Лукашенко отпускает «зайчика»

Курс белорусского рубля продолжает падать

Денис Лавникевич (Минск) 18.01.2016, 15:40
Shutterstock

Возле пунктов обмена валюты в Минске — подзабытый уже ажиотаж. На фоне быстрого падения курса белорусского рубля жители активно скупают доллары и евро. Для приобретения валюты белорусы даже опустошают свои банковские депозиты. Между тем правительство страны рассчитывало на стабилизацию национальной валюты и снижение инфляции. На лето этого года даже запланировано введение в оборот новых денег — что невозможно сделать при высокой инфляции.

В начале года курс белорусского рубля «ушел в пике». По итогам торгов на Белорусской валютно-фондовой бирже 16 января белорусский рубль в очередной раз ослабел к доллару и евро, установив исторический минимум. Относительно доллара США курс упал на 1,34%. Курс относительно евро упал на 1,72% и лишь относительно российского рубля — укрепился на 0,31%, до 258,97 за 1 российский рубль.
Кстати, российский рубль продолжает падение — за последний месяц по отношению к американскому доллару отечественная валюта подешевела на 10%.

С начала года белорусский рубль обесценился уже на 7,8%. А в воскресенье вечером в телевизионном эфире министр экономики Белоруссии Владимир Зиновский признал, что у правительства не получится выполнить недавнее распоряжение Александра Лукашенко — «сократить инфляцию до однозначного уровня». По словам министра, инфляция в 2016 году останется высокой, рост цен составит 16–18%. Как показывает опыт прежних (даже не кризисных) лет, названную министром прогнозную цифру инфляции с ходу нужно умножать как минимум на два.

Судя по всему, январь станет уже четвертым подряд месяцем, когда покупка валюты населением преобладает над продажей. По данным Национального банка, за декабрь граждане Белоруссии купили валюты на $111,7 млн больше, чем продали. Сейчас уже очевидно, что по итогам января превышение окажется многократным.

Сами белорусы у пунктов обмена валюты не очень охотно идут на контакт. «Ну не в рублях же деньги хранить! Раньше и я хранил деньги на депозите в белорусских рублях, пока проценты нормальные были, пока можно было на них что-то получить. Теперь и проценты упали, и доходы по вкладам налогом обложили, — сказал корреспонденту «Газеты.Ru» молодой мужчина, покупавший €300. — Была мысль перевести рублевый депозит в валютный, чтобы получать проценты в долларах. Но все уже понимают, что если у государства денег не будет — по кредитам платить, — то валютные вклады просто заморозят или принудительно переведут в белорусские рубли. Так что пока просто покупаю валюту, а там видно будет».

Стоит заметить, что белорусы покупают валюту (прежде всего евро) не только в «сберегательных» целях. Огромное количество граждан Белоруссии каждые выходные отправляются за покупками в соседние Литву и Польшу, где продукты питания, одежда и обувь дешевле как минимум в два раза. По оценкам МИД Литвы, белорусские покупатели обеспечивают 40% оборота розничной торговли Вильнюса. В польском Белостоке этот показатель намного выше.

«Прежде курс белорусского рубля был довольно жестко привязан к корзине валют (30% — доллар США, 30% — евро, 60% — российский рубль. — «Газета.Ru»). В результате девальвация происходила резкими скачками, по инициативе правительства и Нацбанка, когда предприятиям-экспортерам становилось совсем невмоготу. Так было в 2009-м и дважды — в 2011-м, — напоминает белорусский экономист, эксперт Вышеградского клуба Петр Федорченко. — Но с начала 2015-го введено свободное курсообразование рубля. Как результат девальвация из шокирующе-обвальной — но нечастой — превратилась в мягко-незаметную — но непрерывную».

Цены в белорусских магазинах быстро растут: 11 января было отменено государственное регулирование цен на хлеб, мясо, яйца, молочные продукты, детское питание и еще большое количество социально значимых товаров и услуг. Ряд коммунальных тарифов с нового года также увеличился на 20%, проезд в общественном транспорте — на 30%. Впереди рост на 40% услуг связи.

Но, несмотря на рост цен в стране, доходность по рублевым депозитам снижается. Как и по валютным — при этом владельцами валютных вкладов все чаще начинает интересоваться налоговая инспекция. Как результат наличная валюта в Белоруссии становится оптимальным средством для оперативного сохранения капитала.

Между тем, по словам эксперта «Газеты.Ru», наибольший вклад в нынешнее ослабление белорусского рубля внесло не население, а промышленность Белоруссии. «Наши предприятия работают в основном на экспорт, прежде всего — в Россию. Но значительная доля комплектующих и подавляющая доля сырья закупаются за рубежом, то есть за валюту, — говорит Петр Федорченко. — В декабре 2015 года белорусские предприятия скупили на внутреннем рынке страны $1,765 млрд — намного больше, чем продали». Сейчас многое зависит от того, получит ли Белоруссия ожидаемые кредиты от МВФ ($3 млрд) и от ЕФСР ($2 млрд). «Если получит — год проведем нормально. Не получит — и государству нечем будет платить по уже имеющимся кредитам. Тогда оно станет крупнейшим покупателем валюты, и обвал неизбежен», — констатирует Федорченко.

Еще 7 декабря на правительственном совещании Александр Лукашенко, говоря о прогнозах на 2016 год, предсказал: «Год будет проходить в условиях жестких бюджетных ограничений. … Ситуация на многих промышленных предприятиях остается сложной, если не сказать хуже. Наметилась отрицательная динамика в сельском хозяйстве и торговле, недобирает строительная отрасль, сокращается экспорт, снизились инвестиции. … Естественно, время меняется, и к этому времени нужно, прежде всего, приспосабливаться». Но тогда вряд ли кто-то предполагал, что приспосабливаться придется так скоро.

Между тем еще осенью 2015-го перспективы на следующий год выглядели более радужными.

Правительство Белоруссии в ноябре даже анонсировало на 1 июля 2016 года деноминацию — с белорусских купюр должны будут исчезнуть сразу четыре нуля, а в обращении появиться монеты — впервые за годы независимости. Новые деньги, как оказалось, были тайно отпечатаны и отчеканены еще в 2009 году.

Введение в обращение металлических денег и купюр с «советским» номиналом должно было символизировать уход белорусской экономики от инфляции, по уровню которой страна в последнее десятилетие регулярно становилась чемпионом Евразии. Но, судя по событиям первой половины января, далеко уйти не получится.