Кого слушает президент

Россия не готова к нефтяному демпингу

Российские нефтяники не будут снижать цены в борьбе за рынки

Алексей Топалов 23.11.2015, 18:19
Shutterstock

В отличие от Саудовской Аравии российские нефтяники не готовы снижать цены в борьбе за рынки Европы и Азии. По словам экспертов, если при нынешнем уровне цен еще и предоставлять скидку, российские компании могут разориться, не выдержав налогового бремени. Кроме того, себестоимость добычи нефти в Саудовской Аравии ниже, поэтому, в отличие от России, она может позволить себе демпинг.

В борьбе за рынки Европы российские нефтяники могут начать снижать цены вслед за поставщиками с Ближнего Востока, сообщили на прошлой неделе агентства РИА «Новости» и Reuters со ссылкой на источник в правительстве.

«Мы будем биться за свой рынок в Европе, будем увеличивать скидки на Urals, — заявил правительственный источник. — Однако не думайте, что саудитaм будет так легко занять НПЗ, которые исторически работают на нашей нефти. Это технологически нелегко».

Позже глава российского Минэнерго Александр Новак, отвечая на вопрос, готова ли Россия предоставлять скидку на свою нефть, заявил, что это зависит от компаний.

«Куда именно сегодня направлять нефть, решает не Министерство энергетики, а компании: где у них существуют контракты, долгосрочные или краткосрочные», — добавил министр. «Добычей и реализацией нефти занимаются коммерческие компании, рыночная ситуация определяет потоки нефти. А также традиционные связи, учитывая, что нефть имеет разное качество», — сказал Новак.

В середине октября стало известно, что в Европу (в частности, в Польшу) начала поставку нефти Саудовская Аравия. Глава «Роснефти» Игорь Сечин тогда заявил, что саудиты демпингуют.

Такие крупные игроки, как американская Exxon, британо-нидерландская Shell, французская Total и итальянская Eni, нарастили закупку саудовской нефти для своих заводов в Западной Европе и Средиземноморье. И прирост доли ближневосточных поставщиков происходил именно в ущерб поставкам российской нефти. Также появилась информация и о начале поставок на европейские заводы иракской нефти, которая тоже продавалась со значительным дисконтом.

В крупнейшей российской нефтяной компании «Роснефть», как и в крупнейшей частной компании «ЛУКойл», от комментариев отказались. Однако представитель еще одной крупной российской нефтяной компании рассказал «Газете.Ru», что опасения по поводу конкуренции на европейском рынке с поставщиками с Ближнего Востока, мягко говоря, несколько раздуты.

«Ничего экстраординарного не происходит, — говорит собеседник «Газеты.Ru». — Те же саудиты, на самом деле, несколько лет назад уже поставляли нефть в Польшу, но, так как пока объемы нефти с Ближнего Востока невелики, говорить о какой-то серьезной конкуренции рано».

Источник также отметил, что все заявления об угрозе со стороны ближневосточной нефти хорошо укладываются в канву заявлений российского нефтяного сектора о необходимости господдержки.

Другой источник говорит, что сама идея снижения цен для европейских потребителей представляется абсурдной.

«Сейчас у нас нет проблем с тем, чтобы продать нефть по существующим ценам, — поясняет источник. — Если кто-то пытается сбить цены — зачем нам в этом участвовать, усугубляя этот процесс?»

Александра Суслина из Экономической экспертной группы говорит, что российские нефтяники просто не могут снижать свои цены хотя бы потому, что в этом случае они не справятся с налоговой нагрузкой.

«Экспортная пошлина на нефть рассчитывается не на основе отпускных цен компаний, а на основе мировых цен, — напоминает эксперт. — То есть, даже если бы компании отдавали свою нефть бесплатно, им все равно пришлось бы платить в бюджет пошлину». В ноябре она составляет $97,1 за тонну.

«Не стоит подталкивать компании к снижению цен, так как в этом случае они разорятся и перестанут приносить деньги в бюджет», — предупреждает Суслина. По ее оценкам, в текущем году бюджетные доходы непосредственно только от экспорта нефти составят 1,389 трлн руб. (11% федерального бюджета).

Старший аналитик ИК Rye, Man & Gor Securities Сергей Пигарев отмечает, что чем дольше наблюдается превышение уровня добычи нефти над спросом, тем более ужесточается конкуренция за рынки сбыта.

«И европейский рынок — не исключение, — говорит Пигарев. — Но называть снижение цен демпингом не совсем правильно. Безусловно, мы наблюдаем некий вид ценовой войны на рынке «черного золота», однако снижение цен происходит еще и вслед за биржевыми котировками, а не только из-за желания игроков увеличить долю на рынке».

Дополнительным препятствием для участия российских компаний в этой ценовой войне является то, что в Саудовской Аравии себестоимость добычи нефти одна из самых низких в мире — около $4–5 за баррель. Что касается России, Александр Новак в сентябре говорил, что себестоимость составляет $3–15 (показатель зависит от того, новое это месторождение или уже давно находится в эксплуатации — на старых себестоимость ниже).

При этом Россию начинают теснить не только на европейском направлении, но и в Азии.

В частности, как пишет в понедельник Bloomberg со ссылкой на данные генеральной администрации таможни Китая, Россия утратила статус крупнейшего поставщика нефти в КНР, уступив не только Саудовской Аравии, но и Анголе.

В мае текущего года Россия впервые за десять лет стала лидером нефтяных поставок в Китай, обогнав Саудовскую Аравию. Однако по результатам октября саудиты вновь вышли вперед, поставив в КНР 3,99 млн т нефти, что на 25% выше сентябрьских показателей. Ангола увеличила поставки на 27%, они составили 3,64 млн т. Россия оказалась на третьем месте, снизив объемы поставок на 16%, до 3,41 млн т.

«Первую или третью позицию занимают российские производители по объему поставок в Китай по итогам одного месяца — не имеет принципиального значения, — комментирует Сергей Пигарев. — Гораздо важнее объем по итогам года и особенно средняя цена поставок». Китай ведет активное увеличение нефтяных запасов, пока цены остаются низкими, и в этих условиях лидеры могут еще не раз поменяться местами по итогам продаж за месяц, считает он.

Пока Россия уступает Саудовской Аравии, которая активно предоставляет дисконт азиатским покупателям. По итогам первых десяти месяцев на Саудовскую Аравию приходилось 15% китайского импорта нефти, на Россию — 12%.