские парни, которые как-то непатриотично предпочли российской армии с ее разгулом насилия и дедовщины натовскую армейскую подготовку?

И все же замечательно, что если российскому человеку дать право выбора, то он выбирает лучшее. Это как-то греет душу. Все-таки не все спятили окончательно и бесповоротно на почве пиара о нашем несравненном величии и патриотизме. Вот интересно, если провести в России опрос, в какой армии предпочли бы проходить военную подготовку призывники — в российской или войсках НАТО — каким оказался бы результат? Или если, например, опросить наших сограждан, хотели бы они прибавить к своему российскому паспорту еще и европейский, какую бы картинку страны мы получили?