Нефть ИГ в турецкой экономике

Турция финансирует ИГ через закупки контрабандной нефти

Алексей Топалов, Елена Платонова 24.11.2015, 22:12
Stringer/Reuters

Россия обвиняет Турцию в финансировании ИГ через закупку контрабандной нефти. Об этом заявил президент Владимир Путин после того, как Турция сбила российский бомбардировщик Су-24. При этом Путин подчеркнул, что о поставках нефти из оккупированных террористами регионов в Турцию Россия знала уже давно. По словам экспертов, Турция перепродает нефть, полученную от ИГ, вдвое дороже и на деле бомбит отнюдь не террористов, что ей невыгодно, а курдов.

Российский президент Владимир Путин во вторник заявил, что Турция получает крупные объемы нефти с территорий, захваченных запрещенной в России террористической организацией ИГ.

«Отсюда и большая подпитка финансовая бандформирований, — отметил Путин. — Речь идет о десятках и сотнях миллионов долларов».

При этом Путин отметил, что Россия «давно фиксировала поставки нефти в Турцию из районов Сирии, которые находятся под контролем террористов».

Новые посредники

Замглавы американского минфина по вопросам терроризма и финансовой разведки Дэвид Коэн еще в конце октября прошлого года говорил, что Турция, Ирак и Сирия закупают у ИГ нефти в общей сложности примерно на $1 млн в день.

Дэвид Коэн тогда отметил, что финансовая мощь ИГ существенно отличается от экономики других террористических группировок типа «Аль-Каиды» (также запрещена в РФ) и ее филиалов на Ближнем Востоке, которые в основном зависят от пожертвований. По сравнению с нефтяными доходами выручка от продажи заложников — около $20 млн в год — и пожертвования не являются существенной суммой для группировки, поэтому, чтобы остановить финансирование ИГ, необходимо в первую очередь прервать цепь сбыта нефти. Основной вопрос здесь, по словам Коэна, — кто является посредником в этих торговых операциях.

Эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, политолог Игорь Юшков говорит, что если раньше цистерны с нефтью шли практически непрерывным потоком, то теперь — из-за бомбежек — схема несколько поменялась. «Во-первых, теперь автоколонны вынуждены разъезжаться, и интенсивность загрузки стала меньше, — рассказывает Юшков. — Во-вторых, если раньше представители клиентов фактически сами приезжали на месторождение, то сейчас организовался новый кластер».

Речь идет о трейдерах, роль которых сейчас исполняют местные жители в Сирии и Ираке. Именно они — с подачи ИГ — теперь забирают нефть на скважинах и везут клиентам.

«Исламское государство» контролирует более 60% нефтедобычи в Сирии и около 10% — в Ираке. По словам Юшкова, сырая нефть поступает с девяти месторождений, контролируемых ИГ, которые располагаются на территории этих двух стран. Оценки их суммарного уровня добычи сильно разнятся — по одним источникам, это 350 тыс. баррелей в сутки, по другим — всего около 40 тыс. баррелей. «Но добыча в любом случае снижается, — рассказывает Юшков. — Происходит это из-за того, что начались бомбардировки уже непосредственно месторождений».

По данным Reuters, в октябре прошлого года уровень добычи на месторождениях ИГ оценивался в 120 тыс. баррелей в сутки, что позволяло террористам выручать за продаваемую нефть $1–4 млн в день. После начала активных бомбардировок скважин добыча снизилась до тех самых 40 тыс. баррелей в сутки — такую оценку давала глава аналитического отдела Energy Aspects Амрита Сен в эфире CNBC.

Игорь Юшков говорит, что добыча будет снижаться и сама по себе, независимо от бомбардировок, так как у ИГ не хватает специалистов.

По словам политолога, «Исламское государство» месторождения фактически не разрабатывает, а докачивает.

Исламский след ведет к сыну президента Турции

В июле глава комитета по энергетике иракской провинции Ниневия Хишам аль-Брифкани говорил, что поставки нефти ИГ по маршруту Сирия — Турция снизились с 10 тыс. баррелей в день до 2 тыс. баррелей. «Однако это официальная оценка, — указывает глава аналитического департамента ИК «Golden Hills – КапиталЪ АМ» Михаил Крылов. — В реальности эти объемы могут составлять до 250 тыс. баррелей в сутки».

Член экспертного совета Союза нефтегазопромышленников России Эльдар Касаев отмечает, что ежесуточные объемы сырья, которые Турция покупает у террористов, зависят от того, смогут ли посредники беспрепятственно пересечь сирийско-турецкую границу, которую охраняют противники ИГ.

«Турция является одним из выгодоприобретателей нефтяной торговли с ИГ, — говорит Игорь Юшков. — С месторождений ИГ Турция закупает сырую нефть по дешевке, а затем перепродает по более высокой цене. Поэтому Турции невыгодно крушение «Исламского государства». Кстати, по неподтвержденной информации,

собственником одной из турецких компаний, закупающих нефть у ИГ, является сын президента Турции Билал Эрдоган».

Как ранее писала газета Financial Times со ссылкой на оценки трейдеров, «Исламское государство» продает нефть по $25–40 за баррель. Мировые нефтяные котировки с начала падения в июле прошлого года опускались минимум до примерно $42 за баррель.

А вот по данным Касаева, цена покупки нефти из Ирака и Сирии для Турции составляет лишь $15–25 за баррель. «Потом турки продают эту нефть по рыночным ценам, и она расходится по всему миру, в том числе, например, в США», — говорит эксперт.

Касаев указывает, что контрабандная нефть, поставляемая боевиками «Исламского государства», с самого начала привлекала Турцию из-за крайне низкой цены.

«Перепродавая ее, Анкара имеет возможность получить дополнительную прибыль и продолжить де-факто бомбить курдов, де-юре прикрываясь версией о борьбе с радикалами», — отмечает эксперт.

Впрочем, представители турецких министерств неоднократно отрицали причастность Турции к продаже «террористической» нефти. Как сообщил представитель турецкого МИДа американскому изданию The Wall Street Journal, количество изъятых нефтепродуктов на сирийско-турецкой границе выросло в 3 раза со времени начала сирийского конфликта в 2011 году. «Мы ищем способы остановить это, но контролировать границу в этом отношении очень сложно», — заявил турецкий чиновник.

Американцы обвиняют Асада в покупке бензина ИГ

В мае этого года, когда американские вооруженные силы в ходе антитеррористического рейда уничтожили одного из лидеров ИГ — Абу Сайяфа, которого называли финансовым министром в группировке, появилась неофициальная информация от американских спецслужб о том, что США получили неоспоримые доказательства того, что основными покупателями нефти у «Исламского государства» являются турецкие посредники, писал Observer со ссылкой на информированный источник в ВС США.

«Были изъяты сотни флеш-накопителей и документов, — сообщил анонимный чиновник из минобороны США изданию Observer. — Сейчас они анализируются, но связи с Турцией уже настолько очевидны, что они могут иметь глубокие политические последствия в отношениях с официальной Анкарой».

Что касается Ирака и Сирии, здесь ситуация становится уже анекдотической. Как говорит Юшков, ИГ продает потребителям этих стран не столько нефть, сколько бензин, причем в Сирии его покупают для армии Башара Асада, которая воюет с «Исламским государством».

«Кстати, с газом аналогичная ситуация, — отмечает политолог. — Газ со скважин, контролируемых ИГ, идет на электростанции на территориях, которые контролируют войска Асада». Эльдар Касаев отмечает, что сирийские месторождения, помимо ИГ, оккупированы и другими террористическими формированиями, например «Джебхат-ан-Нусра» (сирийское отделение «Аль-Каиды» — организация запрещена в России. — «Газета.Ru»). «Из-за контрабанды нефти и нефтепродуктов экономики Ирака и Сирии недополучают финансовые ресурсы, что весьма ощутимо в нынешней ситуации, когда государства — экспортеры нефти вынуждены интенсифицировать ее производство и сбыт ввиду низкой ценовой конъюнктуры», — подчеркивает Касаев.

«Хавала» в помощь

Впрочем, контрабандная нефть — далеко не единственный источник финансирования террористов. Одной из трудностей в войне с ИГ является невозможность купировать финансовый поток и прекратить осуществление банковских транзакций по счетам, связанным с группировкой. Как отмечал в разговоре с WSJ Дуглас Олливант, бывший руководитель отдела Совета национальной безопасности США в Ираке, весь регион — это территория «наличных средств, поэтому очень сложно прервать процесс финансирования».

Террористы ИГ могут активно использовать неформальную финансово-расчетную систему, известную как «хавала» (в переводе с арабского в том числе значит «передача», «транзакция»), предположил в разговоре с «Коммерсантом» председатель совета Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов Виктор Достов. Эта система, распространенная в странах Ближнего Востока, функционирует на базе специальной сети агентов, выступающих в качестве посредников. Отправитель передает агенту деньги и пароль в одном месте, а получить средства можно будет по паролю в другом городе и стране. Никаких документов при обмене не предполагается, для подтверждения достаточно телефонного звонка.

Помимо «хавалы» ИГ может использовать и криптовалюты. После серии терактов в Париже на встрече министров финансов «большой семерки» в Анталье был поднят вопрос об ужесточении регулирования в секторе финансовых технологий, который включает в себя и виртуальную валюту. Позднее Reuters со ссылкой на документ, который должен был быть рассмотрен главами МИД стран ЕС в прошлую пятницу, сообщало, что руководство Евросоюза задумывается об «усилении контроля над небанковскими способами проведения платежей, а именно над электронными и анонимными платежами и виртуальными валютами». Впрочем, по другим оценкам, доля средств ИГ, хранящаяся в криптовалюте, не столь велика, чтобы запрет на криптовалюту привел к финансовому обесточиванию «Исламского государства».