Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Рыба плывет под пошлины

Росрыболовство может поднять экспортные пошлины на рыбу

Карина Романова 12.03.2015, 11:29
РИА «Новости»

Росрыболовство грозит рыбакам повышением экспортных пошлин с нынешних 3%, если тем не удастся сдержать цены, подскочившие уже на 30%. Рыболовы сетуют на рост затрат на добычу и утверждают, что значительный рост цены приходится на стадию переработки, транспортировки и реализации рыбы, а повышение пошлин будет разорительно. Переработчики рыбы, напротив, надеются на позитивный эффект мер.

Федеральное агентство по рыболовству вновь пригрозило введением экспортных пошлин на российскую рыбную продукцию. Их повышение правительство обсудит в случае, если будет происходить дальнейший рост внутренних цен на рыбу, заявил на пресс-конференции глава Росрыболовства Илья Шестаков. После вступления России в ВТО пошлины постепенно снижались, текущая таможенная ставка достигла 3%.

В ведомстве обеспокоены удорожанием рыбы после введения Россией антисанкций.

Согласно Росстату, с момента введения продуктового эмбарго розничные цены на замороженную неразделанную рыбу выросли на 32%.

Чиновники склонны винить в этом игроков рынка. Пошлины могут вырасти, если рыбодобывающие компании не смогут найти компромисс с точки зрения объемов поставок и ценовых показателей.

С падением курса отечественной валюты рублевые расходы резко выросли, отвечают на это рыболовы. «Все затраты рыбаки осуществляют в валюте: промвооружение, топливо, тара закупаются на доллары и евро», — объясняет президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) Александр Фомин. По его мнению, рост пошлин не повлияет на внутренние цены и не повысит объемы направляемого на внутренний рынок сырья. К тому же, как объясняет Фомин, главная статья российского рыбного экспорта — минтая — не востребована на внутреннем рынке. «Дефицита минтая у нас нет, есть недостаток лосося и семги, который можно восполнить собственными силами только в сезон интенсивной ловли», — говорит он.

Основная составляющая роста цены приходится не на рыбаков, считает он. Стоимость конечного продукта складывается из себестоимости услуг и наценок всех участников товаропроводящей цепочки, которых в торговле рыбопродуктами немало — это как переработчики, так и ритейлеры, транспортные компании. С логистикой зачастую возникают серьезные проблемы: случается, что доставить в Санкт-Петербург дальневосточную рыбу через Тихий и Атлантический океаны выходит дешевле, чем привезти ее по железной дороге из Владивостока.

«Рублевая стоимость некоторых видов рыбы действительно увеличилась. К примеру, в Мурманске цена на треску выросла со 130 до 190 руб., — рассказывает Фомин. — Но та же рыба в магазинах стоит в несколько раз дороже. Таможенная пошлина просто потеряется в розничных ценах».

Если же резко повысить пошлины до прежних 10%, добыча станет нерентабельной и тогда рыбаки просто не выйдут в море, предупреждает он.

Однако рыбопереработчики считают, что повышение пошлин может дать нужный эффект: сейчас на рынке недостаточно рыбы, приемлемой и по цене, и по качеству. «Из-за курса рыба для переработчиков подорожала минимум в 1,5–2 раза. Причем продовольственное эмбарго вызвало лишь кратковременный эффект, так как нам удалось найти поставщиков в других странах, основной рост цены на сырье произошел из-за ослабления рубля», — сетует исполнительный директор Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка (Рыбной ассоциации) Алексей Аронов.

По мнению Аронова, благодаря росту пошлин можно не только вернуть на российский рынок 200–300 тыс. тонн рыбы, но и существенно пополнить бюджет. При этом ассоциация предлагает ввести фиксированные пошлины в зависимости от объема рыбы, а не от ее экспортной стоимости. По подсчетам переработчиков, при ставке $0,3 с килограмма рыбы российский бюджет может пополниться на $500 млн.

Полученные за счет пошлин средства, по мнению Аронова, могли бы быть направлены на развитие рыбохозяйственного комплекса.

Так или иначе, обсуждение пошлин Росрыболовства — очередная попытка сдержать рост внутренних цен путем ограничения более выгодного, учитывая валютную выручку, импорта.

Схожими методами, разговорами о введении ограничений на экспорт или же установкой пошлин, ранее пользовались и другие ведомства.

К примеру, в середине февраля Минпромторг открыто выступал за временное ограничение или запрет экспорта лома цветных и черных металлов. Позже, в конце месяца, глава Минпромторга Денис Мантуров заявил о том, что министерство убедило большинство металлургических компаний придержать рост цен для российских предприятий.

«За две последние недели нам удалось договориться со многими металлургическими предприятиями о компромиссах на ближайшие полгода по формуле цены, в частности по автопрому, транспортному машиностроению. С тем, с кем не удалось добиться, кто ведет более агрессивную политику, работа по поиску компромисса будет продолжена. Это касается и оборонно-промышленного комплекса», — уточнил министр. В результате достижения договоренностей никаких ограничений для металлургов по экспорту пока не последовало.

Продовольственным экспортерам повезло меньше. В целях сдерживания роста цен на зерно экспортные пошлины были введены еще в конце 2014 года. Текущая позиция профильного ведомства не изменилась: по мнению главы Минсельхоза Николая Федорова, «никаких предпосылок, оснований» для повышения или понижения экспортной пошлины, которая вступила в силу с 1 февраля текущего года, нет.