Режим провоцирования

23.08.2007, 11:32

Хотят ли русские войны? Вы, наверное, и не помните этого стихотворения Евтушенко. Короче, у поэта получалось, что нет. Он написал это в хрущевскую оттепель, в 1961-м. Через год был Карибский кризис, который мог закончиться войной, но не закончился. Никто не хотел войны, потому что если бы хотели, она бы случилась — по полной программе, ядерная. Потом из внешних «завоеваний» случился август 1968-го, когда войска Восточного блока оккупировали Чехословакию. Еще через 11 лет СССР начал воевать в Афганистане. Эта печальная история завершилась в 1989-м. После этого Россия примерно с тем же успехом, что и в Афганистане, разбиралась с неверными на своей территории. Так или иначе, с горбачевской эры вопрос, столь прямолинейно заданный поэтом, у меня не возникал. А теперь почему-то появился.

Я не понимаю, как это так выходит, что даже когда российское руководство говорит о модернизации авиации, у него получается барабанная дробь. Россия заняла какую-то позу, более всего напоминающую позу Путина на фотке с удочкой — мышцы напряжены, разворот культуриста, форма пятнистая. Убери удочку, вложи ему в руки автомат — и на рекламу фильма «Спецназ». Вся эта риторика сопровождается полетами стратегической авиации по известным маршрутам, что как-то особенно подчеркивается верховным главнокомандующим, хотя те, кому надо, и так уже заметили, что мы полетели. Плавно и почти незаметно вернулись в лексикон военных фразы типа «России хватит 30 минут, чтобы стереть Америку с лица Земли». Хорошая, да? Я уж не говорю о том, что снова перестало быть стыдно оправдывать ввод войск в Чехословакию в 1968-м, и даже как-то особенно «изящно» показалось Балуевскому погрозить чехам пальчиком по поводу размещения американских ракет в годовщину появления танков на улицах Праги. Причем аргумент, который он использовал в разговоре с чехами, удивителен: подождите, ребята, выборов в США, не принимайте решение до того, может, новая американская администрация и не захочет реализовывать планы старой американской администрации. Вот что значит демократия, даже Балуевский понимает. Ему же не приходит в голову сказать: подождите до выборов в России, может, новая российская администрация придет к выводу, что ракеты в Европе не угрожают России, и нет проблем. Знает старина Балуевский, что вся надежда на смену администрации в Вашингтоне, а не в Москве. И товарищ не понимает, что если он еще пару раз пообещает чехам, что Россия не будет сидеть сложа руки и смотреть, как там американцы под Прагой устанавливают свои ракеты, то в конформистской и совершенно не бойцовской душе чешского народа по полной программе всплывут воспоминания к 40-летию взятия Праги с земли и воздуха советскими и прочими социалистическими войсками, и они 2/3 голосов уйдут под защиту американских ракет хоть от черта-дьявола, но, главное, вот от этого голоса из прошлого, который они еще не успели до конца забыть.

Через шесть лет после того как Путин первым позвонил Бушу и сокрушался по поводу международного терроризма, оказалось, что таковой не представляет никакой опасности, а американцы устанавливают в Европе ракеты, чтобы «контролировать наше пространство, держать под прицелом своих средств наши объекты, поскольку только Россия обладает ядерным потенциалом, сопоставимым с Америкой», как сказал русский генерал. О'кей, доктрина изменилась, то есть вернулась в те нафталинные времена, когда пользователи интернета еще не родились и когда врагом номер 1 считались США. Буш, конечно, не самый выдающийся американский президент, но если уж ты подозреваешь его в злых кознях, то швырни ему этого лобстера в лицо на папашиной вилле. А то чума какая-то просто – или лобстер в тихой семейной обстановке с американским президентом, или Америка наш враг и ее ракеты нам угрожают. В одном флаконе получается какая-то чудовищная, непонятная и несъедобная смесь, которую ни один аналитик не может толком переварить.

И уж совсем странная история с Грузией, куда мы опять не залетали буквально сегодня. Сначала мы не залетали тогда, когда все международные эксперты сказали, что залетали. Потом мы, которые ни в чем не виноваты и никуда без приглашения не летали, априори заблокировали возможность обсуждение этой темы на СБ ООН. Зачем блокировать обсуждение того, к чему мы, как мы утверждаем, не имеем никакого отношения и что может раз и навсегда снять с нас всякие подозрения? В результате страннейшего поведения России даже тем, кто не вполне доверяет Саакашвили, стало понятно, что мы-то туда в эту Грузию и летали. Кончится тем, что грузины просто посадят без предупреждения международных наблюдателей к своим радарам, чтобы сами убедились, или начнут сбивать эти фантомы, от которых все открещиваются. Нам это надо?

Я искренне не понимаю, что происходит. У меня ощущение, что Россия зажила в режиме провоцирования внешнего мира. Коллеги убеждают меня, что это рассчитано на внутреннее потребление. Зачем? У нас и так все отлично разогрето к выборам, даже перегрето. У провокаций должна быть цель. Все войны начинались с провокации. Если эта цель – не война, то что? А если – война, то зачем?

Наверное, русские –в смысле российские – люди не хотят войны. В конце-концов, еще живы наши бабушки, которые всю свою жизнь повторяют: «Лишь бы не было войны». Но чего хотят боссы страны? Иногда мне кажется, что они просто резвятся, как шпана. Знаете, как дворовая шпана: «Ну давай, давай! Боишься?» Не боится же, конечно, никто. Может, в этом все и дело.