«Зебра» русской жизни

21.08.2006, 11:56

Раньше при попадании за границу в числе многочисленных прочих диковинных вещей и повадок тамошних аборигенов в том числе поражали две вещи: как даже на совершенно пустом перекрестке пешеходы терпеливо ждут, пока зажжется зеленый свет, и нипочем не хотят переходить даже пустую дорогу на красный (впрочем, такими же манерами отличались жители советских прибалтийских республик, что, разумеется, не могло не указывать на их абсолютную чужеродность в братской семье прочих советских народов); а также когда иностранные водители, завидев пешеходов, вступивших на «зебру» или хотя бы даже собирающихся на нее ступить, тотчас останавливались и их пропускали.

Так вот если мерить прогресс, произошедший за последние 15 лет с Россией, от провалившегося последнего ура совка, от путча августа 1991 года до сего дня, всего лишь в этих двух параметрах, то кое-какой прогресс все же налицо. Состоит он, например, в том, что в России уже появилось довольно много водителей, которые считают нормой своего поведения на дороге пропускать пешеходов. Правда, мною замечено, что порода таких вежливых далеко не равномерно распределена как по стране, так и по маркам машин, которые они водят. Мне кажется, что наибольший процент таких водителей наблюдается среди владельцев иномарок среднего и эконом-класса, наименьший – среди тех, кто оседлал удачу и совсем уже дорогие «тачки». Последние вообще пешеходов в упор не видят – так они высоко парят над нашей пошлой действительностью. Однако им под стать и водилы обдрипанных «Жигулей» из серии «классики», а также не обдрипанных «девяток», особенно почему-то с затемненными стеклами и дешевыми понтовыми наворотами агрессивно-провинциального стиля. К этой же категории автохамов я бы прибавил совершенно всех холуев — тех, что возят большие, средние и маленькие начальственные задницы, что с большим триколором на номерных знаках, что без него, но просто с блатными буквами на номере, что на иномарках, что на номенклатурных черных «Волгах».

По моим прикидкам, водителей, регулярно уступающих дорогу пешеходам, за 15 лет как бы демократии накопилось в обществе все же пока немного. Думаю, их не более трети от общего числа. Относительно их больше в Москве и других крупных городах, меньше в провинции. В совсем небольших провинциальных городках их вообще, кажется, ничтожное меньшинство. Но они есть уже и там. Если охарактеризовать эту категорию граждан в терминологии политической, то они – социальная база демократии. Они не агрессивны, они уважают другую личность. Стало быть, способны уважать другое мнение, в том числе мнение более слабого, мнение меньшинства (пешеходы ведь на дороге заведомо слабее водителей). Они достаточно уже уверены в себе, чтобы не доказывать что-то такое на дороге по отношению к простым двуногим. Впрочем, они не стойкие демократы: это не мешает им, пропустив пешеходов, через тридцать секунд начать хамить на дороге себе подобным водилам. Однако даже среди водителей уже появились ранее совершенно немыслимые жесты, означающие взаимную вежливость: они уже начинают уступать друг другу дорогу или в знак признательности за то, что их пропустили, поднимают приветственно вверх руку.

Еще любопытнее мерить прогресс в пешеходах. Пешеходы – это в какой-то мере вообще зеркало русской демократии. Разумеется, и речи нет о том, чтобы нынешний российский человек стоял, точно какой финн или швед, на пустом перекрестке, где нет ни одной машины, и ждал, пока зажжется разрешающий ему переход зеленый свет. Нет, до такого пока не дошло. Если вообще когда-нибудь дойдет, что лично мне представляется совершенно нереальным, это будет автоматически означать, что наша экономика может развиваться по рецептам, скажем, Всемирного банка, а политическая сфера нашей жизни принципиально ничем не отличима от какой-нибудь Европы или, прости господи, Северной Америки. Представить такое совершенно невозможно, согласитесь.

Однако за прошедшие после распада СССР 15 лет пешеходы наши стали, так сказать, разнообразнее, что ли. Они уже совершенно по-разному себя ведут, это более не одна единая серая масса. Тут можно выделить сразу несколько больших поведенческих категорий.

То есть все отечественные пешеходы по-прежнему едины в том, что при переходе через дорогу они ориентируются прежде всего на наличие или отсутствие машин, чем на разрешающий или запрещающий знак светофора. Собственно, ровно так же русский человек относится и к писаным законам и правилам: он всякий раз, решая для себя, соблюдать их или нет, сверяется с реальностью: мол, имеет ли это вообще смысл применительно к данной конкретной ситуации. Законоприменение у нас всякий раз строго индивидуально.

А вы замечали, как, например, реагируют пешеходы, когда вы (если вы водитель) пропускаете их на переходе? Тут тоже есть ряд совершенно новых закономерностей, появившихся именно за последние 15 лет.

Раньше все пешеходы были, еще раз повторю, единой серой массой: они стремительно перебегали перед вами дорогу, словно боясь, что вы их непременно задавите. При приближении машины такие пешеходы непременно ускоряли ход, пытаясь увернуться. Эта манера поразительно точно отражала бесправное положение советского человека: он даже и не подозревал, что у него, даже на пешеходной «зебре», есть какие-то там права.

Остались такие и сегодня. Они исходят их того, что водитель не может их пропустить, а непременно наедет, потому как он сильнее (круче). Такое заведомо ущербное свое гражданское поведение эти люди распространяют и на все другие сферы своей жизни: они холопски боятся чиновников и вообще родное государство, они заведомо чувствуют себя мелкими и бесправными по отношению к нему, не в состоянии от него чего-либо потребовать, тем более на выборах или в процессе собственной политической, гражданской или просто судебной активности.

Но уже появились и иные. Они, ступив на пешеходную «зебру», точно знают свои права и переходят ее с чувством внутреннего достоинства, не спешат, не увиливают от авто. Водители таких пешеходов, надо сказать, чувствуют на расстоянии: вот тот будет униженно перебегать — и потому скорость перед ним снижать не стоит, а этот идет неспешно, уверенно в себе — и потому надо его все равно пропустить, ибо он на «зебре» по правилам имеет преимущество. Собственно, так по большому счету и с государством происходит, не правда ли? Оно ведь тоже чувствует, кого модно гнобить беззастенчиво, а кого стоит все же уважать и с ним считаться.

Еще есть пешеходы-хамы. Они агрессивны уже заранее, ненавидя всех, кто сидит за баранкой. Они подходят к «зебре» как к полю битвы. Наиболее экстремистским проявлением такой категории являются полусумасшедшие бабки, орущие матом на всех водителей. Они их ненавидят не потому, что они невежливы, они их ненавидят как классовых врагов – просто потому, что они на машине. Ровно так ненавидят провинциальные маргиналы всех москвичей заведомо или просто богатых и обеспеченных людей. Пропускать таких все равно приходится, но благодарности от них вы не дождетесь. Такие же кликуши ходят на все демонстрации с левым подтекстом. Их поведение ни на «зебре», ни в стране не переделать. Они вечно злобные, вечно вчерашние лузеры-маргиналы.

Как не переделать, скажем, наглых пьяных братанов, которые, когда уже убедились в том, что вы их пропускаете, воспринимают это не как вежливость, а как вашу слабость (впрочем, они никогда себе такого не позволят, если вы едете на «крутой» тачке). Они тотчас намеренно замедляют ход, пользуясь случаем чуть поглумиться над «интеллигенцией». Если же вы их не пропускаете, то вид их тотчас приобретает еще более агрессивный характер. На них словно написано: задавишь – сам же будешь отвечать. Такие со временем способны составить костяк штурмовых отрядов погромщиков и черносотенцев. Им в принципе все равно, кого мочить.

Есть и совсем пока небольшая категория пешеходов. Они как бы входят в визуальный контакт с водителем. Он их вежливо пропускает, показывая рукой или взглядом. Они в ответ либо кивают, либо делают рукой какой-нибудь приветливый жест. Такие вот зачатки гражданского общества. Если такие люди будут находить друг друга во всех прочих областях нашей жизни, она станет меняться к лучшему еще быстрее, чем за прошедшие 15 лет.

Потому как за прошедшие 15 лет, согласитесь, она все же менялась к лучшему. Потому как, в частности, помимо других интересных и удобных в жизни вещей появились люди, которые уважительно относятся друг к другу на наших непростых дорогах.

Правда, те, кто ездит с мигалками, по-прежнему никого не пропускают и нас нисколько не уважают. И вот это – самое большое разочарование и самое большое наше поражение.

Эх, не добили мы их 15 лет назад! А надо было тогда добить.