Кого слушает президент
`

«Левиафан» остался без США

Израиль отказал американцам в разработке шельфовых месторождений газа

Алексей Топалов 28.03.2016, 15:05
Shutterstock

Высший суд Израиля заблокировал сделку по разработке шельфовых месторождений «Левиафан» и «Тамар» консорциумом во главе с американской Noble Energy. Суд не устроили налоговые условия сделки. Отказ от сделки — угроза как освоению газовых запасов Израиля, так и планам страны по экспорту газа в Европу.

Высший суд справедливости Израиля признал неконституционной сделку по разработке израильских газовых месторождений на шельфе Средиземного моря и экспорту газа с них. Решение суда блокирует сделку израильского правительства с консорциумом добывающих компаний, который возглавляет американская Noble Energy. Ее партнерами выступают Isramco Negev, Avner Oil Exploration, Delek Drilling и Dor Gas Exploration.

Речь идет о разработке месторождений «Левиафан» и «Тамар», запасы которых на данный момент оцениваются примерно в 700 млрд кубометров (общие запасы газа Израиля составляют около 900 млрд кубометров). В конце 2013 года Израиль заявлял, что готов пригласить к разработке своего шельфа российский «Газпром».

Израильский высший суд недоволен одним из пунктов сделки, который подразумевает, что ни нынешнее, ни будущее правительство страны в течение 10 лет не сможет менять условия разработки месторождений. Речь идет в том числе о том, чтобы не изменялось налогообложение. Суд дал правительству год, чтобы внести в договор соответствующие коррективы.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что такое решение ставит под серьезную угрозу разработку газовых запасов Израиля.

Нетаньяху отметил, что Израиль воспринимается как государство с чрезмерным вмешательством в бизнес. И никто не будет обрадован тем, что газ останется в недрах Средиземного моря, а израильские граждане не получат сотни миллиардов шекелей, говорит премьер.

В 2014 году Noble Energy уже была вынуждена заявить о приостановке инвестиций в разработку израильского шельфа, так как Антитрастовый комитет Израиля поднял вопрос о пересмотре условий предоставления лицензии на месторождение «Левиафан» (открытое именно Noble Energy). Тогда вопрос удалось уладить именно благодаря усилиям Нетаньяху.

При этом одной из самых обсуждаемых тем была возможность экспорта газа с «Левиафана» и «Тамара» в Европу.

В 2011 году Израиль говорил о поставках 500 млрд кубометров в течение 30 лет, то есть по 16–17 млрд кубов в год (для сравнения, Россия поставляет в Европу 150–160 млрд кубов в год). В январе 2016 года Израиль, Кипр и Греция провели переговоры о прокладке газопровода и договорились о создании трехстороннего комитета по изучению экономической целесообразности такой трубы. Ветка газопровода должна пройти из Израиля по кипрской территории и далее в Грецию, откуда уже израильский газ мог бы поступать в страны Европы. Нетаньяху тогда назвал переговоры «историческими», по его словам, последний раз киприоты, греки и евреи сидели за столом переговоров 2000 лет назад.

На израильский газ рассчитывает и Турция, которая после обострения отношений с Россией, обеспечивающей около 60% потребления Турции, в конце прошлого года заявляла о возможности полного отказа от российских поставок. Эксперты рынка, впрочем, тогда отмечали, что полностью отказаться от газа из России для турок нереально — слишком велики объемы (27 млрд кубометров в 2015 году), их просто нечем заместить.

«Ценовая конъюнктура за последнее время изменилась кардинально, — напоминает глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — Инвестиционный цикл при добыче и поставках газа весьма велик, и никто не знает, сколько будет стоить газ через несколько лет. Но решение нужно принимать уже сейчас».

Газ дешевеет вслед за нефтью, и, по оценкам Симонова, к третьему кварталу текущего года цена 1 тыс. кубометров газа на юге Европы составит $110–120. «Газпром» такую цену выдержит, хотя доходы компании, безусловно, сократятся, — говорит эксперт. — А вот поставки из Израиля вряд ли будут рентабельны и при цене в $140». Кроме того, отмечает глава ФНЭБ, сейчас будет весьма сложно найти инвестора для строительства газопровода, а запасы израильского шельфа при этом еще окончательно не подтверждены. При непредсказуемой ценовой конъюнктуре нельзя оставлять налоги неизменными, резюмирует Симонов.

Кроме этого, США и Европа в последнее время активно сближаются с главным региональным соперником Израиля — Ираном, причем именно Штаты сыграли ключевую роль в отмене экономических санкций против этой страны (были отменены в середине января 2016 года). А Исламская Республика Иран (ИРИ), в свою очередь, все активнее лоббирует поставки в ЕС собственного газа. Такая возможность обсуждалась еще со времен провалившегося проекта газопровода Nabucco. Сейчас Иран говорит о возможности поставок в Европу до 30 млрд кубометров в год, причем, как ранее заявляла ИРИ, ряд западных компаний уже проявили интерес к этим поставкам. Иран обладает крупнейшими в мире запасами газа. По оценке британской ВР, они составляют около 34 трлн кубометров (17–18% от мировых), что примерно на 2,5 трлн кубов больше, чем у России, занимающей второе место.