Российская экономика: все будет хорошо

Российская экономика может перейти к росту в 2016 году

Петр Орехин 01.12.2015, 09:43
Shutterstock

Если не будет новых внешних или внутренних шоков, то в следующем году Россия уверенно выйдет из рецессии и в стране возобновится экономический рост. Предпосылок для этого уже сейчас достаточно. На руку правительству сыграет даже «закрытие» Египта и Турции: неистраченные на заграничных курортах деньги россияне потратят на потребление внутри страны.

Возможно, что министр экономического развития Алексей Улюкаев не так уж и неправ, говоря о том, что дно кризиса Россия уже прошла и дальше экономические показатели начнут улучшаться.

«Поквартальные оценки показывают, что рецессия, по ее определению, завершилась», — сказал на днях министр.

В опубликованном в понедельник, 30 ноября, обзоре экономической ситуации на российских промышленных предприятиях, подготовленном Центром конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, отмечается, что третий месяц подряд фиксируется улучшение предпринимательских настроений.

Определенные позитивные сдвиги наблюдаются и в отношении двух основных индикаторов промышленной деятельности: спрос — выпуск. Прямым подтверждением роста деловой активности в промышленности может служить улучшение значения основного результирующего композитного индикатора исследования — сезонно скорректированного индекса предпринимательской уверенности (ИПУ), который составил в ноябре этого года 5%. ИПУ в промышленности прибавляет по 1 п.п. второй месяц подряд после семимесячного стояния (март – сентябрь) на отметке 7%.

Несмотря на то что нахождение ИПУ в отрицательной зоне характеризует состояние делового климата в отрасли как неблагоприятное, «последние относительно позитивные тенденции в изменении предпринимательских настроений с осторожностью можно квалифицировать как прохождение «промышленного дна» с надеждой на компенсационное восстановление».

«Конечно, о переходе промышленности в фазу акцентированного роста пока говорить еще рано. В лучшем случае это может произойти не раньше середины следующего года», — полагают аналитики ВШЭ.

Директор Центра конъюнктурных исследований Георгий Остапкович считает, что рост в промышленности может составить 0,3–0,5% и будет носить, скорее всего, статистический характер из-за низкой базы сравнения.

«Если говорить о качественном росте и тем более развитии экономики, то данный сдвиг будет зависеть не только от предпринимательского сообщества, но и от интенсивности позитивных изменений со стороны правительства РФ в структурном, монетарном, управленческом и институциональном направлениях, а также смягчения внешнеценового, санкционного и геополитического давления», — отмечает Георгий Остапкович.

Ряд ключевых макроэкономических показателей России свидетельствуют о том, что дно действительно пройдено. Недельная инфляция вернулась к «нормальному» для России уровню в 0,1% и в следующем году вернется к однозначным годовым значениям. Это позволит Банку России активнее снижать ключевую ставку (сейчас она 11%), что сделает кредитные ресурсы дешевле.

По оценке Минэкономразвития России, ВВП с очищенной сезонностью в октябре вырос на 0,1% к сентябрю. Годовая динамика также улучшается. ВВП в октябре, как и в сентябре, снизился на 3,7% против падения на 4,1% в третьем квартале. В январе – октябре спад составил 3,7% к аналогичному периоду прошлого года.

Улучшилась динамика инвестиций в основной капитал. В октябре они сократились меньше, чем в сентябре. При этом «динамика инвестиций в основной капитал с исключением сезонности впервые в текущем году перешла в положительную область, составив, по оценке Минэкономразвития, 0,4%», отмечается в ежемесячном мониторинге ведомства.

Промышленное производство с сезонной очисткой также выросло в октябре к сентябрю, показав 0,1%. За десять месяцев спад составил 3,3%. В сельском хозяйстве за тот же период зафиксирован рост на 3%.

Хуже всего чувствует себя торговля (–8,8% за десять месяцев), поскольку зарплаты россиян в реальном выражении упали за январь – октябрь на 9,3%.

Если новых внешних шоков не будет (речь идет прежде всего о новом падении цен на нефть), то в ближайшие два квартала основные показатели выйдут в устойчивую положительную зону.

Санкции в отношении Турции и закрытие для туристов Египта, с одной стороны, отрицательно скажутся на туристической отрасли и инфляции. В то же время $10 млрд (или больше), которые россияне могли бы потратить в Египте и Турции, частично будут потрачены в России. Это, безусловно, поддержит в следующем году потребительский спрос и принесет отечественным компаниям дополнительную прибыль.

Прибыль — это тот ресурс, который сейчас есть у российского бизнеса и который может стать основой для более существенного роста экономики в следующем году (Минэкономразвития ждет роста в следующем году на 0,7% при стоимости нефти $50 за баррель).

Только по итогам сентября этого года чистая прибыль российских компаний составила 592 млрд руб., увеличившись более чем на 140% по сравнению с тем же месяцем 2014 года. За январь – сентябрь она составила 6,45 трлн руб., увеличившись почти на треть. Причем больше всего прибыль выросла в обрабатывающих секторах промышленности (+55,3%), несмотря на спад производства. Даже в торговле доходы подскочили на треть. На 46,7% больше чистой прибыли получили организации сельского хозяйства.

«Хорошая динамика чистой прибыли указывает на возможность восстановления экономической активности. Факторы, способные содействовать экономическому подъему, относятся к разным сферам: макроэкономике (снижение инфляции и процентных ставок), геополитике (умеренное сближение с Западом, формирование антитеррористической коалиции), психологии. Некоторые катализаторы уже действуют, так как экономическая динамика в сентябре – октябре улучшилась. Важно отметить, что фундаментальные финансовые факторы благоприятствуют оживлению экономики, поэтому сценарий роста вполне реалистичен», — полагают аналитики Sberbank CIB.

Еще один ресурс роста находится на внешних рынках. Если нефть в следующем году будет стоить больше $50, то это даст российской экономике дополнительные ресурсы.

По расчетам экономистов ВЭБа, при цене барреля $55–70 рост ВВП в 2016 году может составить 1,3–1,6%, а в 2017–2018 годах увеличиться до 2,8–3,3%.

Сейчас вероятность повышения цен на нефть большинством аналитиков кажется невысокой. Но не стоит забывать, что в США медленно, но верно сокращается объем добычи на сланцевых месторождениях. С учетом того что американские статистики любят задним числом пересматривать данные, есть вероятность, что в первом квартале следующего года мы увидим резкое снижение производственных показателей на сланцах. Нельзя не учитывать и тот факт, что инвестиции в новые добывающие проекты сократились на десятки миллиардов долларов и это неизбежно приведет к снижению добычи.

Что касается зарплат, то, как только рецессия завершится и начнется хотя бы слабый рост, работодателям придется повышать размер вознаграждения. Из-за демографических факторов количество работников на рынке уменьшается, и конкуренция за специалистов будет лишь нарастать.

Внешнее давление, которое было фактором, сдерживающим деловую активность, уже сейчас стало ощутимо слабее. ЕС (и тем более США) в декабре этого года санкции не отменит, но риторика в отношении уже изменилась. Это сразу почувствовали игроки на финансовых рынках.

Как отмечают аналитики Sberbank CIB, более позитивное восприятие России положительно повлияло на динамику инвестиционных потоков. По данным EPFR Global, за неделю, завершившуюся 25 ноября, из фондов, ориентированных на страны с развивающимися рынками, в целом за неделю было выведено $1,5 млрд (0,19% активов под управлением). Чистый отток был на всех рынках БРИКСТ (Бразиия, Россия, Индия, Китай, ЮАР, Турция), кроме российского. Фонды, работающие на российском рынке, зафиксировали приток средств на сумму $104,6 млн.

«В значительной степени такую динамику обеспечили инвестиционные структуры, которые специализируются именно на России, — у них чистый приток составил $145 млн, а совокупные активы под управлением выросли на 0,48%. Такие тенденции обусловлены недавним ралли на российском рынке», — отмечается в сообщении Sberbank CIB.

Динамика фондов, вероятнее всего, скорректируется в дальнейшем из-за осложнения российско-турецких отношений. Но общий тренд на разворот инвесторов к российскому рынку вполне очевиден. Многие западные банки и инвестфонды закладывают в свои модели рост инвестиций в российские активы. А американский банк Goldman Sachs включил рубль в число рекомендуемых к покупке валют и ожидает его укрепления в 2016 году.

Вопрос не в том, сможет ли Россия перейти к росту, а в том, что этот рост, вероятнее всего, будет слабым, говорит экс-министр финансов, глава Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин.

«Ожидаем, что в течение ближайшего полугодия мы перейдем к росту. Но он, к сожалению, пока в России будет невысоким, вот это главный вызов России», — сказал Кудрин в кулуарах форума Calvert Forum.

«Если мы не решим крупные структурные проблемы страны и не начнем реформы в ряде отраслей, то мы так и будем болтаться: рост будет небольшой — 1,5%», — отметил он. На его взгляд, правительство предпринимает недостаточно усилий для стимулирования роста в стране.

Впрочем, в нынешних условиях 1,5% вполне достаточно для Кремля, чтобы спокойно пройти парламентские выборы в 2016 году и президентские — в 2018-м. Такой рост позволит выполнять бюджетные обязательства и повышать пенсии, зарплаты и соцвыплаты на несколько процентов в год.

Денег в Резервном фонде и Фонде национального благосостояния еще много (на 1 ноября 4,23 трлн и 4,73 трлн руб соответственно), заткнуть бюджетные дыры (даже если они будут так велики, как обещает министр финансов Антон Силуанов) в ближайшие три года можно будет без проблем. У ЦБ хватит резервов ($364,5 млрд на 20 ноября), чтобы обеспечить выплату внешнего долга. А после 2018 года власти смогут перейти к непопулярным реформам вроде повышения пенсионного возраста. Это станет еще одним стимулом для роста. В общем, все будет хорошо, если не будет неприятных неожиданностей.