Куда идет имущество банков после их «смерти»

Средств после его продажи на всех кредиторов обычно не хватает

Мария Сарычева 14.09.2015, 10:12
Shutterstock

После ликвидации банка остается главный вопрос: как и за счет чего будут расплачиваться с их кредиторами? В ход идут все банковские активы: кредитные портфели, движимое и недвижимое имущество. Но, как правило, всего на всех не хватает — активы распродаются с большим дисконтом. Эксперты рассказали «Газете.Ru», как происходит процедура «большой распродажи» и кому достается оставшееся от нее имущество.

На прошлой неделе лицензий лишились три банка — «Смолевич», Профит-банк и «Адмиралтейский», закрытие которого сопровождалось совсем уж детективной историей в духе ранних девяностых. Расчистка банковского рынка продолжается ударными темпами. С начала 2015 года лицензии потеряли 57 банков. Всего же с 2009 года были отозваны лицензии у 287 банков. «Газета.Ru» решила разобраться, что происходит с имуществом «убитых» банков, когда его выставляют на распродажу.

При принятии решения о ликвидации банка ЦБ руководствуется законом «О несостоятельности (банкротстве)». «Согласно этому закону, отзыв лицензии является основанием для ликвидации кредитной организации, — рассказывает арбитражный управляющий Петр Райзман. — Но отзыв лицензии возможен не только в связи с неисполнением банком каких-либо обязательств перед вкладчиками».

Ликвидатором выступает АСВ. Оно изучает дела организации, структуру баланса, делает финансовый анализ, в котором указывает, может ли данный банк рассчитаться с кредиторами. Если не может, значит, найдены признаки банкротства, при которых вводится конкурсное производство. Если же признаки банкротства не обнаруживаются, то банк проходит простую процедуру ликвидации через распродажу имущества и расчет с кредиторами.

По словам начальника аналитического департамента Национального рейтингового агентства Карины Артемьевой, на практике полный расчет с кредиторами третьей, самой многострадальной очереди происходит в среднем на 20%. На этом имущество, которое поступает в распродажу в счет долгов, обычно заканчивается.

Исключением из правил можно назвать ситуацию с банком «Совинком», лишенным лицензии 26 марта 2014 года.

Претензии регулятора не касались финансового состояния банка — это были подозрения в совершении сомнительных операций, подпадающих под действие 115-ФЗ («О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»), и несколько других, не связанных с «финансовым здоровьем» вопросов, которые не были решены банком в надлежащие сроки.

«Центробанк ведь может ликвидировать и вполне здоровый платежеспособный банк, если он нарушает законы и (или) отмывает деньги», — говорит Петр Райзман.

По данным на 31 июля 2015 года, задолженность Совинкомбанка перед кредиторами составляла около 398 млн руб. (из них кредиторам первой очереди — около 375 млн руб., второй очереди — чуть более 5 млн руб., третьей очереди — около 22 млн руб.). До этого банком уже были закрыты долги на 123,6 млн руб.

В сентябре 2015 года «Совинком» целиком наполнил конкурсную массу для расплаты по долгам с кредиторами всех очередей. В начале месяца на счет АСВ поступило чуть более 290,4 млн руб., вырученных от продажи имущества банка в результате первого этапа торгов.

Как пояснили «Газете.Ru» в АСВ, в настоящее время осуществляются расчеты с кредиторами, которые завершатся 18 сентября.

Оставшееся после расчетов с кредиторами имущество будет распределено между участниками КБ «Совинком».

По состоянию на 11 сентября за Совинкомбанком осталось непроданного имущества (среди которого здания в Москве и Московской области, земельные участки, квартиры, автомобили и т.п.) на сумму около 227,2 млн руб. (по данным ЭТП «Электронная торговая площадка центра реализации»).

Это достаточно редкий случай, когда после исполнения всех обязательств перед кредиторами всех очередей остается непроданное имущество, да еще на такую крупную сумму. Стоимость оставшегося после «большой распродажи» имущества можно смело назвать беспрецедентной. До сих пор подобные ситуации в принципе встречались достаточно редко, и оставшееся имущество не было столь дорогостоящим.

«В первом полугодии 2015 года расчет с кредиторами всех очередей состоялся в следующих банках, в отношении которых применялась принудительная ликвидация: ООО «КБ «Каспий», МКБ «Одинбанк» (ООО), ООО «КБ «Ауэрбанк», ОАО «НКО «Тувакредит», КБ «Союзпромбанк» (ООО), КБСБ «Дагестан» (ООО), КБ «КБЦ» (ООО), КБ «КИП-Банк» (ООО). Оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество было распределено между акционерами (участниками) кредитных организаций», — рассказали в АСВ.

Похожим образом развивалась ситуация с Банком 24.ру, 16 сентября 2014 года лишенным лицензии по признакам нарушения 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Но несмотря на то что первоначальные претензии регулятора не касались «художеств» в балансе, по состоянию на 1 марта 2014 года банк все-таки показал признаки банкротства.

«Оценка активов АСВ выявила нестыковку между первоначальным заключением о сумме активов банка и их фактическими размерами. После появления информации о нехватке денежных средств примерно на 3 млрд руб. в отношении екатеринбургского банка возникла потребность в конкурсном производстве», — рассказывает директор аналитического департамента ИК «Golden Hills — Капиталъ АМ» Михаил Крылов.

Ошибка в первоначальной оценке активов банка не такая уж большая редкость. По словам Петра Райзмана, оценка делается исходя из ликвидационной стоимости имущества, и при обычном банкротстве — это 30-50% от стоимости по балансу. Такой большой дисконт на продажу имущества ликвидируемых организаций возникает из-за ограниченных сроков на реализацию имущества, предусмотренных законом о банкротстве.

Срок конкурсного производства, согласно тому же закону, составляет всего шесть месяцев.

Если повезет, то его могут продлить еще на полгода. Однако продать, например, дорогостоящую коммерческую недвижимость за такое короткое время очень сложно. Поэтому цены на такую недвижимость заведомо намного ниже рыночных.

Несмотря на открывшуюся дыру, Банк24.ру тогда банкротить не стали. Возвращение кредитов со стороны Пробизнесбанка и банка «Пойдем!» на определенном этапе компенсировало нехватку средств для выплат кредиторам, объясняет Крылов.

На сегодняшний день Банк24.ру выполнил свои обязательства перед кредиторами третьей очереди на 98,51%. Однако распродажа имущества банка продолжается. В июне 2015 года по итогам инвентаризации АСВ обнаружило недостачу — чуть более 30 млн руб. Во вторник, 8 сентября, на сайте агентства была обнародована информация о завершении оценки оставшегося имущества.