Кого слушает президент

«ЛУКойл» пустили в Мексику

«ЛУКойл» допущен к тендеру на разработку 14 блоков на мексиканском шельфе

Алексей Топалов 26.05.2015, 11:37
iStockPhoto

Мексика впервые с 1938 года открыла свои недра для частных инвесторов. Одним из претендентов на участие в освоении 14 блоков на мексиканском шельфе стал «ЛУКойл». Эксперты отмечают, что крупные российские компании сейчас стараются максимально участвовать в проектах по всему миру, так как в России осталось не так много свободных крупных месторождений, а страны Южной Америки всегда были лояльны к России.

Российский «ЛУКойл» стал одним из претендентов, допущенных к участию в тендере по месторождениям на шельфе Мексики (Мексиканский залив). Речь идет о 14 блоках на побережье штатов Веракрус, Табаско и Кампече, которые планируется разрабатывать на условиях соглашения о разделе продукции.

Общие запасы оцениваются в 687 млн баррелей (около 94 млн тонн).

До 2013 года в Мексике действовал запрет на участие частных компаний в освоении углеводородных запасов, право на добычу нефти и газа имела лишь госкомпания Pemex. Однако затем была проведена энергетическая реформа, ставшая частью программы по поддержке экономики страны, которая с 80-х годов прошлого века росла крайне медленными темпами.

Сейчас власти страны допустили к участию в тендере 26 участников. Помимо LUKOIL Overseas (структура «ЛУКойла», занимающаяся зарубежными проектами) к тендеру допущены такие мировые гиганты, как американские ExxonMobil и Chevron, британская BP, итальянская Eni, норвежская Statoil и индийская ONGC.

В материалах мексиканского правительства говорится, что 19 компаний (в том числе и «дочка» «ЛУКойла») будут выступать индивидуально, еще столько же создали 7 консорциумов для совместного освоения шельфа Мексики.

«Впрочем, пока сложно сказать, будет ли «ЛУКойл» действительно работать в Мексике индивидуально, — считает источник в российской нефтяной отрасли. — Например, в Норвегии правительство само формирует консорциумы из участников тендеров. В любом случае совместная работа на шельфе предпочтительнее, так как велики риски и затраты».

Однако у «ЛУКойла» в данном случае есть определенное преимущество. Компания обладает 15-летним опытом работы в Латинской Америке (в частности, в Венесуэле и Колумбии), а в Мексике у «ЛУКойла» уже даже есть собственный офис.

«Глава «ЛУКойла» Вагит Алекперов не случайно в последнее время неоднократно называл Мексику приоритетным направлением для компании, — напоминает собеседник «Газеты.Ru». — Коммерческих (то есть доказанных) запасов нефти там сейчас практически нет, но велика вероятность их обнаружения». Собственно, для этого Мексика и привлекает иностранных инвесторов.

Кроме того, работа в Мексике, по словам источника, выгодна с точки зрения близости рынков сбыта. Это и сама Мексика, экономика которой быстро растет, и другие страны Латинской Америки, и даже США, которые, несмотря на бум добычи сланцевой нефти, все равно продолжают частично закупать нефть за границей.

Потенциально недра Мексики могут заинтересовать не только «ЛУКойл». Например, в 2013 году о возможном участии в проектах мексиканского ТЭКа говорил глава «Роснефти» Игорь Сечин. Правда, он тогда отметил, что эти проекты должны быть привлекательны для компании с точки зрения окупаемости инвестиций.

Южная Америка вообще привлекательна для российских компаний. «Роснефть», кстати, уже давно работает в Венесуэле (проект «Хунин-6»), а недавно министерство углеводородного сырья Эквадора заявило, что российская госкомпания заинтересована в проектах в этой стране и готовится визит Сечина в Эквадор. Позднее, впрочем, «Роснефть» информацию о поездке своего главы опровергла.

«Газпром», в свою очередь, собирается создать с французской Total совместное предприятие по освоению месторождения Azero в Боливии. Об этом на днях заявил в интервью корпоративному журналу управляющий директор Gazprom International Валерий Гулев.

«В России сейчас осталось не так много неразрабатываемых больших месторождений, поэтому крупные российские компании рассматривают возможность участия в проектах по всему миру, — комментирует аналитик ИК Rye, Man & Gor Securities Сергей Пигарев. —

Но в последнее время работа за рубежом была не слишком успешной. Например, в 2014 году тот же «ЛУКойл» признал убытки в размере $1,75 млрд от обесценения активов, большинство которых приходится на зарубежные проекты. А в 2013 году аналогичные убытки составили $2,56 млрд».

Что касается работы в Южной Америке и конкретно в Мексике, это, по словам Пигарева, скорее вопрос политический: со странами ЮА у России всегда были хорошие отношения, а, например, в США вести проекты было бы значительно сложнее.