Российскому газу не миновать Украины

У России не остается альтернативы продолжению транзита газа через Украину

Алексей Топалов 04.12.2015, 09:21
Shutterstock

После отказа от проекта «Южный поток» и заморозки «Турецкого потока» у России может не остаться альтернативы продлению транзитного контракта с Украиной, который истекает в 2020 году. «Газпром» уже готов к непростым переговорам с Киевом. Впрочем, продолжение транзита через Украину может оказаться для российской газовой монополии менее затратным, чем строительство новых газопроводов.

Министр энергетики РФ Александр Новак в четверг официально подтвердил, что межправительственные переговоры между Россией и Турцией по поводу газопровода «Турецкий поток» приостановлены. Ранее сообщалось о прекращении работы российско-турецкой межправкомиссии.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер, в свою очередь, заявил, что, если Турция заинтересована в проекте, ей необходимо обратиться к России и обращение будет рассмотрено. На данный момент, по словам Миллера, турецкая сторона по поводу «Турецкого потока» к России не обращалась.

При этом глава российского Минэкономразвития (МЭР) Алексей Улюкаев во вторник особо отмечал, что остановка работы межправкомиссии не означает автоматической заморозки проекта «Турецкий поток».

Характерно, что тот же Улюкаев на прошлой неделе предупреждал, что в рамках экономических мер в отношении Турции проект может быть заморожен или даже полностью отменен. Тогда министр отметил, что МЭР уже готовит соответствующее предложение.

«Турецкий поток» — газопровод, который должен быть проложен через Черное море до побережья Турции, а дальше по суше до турецко-греческой границы, откуда газ уже будет распределяться по европейским потребителям. Изначально предполагалась прокладка четырех ниток общей мощностью 63 млрд кубометров: по одной газ должен был идти в Турцию, по остальным — дальше в Европу. Но Турции необходима хотя бы одна нитка: сейчас турки получают через Украину около 14 млрд кубометров, но с 2020 года Россия намерена украинский транзит прекратить, именно для замещения поставок в Турцию выделялась четверть мощностей «Турецкого потока».

Турки без российского газа

Турки, впрочем, уже неоднократно заявляли, что без российского газа «не пропадут». Так, в среду турецкий телеканал «Хабертюрк» сообщал, что уже подписан меморандум по поводу поставок сжиженного природного газа с Катаром. Объемы поставок, однако, не называются, а это ключевой момент. Российский газ обеспечивает 55–60% общего потребления Турции. В прошлом году Турция импортировала 27,33 млрд кубометров, став вторым по объемам контрагентом «Газпрома» после Германии. Помимо украинского транзита российский газ в Турцию поступает через газопровод «Голубой поток».

Кроме того, Турция договорилась с Азербайджаном об ускорении проекта газопровода TANAP, по которому азербайджанский газ должен пойти в Турцию (около 6 млрд кубометров) и далее в Европу (еще примерно 10 млрд кубометров). Об этом заявил в четверг турецкий премьер-министр Ахмет Давутоглу по итогам встречи с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Ранее предполагалось, что TANAP должен быть запущен в 2018 году, однако теперь стороны заявили, что труба будет введена в строй раньше, хотя конкретных сроков и не назвали.

Заместитель главы Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач напоминает, что, говоря об отказе от российского газа, следует учитывать действующие контрактные обязательства (которые, кстати, являются взаимными).

«Контракты, по которым Турция должна закупать около 30 млрд кубометров в год, действуют частью до 2022 года, частью до 2025 года, а частью и после 2030 года, — рассказывает эксперт. — Причем в них учитываются и поставки через Украину».

Кстати, это нужно учитывать и «Газпрому», прежде чем отказываться от продления транзитного контракта с Украиной. По словам Гривача, сейчас сложно прогнозировать, как будет развиваться ситуация: как Турция, так и Россия могут инициировать пересмотр контрактных обязательств.

«Заявления Турции об отказе от российского газа сейчас не более чем провокация, попытка вынудить Россию на радикальные шаги (например, перекрыть туркам газ), — говорит эксперт. — Тогда РФ можно будет обвинить в нарушении обязательств и использовании газовых поставок в качестве инструмента давления».

Глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин считает, что отмена проекта «Турецкий поток» принесет как «Газпрому», так и российскому бюджету только пользу. По оценкам эксперта, уже понесенные затраты по проекту составляют $15–18 млрд. Правда, тут речь идет не столько о затратах по самому «Турецкому потоку», сколько о расходах, понесенных при подготовке «Южного потока», на смену которому пришел проект трубы через Турцию. В частности, это и затраты на прокладку газопроводов на российской территории с выходом к Черному морю (так называемый «Южный коридор»), и закупка труб, которые предназначались еще для «Южного потока», а теперь хранятся в Болгарии (на что, кстати, тоже расходуются средства), и затраты по контракту с итальянской Saipem, которая была нанята для прокладки опять-таки «Южного потока», но впоследствии переведена на «Турецкий поток».

«Затраты на транспортировку газа по «Южному коридору» и «Турецкому потоку» были бы в несколько раз выше стоимости транзита через Украину», — подчеркивает Корчемкин.

Сейчас проблемы испытывает и другой газопроводный проект «Газпрома» — «Северный поток-2», который также призван снизить зависимость от украинского транзита. Против «Северного потока-2» выступают Еврокомиссия и ряд стран Европейского союза с примкнувшей к ним Украиной. Последняя заявляла, что введение в строй второго «Северного потока» лишит ее около $2 млрд транзитных доходов.

Европа способна торпедировать «Северный поток-2» через Третий энергопакет ЕС, который запрещает одной и той же компании поставлять газ и заниматься его транспортировкой. И если морская часть трубы под этот запрет не подпадает (труба пройдет по Балтийскому морю до Германии параллельно уже действующему «Северному потоку-1»), то вот на суше европейские антимонопольные органы уже смогут вмешаться, так как там придется расширять инфраструктуру для приема газа, и на ее использование могут быть наложены ограничения. Кстати, сейчас то же самое происходит с сухопутным продолжением «Северного потока-1» — газопроводом OPAL: «Газпрому» разрешили использовать только половину его мощности (около 18 млрд кубометров). Также напомним, что именно под давлением Еврокомиссии Россия была вынуждена отказаться от проекта «Южный поток».

Без Украины никуда

Все это актуализирует украинский транзит. Однако Алексей Гривач напоминает, что исключить Украину из цепочки транзитеров Россию вынуждают не столько экономические, сколько политические соображения. «Украина — партнер ненадежный и непредсказуемый, поставки энергоносителей через ее территорию небезопасны, — указывает эксперт. — Это лишний раз подтверждается недавним подрывом ЛЭП».

Тем не менее, по словам официального представителя «Газпрома» Сергея Куприянова, монополия намерена вести переговоры с Киевом о продолжении транзита.

«Однако это никак не связано с «потоками», — заявил Куприянов «Газете.Ru». — Мы и раньше сообщали об этом».

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин говорит, что если Европа будет тянуть время с решением по «Северному потоку-2» , «Газпром» не успеет построить трубу к окончанию контракта с Киевом и альтернативы украинскому транзиту просто не будет.

«Южное направление очевидно перекрыто, — указывает политолог. — А время идет, и, если не будет решения по северному направлению, переговоры с Украиной окажутся для России весьма сложными, она не сможет вести их с позиции силы, так как не будет альтернативных путей поставок».

При этом, по мнению Макаркина, Россия наверняка будет настаивать на определенных гарантиях со стороны Европы. В частности, не исключено требование инвестиций в украинскую ГТС, которая нуждается в ремонте. «Также возможен возврат к идее консорциума по управлению газотранспортной системой Украины, — полагает политолог. — Однако Киев и раньше выступал против участия в таком консорциуме России».

Партнер компании RusEnergy Михаил Крутихин считает, что даже в случае удачного для России решения по «Северному потоку-2» «Газпрому» придется продлить на несколько лет транзитный контракт с Украиной. «Чтобы тот же «Северный поток-2» заработал, «Газпрому» нужно обеспечить доверие европейских трейдеров к новому проекту, доказать, что «Газпром» в первую очередь делает им выгодное коммерческое предложение, а не является в данном случае проводником политической воли Кремля», — поясняет эксперт.

А этого, по мнению Крутихина, к 2019–2020 годам сделать не удастся.

Дело в том, что европейские компании, подписавшие акционерное соглашение по «Северному потоку-2» (германские E.ON и BASF, австрийская OMV, британо-нидерландская Royal Dutch Shell и французская ENGIE), участвуют только в строительстве. Закупку газа они, во всяком случае на первых порах, обеспечивать не будут.