Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

«Кредитный рейтинг не обязан нравиться»

Гендиректор АКРА Екатерина Трофимова о том, как в России в новом году будут делаться собственные кредитные рейтинги

Рустем Фаляхов 29.12.2015, 17:07
Гендиректор Аналитического кредитного рейтингового агентства Екатерина Трофимова на... Александр Щербак/ТАСС
Гендиректор Аналитического кредитного рейтингового агентства Екатерина Трофимова на пресс-конференции, посвященной результатам первого учредительного собрания АКРА

В новом году в России начнет работать Аналитическое кредитное рейтинговое агентство (АКРА). Насколько агентство будет независимо от властей, от подкупа бизнес-лоббистов и сможет ли составить реальную конкуренцию «большой тройке» международных рейтинговых агентств, в эксклюзивном интервью «Газете.Ru» рассказала гендиректор АКРА Екатерина Трофимова.

— Завершены ли организационные процедуры, необходимые для начала работы вашего агентства?

— Да, соблюдены все юридические процедуры для создания юрлица, проведено первое заседание совета директоров, идет прием первых сотрудников.

— Денег-то хватит, чтобы нанять специалистов высокого международного уровня?

— АКРА ориентируется на лучших специалистов в области кредитного анализа. Но не могу не отметить, что свою кадровую политику мы строим с учетом эффективности расходов и оптимального распределения персонала, наших аналитиков. Перед акционерами необходимо отчитываться за каждый потраченный рубль, а основной расход — это зарплата персонала.

В процессе отбора мы просмотрели более сотни кандидатов — это только по аналитическому направлению, из рейтинговых агентств, подразделений риск-менеджмента банков и инвестиционных компаний, аудиторских компаний, государственных органов, Банка России. Поиск не ограничивался только специалистами из России. Мы определили лучших, которые составят костяк аналитического блока и будут набирать отраслевые команды по мере развития бизнеса АКРА.

— А рейтинговать когда начнете?

— Сначала необходимо получить аккредитацию Банка России и войти в реестр рейтинговых агентств. Планируем подать документы на аккредитацию в феврале. Процедура проверки займет несколько месяцев. Присвоение первых рейтингов возможно не ранее 2–3-го квартала 2016 года.

— Если бы суверенный рейтинг необходимо было бы выпустить в декабре, каким бы он был?

— В декабре АКРА представит на своем сайте www.acra-ratings.ru проект национальной рейтинговой шкалы для обсуждения с рынком. Важным вопросом является, какой уровень признавать наивысшим, точкой отсчета для шкалы. В проекте, который предлагает АКРА, это кредитоспособность правительства РФ. Комментарии будут собираться до 20 января 2016 года, после чего окончательное решение будет принимать методологический комитет АКРА.

— АКРА начинает работать в самое «веселое» за последние 15 лет время. Экономика — на дне, геополитическая ситуация — на грани обострения. Может ли так получиться, что рейтинги АКРА будут более лояльными в оценке России, чем рейтинги «большой тройки» международных рейтинговых агентств? Собственно, ваше агентство и было решено организовать после того, как Fitch, Moody's и Standard & Poor's начали на фоне рецессии активно понижать суверенный рейтинг России…

— Суверенные рейтинги снижали и раньше. Создание нового агентства не с этим связано. С методологической точки зрения есть принципиальное отличие между рейтингами по международной и национальной шкале.

— АКРА будет работать именно по национальной шкале?

— Да, в ней эмитенты ранжируются по уровню риска в одной взятой стране, макроэкономические факторы учитываются в той степени, в которой они влияют на индивидуальные особенности каждого конкретного эмитента по сравнению с другими в данной стране. Международная шкала работает иначе — через межстрановые сравнения.

— То есть межстрановые сравнения жестче?

— Нет, это просто другая система измерения, другая система координат. Хотя международная шкала действительно приводит к более низким рейтингам для всех эмитентов в стране с невысокими международными рейтингами.

— Отсюда и все обиды в адрес «большой тройки» рейтинговых агентств?

— Как часто бывает, обиды от недопонимания, сложности с принятием другой позиции... Но это не значит, что один или другой подход неправилен. Каждая шкала соответствует определенным потребностям инвесторов, они во многом дополняют друг друга. Национальная шкала, например, особенно удобна для локальных инвесторов и представляет большую градацию рейтинговых уровней для лучшего учета отличий различных эмитентов.

— Насколько методика расчета рейтингов АКРА все-таки будет отличаться от методик «большой тройки»?

— Отличие будет прежде всего в более глубокой оценке локальной специфики российской экономики и учете региональных факторов в структуре кредитных рейтингов компаний различных отраслей. При работе над методологической базой АКРА не ставит себе целью изобрести методологический велосипед, поскольку фундаментальные основы кредитного анализа довольно однородны. При этом методологии строятся на основе лучших практик рейтингового бизнеса и будут максимально широко описывать подходы к трактовке тех или иных особенностей, встречающихся в российских компаниях и банках.

— Предположим, вы выпустили первый отчет и он не понравился Минфину или депутатам и сенаторам от партии власти. Ваши действия?

— Кредитный рейтинг не обязан кому-то нравиться или нет. Кредитный рейтинг — инструмент принятия инвестиционных решений, не более того. Моя задача — чтобы рейтинговый процесс в агентстве был выстроен согласно лучшим практикам, чтобы отсутствовал конфликт интересов. Лучшим индикатором отношения к кредитным рейтингам является степень их использования инвестиционным сообществом, востребованность рейтинга.

— Как будете учитывать политические риски в рейтингах?

— Политический фактор может являться компонентом суверенного рейтинга исключительно в форме оценки эффективности институциональной среды, стабильности и предсказуемости бюджетного процесса и финансовой политики. В любой другой форме кредитные рейтинги должны быть вне политики и тем более политического давления. Хотя, конечно, политика во все времена не только влияла на экономику, но и во многом, если говорить о векторе развития, ее определяла. Но кредитный рейтинг как раз и оценивает в том числе способность компаний адаптироваться к изменяющимся политическим условиям.

— Чувствуете ли вы себя независимым от внешнего давления руководителем?

— Я ощущаю исключительно высокую ответственность перед инвестиционным сообществом. Моя задача — оправдать ожидания инвесторов, заинтересованных в аналитическом продукте высокого качества.

— Но добросовестный труд ничего не гарантирует…

— Я не чувствую на себе внешнего давления.

— А процедура переизбрания руководителя агентства дает гарантию защиты?

— При учреждении агентства генеральный директор назначается общим собранием его учредителей, а решение о его переизбрании принимает совет директоров.

— Насколько акционеры могут влиять на рейтинг?

— Права акционеров прописаны в акционерном соглашении, являющемся конфиденциальным документом. Юридически у акционеров АКРА нет возможности повлиять на решения аналитического блока, что практически полностью минимизирует конфликт интересов.

— Как считаете, это нормальная ситуация, когда правительственные чиновники, Минфин встречаются с руководителями региональных подразделений «большой тройки» рейтинговых агентств и намекают им: не грохать суверенный рейтинг? А члены Совета Федерации давят на «большую тройку» публичными заявлениями о несправедливости рейтингов агентств, которые «кормятся за океаном».

— Любое рейтингуемое лицо заинтересовано в том, чтобы его кредитный рейтинг был максимально высокий. Это чисто экономический интерес.

— Возможно ли такое за пределами России — в США, Великобритании или Германии?

— Публичные критические высказывания в адрес рейтинговых агентств случаются повсеместно, но не оказывают влияния на их аналитическую работу. Усилия, которые прикладываются для информирования аналитиков агентств о позитивных аспектах кредитоспособности, также являются абсолютно легитимными и распространены в большинстве стран мира.

— Насколько значителен субъективизм, человеческий фактор при составлении рейтинга? Все ли решают методика и заранее утвержденный алгоритм?

— Несмотря на то что фундаментом рейтингового процесса является методология, кредитный рейтинг не является продуктом скоринга, расчетной величиной. Решение принимает рейтинговый комитет исходя из всестороннего анализа финансового положения и бизнеса компании с учетом прогноза ее показателей в будущем. Во внимание также принимается эволюция и ожидание по динамике макроиндикаторов.

В АКРА прогнозированием будет заниматься отдельное подразделение, и такой подход не имеет аналогов в России и даже в «большой тройке» агентств. Члены нашего рейтингового комитета будут полагаться не в последнюю очередь на свой опыт кредитного анализа.

— Как преодолеть скептицизм глобальных инвестфондов относительно нового российского агентства, создание которого инициировали сами российские власти?

— Начнем с того, что перед АКРА не стоит задача через год стать международным рейтинговым агентством масштаба компаний «тройки». Задача прежде всего состоит в том, чтобы создать компетентного, профессионального регионального игрока, способного удовлетворить потребность локальных инвесторов, регулятора и других участников финансового рынка. Удовлетворить потребность в качественной, достоверной и объективной оценке кредитного риска. Убеждена, что только такой подход является правильным на пути к признанию крупнейших международных долговых инвесторов.

— Возможна ли такая ситуация, когда агентства «большой тройки», все или некоторые, уйдут из РФ? Из-за санкций. Или как часть санкций?

— Я уверена, что вопрос об уходе международных рейтинговых агентств с российского рынка даже не стоит, хотя возможны некоторые изменения по формату их работы.

— Насколько сейчас выгоден бизнес рейтингования в РФ?

— Реальность такова, что все рейтинговые агентства, работающие в России, столкнулись с существенным ростом регулятивной нагрузки, которая серьезно увеличивает расходы на ведение полноценной рейтинговой деятельности. Безусловно, это серьезно влияет на рентабельность. При этом формирование надзорных требований все еще продолжается. Поэтому пока рано говорить, какие операционные решения будут принимать те или иные агентства. Переходный период продлится до конца 2016 года для российских агентств и до середины 2017 года — для международных.

— Почему количество учредителей агентства в какой-то момент было ограничено 27 участниками?

— Финансовая независимость коммерческой организации, в том числе АКРА, определяется величиной чистых активов, то есть капитала. Поскольку АКРА не будет привлекать заемные средства, мы ориентируемся на те ресурсы, которые есть в нашем распоряжении сегодня. Поскольку акционерами поставлена задача выйти на положительный финансовый результат уже к концу третьего года работы, капитал агентства будет прирастать за счет прибыли.

Ограничение по количеству акционеров было исключительно логистическим — поскольку сроки запуска АКРА были четко определены, не все потенциальные акционеры были готовы дать гарантии получения всех необходимых согласований и осуществления корпоративных процедур для участия в капитале агентства в срок.

— Для вас эта должность — факт карьерного роста или... ?

— Для меня это не только «должность», но и возможность создать проект, который не просто принесет сиюминутную выгоду, а внесет вклад в решение намного более глобальных задач. В их числе — движение российской экономики в сторону большей транспарентности и эффективности.

— В чем смысл KPI руководителя АКРА?

— На этапе запуска результативность руководителя агентства оценивается по эффективности выстроенных бизнес-процессов. В перспективе — качеством производимого агентством продукта и периодом достижения окупаемости проекта.

— На чем АКРА планирует зарабатывать?

— Выручка агентства будет складываться из дохода от предоставления рейтинговых услуг (присвоение рейтингов эмитентам и эмиссиям) и продаже подписок на аналитические материалы. Это не дотационный проект, и у меня стоит задача от акционеров по выведению проекта на окупаемость. Согласно бизнес-плану, это должно произойти к концу третьего года работы АКРА.

— Где зарплата выше: на должности первого вице-президента Газпромбанка или здесь, в АКРА?

— Работать только ради денег — занятие тупиковое, и финансовая составляющая в чистом виде никогда не может быть лучшим мотивирующим фактором в работе, особенно если говорить о долгосрочной перспективе. Сейчас у меня появилась возможность выстроить все процессы с нуля, применить лучший международный опыт и, адаптировав его к нуждам локального рынка, создать востребованного и компетентного игрока российского финансового сектора. Движение к этой цели и есть для меня главный мотиватор.

— Каким будет 2016 год в России?

— Он точно будет не менее сложным и насыщенным, чем 2015-й. При этом я надеюсь, что он будет более предсказуемым, поскольку любая волатильность (тем более не заложенная в ожиданиях) — это негативный фактор как для бизнеса, так и для государства. Понимая условия операционной среды, в них можно работать и корректировать свою стратегию. Если условия постоянно меняются (процентные и налоговые ставки, курс валюты, инвестиционный и потребительский спрос), это выступает дополнительным катализатором стресса. Поэтому я жду года, который покажет, как экономика и ее субъекты научились работать в условиях new normal. По всей видимости, это найдет отражение в кредитных рейтингах АКРА.