Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Сделано в Союзе

Россия расширит для Белоруссии доступ к госпрограммам по замещению импорта

Рустем Фаляхов 11.02.2015, 17:03
Вадим Рымаков /ТАСС

Белоруссия требует от России в ускоренном порядке разработать соглашение о «товаре Евразийского экономического союза». Цель лоббистских усилий — получение гарантированного доступа к российским программам по импортозамещению и госзаказу, а также выход на внешние рынки под лейблом «Сделано в ЕАЭС».

Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) разрабатывает статус «товара Евразийского союза», выяснила «Газета.Ru». «Статус евразийского товара и то, для каких целей предприятия смогут его использовать, прорабатывается», — подтвердил Андрей Слепнев, министр по торговле ЕЭК. Говорить о наборе требований к товарам ЕАЭС пока рано, работа над этим только начинается, добавил Слепнев.

Темпы подготовки нового статуса для евразийских товаров не устраивают Белоруссию.

Минск с января 2015 года председательствует в Евразийском экономическом союзе (Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения) и намерен получить от этого максимум выгоды.

Но этому препятствуют различные ограничения и нестыковки в общих таможенных правилах Евразийского союза, считают белорусские чиновники. Одна из таких недоработок — непонятный статус товаров, произведенных на территории союза. Территория считает единой, без таможенных барьеров, но товары, произведенные в странах – членах союза, по-прежнему имеют статус национальных, а не общенациональных. На этой почве возникают взаимные ограничения.

«Сегодня наш евразийский дом — это, конечно, мощное сооружение мирового масштаба. Но мы сдали наш дом с целым рядом недоделок… и скрытых дефектов», — заявил премьер Белоруссии Андрей Кобяков, выступая в подмосковных Горках на заседании межправительственного совета Евразийского союза в конце прошлой недели.

Из заявления премьера следовало, что ждать устранения «недоделок» до 2025 года, когда Евразийский союз станет полноценным, Белоруссия не намерена.

На повышении качества интеграции настаивает и президент Белоруссии, напомнил Кобяков. Премьер предложил до конца февраля этого года наконец-то разобраться с действующими взаимными ограничениями для бизнеса на территории союза.

В срочном порядке, заявлял белорусский премьер, необходимо определиться с понятием «товар Евразийского экономического союза». Этим статусом могли бы наделяться товары, произведенные в Белоруссии, а также в Казахстане и Армении. А бизнес, который производил бы эти товары, мог бы получить статус «отечественного производителя союза».

«Мы все, и Беларусь здесь не исключение, пока чрезмерно осторожно относимся к этой инициативе, — пожаловался Кобяков. — Надо, наверное, уже находить ответ на вопрос: кто же он такой, отечественный производитель союза?»

В статье 41 учредительного договора о Евразийском экономическом союзе, подписанного в прошлом году, говорится о мерах по развитию экспорта в третьи страны. И с этой целью предполагается введение единой маркировки и продвижение на рынки Европы, США, Азии товаров ЕАЭС. По аналогии с товарами, имеющими лейбл «Произведено в Европейском союзе». Под экспортное позиционирование предполагается выделение кредитов и страхование.

Белоруссия, как следует из заявления Кобякова, не против вывода своих товаров на экспорт под единым лейблом Евразийского союза. Тем более за счет кредитов. Но ключевая цель — не экспорт, а программы по импортозамещению в России.

Премьер Кобяков откровенно пояснил «Газете.Ru», в чем смысл инициативы по приданию товарам статуса общесоюзного производителя.

«Это необходимо для того, чтобы преференции, применяемые к национальным производителям, распространялись на все товары, произведенные в Евразийском союзе. Независимо от страны происхождения этих товаров, независимо от окончательного места производства этих товаров»,

— сказал премьер Белоруссии.

Но Москва считает, что одной только географической привязки для присвоения товару общесоюзного статуса недостаточно. Важен уровень локализации товара. Какие именно товары могли бы получить статус евразийского, «Газете.Ru» пояснили в российском Минпромторге.

«Евразийским будет считаться товар, произведенный на территории ЕАЭС и имеющий достаточный уровень локализации производства», — сообщил заместитель директора департамента госрегулирования и торговой деятельности Минпромторга Антон Алиханов.

Минпромторг пока не подготовил детальные критерии товара, который будет наделяться статусом евразийского товара. В ведомстве уверены, что Белоруссия действительно лоббирует эту идею, чтобы получить вполне конкретные преференции — доступ к российскому плану мероприятий по импортозамещению в промышленности. План утвержден Минпромторгом в октябре прошлого года и предполагает в среднем по отраслям обрабатывающей промышленности сократить долю импорта к 2020 году с 51 до 39%.

Белорусы нацелены также на российский рынок госзакупок. Его объем — 7 трлн руб.

«Мы готовы упростить допуск производителей товаров Евразийского союза к российскому рынку госзаказа», — подтвердил Алиханов, пояснив, что сейчас производители в Казахстане и Белоруссии де-факто считаются резидентами ЕАЭС и имеют доступ к госзаказу, запрета для участия в российских госзакупках у них нет.

«Но наши партнеры по союзу опасаются, что их отрежут от госзаказа через установление в России жестких требований к уровню локализации товара, что они не будут иметь равного с российскими производителями доступа к госзакупкам, если не получат статус производителя товаров ЕАЭС. Поэтому так настойчиво, даже на уровне премьеров ставится вопрос о новом статусе товаров»,

— сказал Алиханов.

Он дал понять, что пропуск к рынку госзакупок не будет легким для партнеров России в Белоруссии. Статус — «товар ЕАЭС» — может потребоваться для производителей авто — легковых, грузовых, дорожной, строительной и специальной техники. Для производителей станков и приборов, бытовой электроники — телевизоров, холодильников, ТВ-приставок и т.п.

Этот статус необходим и белорусскому легпрому — производителям одежды, обуви, тканей. Объем рынка товаров легкой промышленности — 3 трлн руб.

Нужен он и для товаров двойного назначения. Для производителей, обладающих высокими технологиями, в том числе производителей фармацевтической продукции, медицинской техники. И в принципе, для всех тех, кто существенно завязан на государственный заказ, добавляет Алиханов.

Статус товаров ЕАЭС получат товары, имеющие высокое качество и достаточный уровень переработки на территории стран – членов ЕАЭС. Сейчас у разных производителей в Белоруссии или Казахстане и качество, и уровень локализации могут серьезно отличаться. Например, белорусский МАЗ по линии гражданской продукции отвечает и требованиям качества, и критериям достаточной переработки, а по линии обороны и безопасности есть определенные изъятия, и этот производитель пока не допущен к участию в оборонном заказе.

В Минпромторге считают, что не каждому товару реально потребуется статус евразийского. «Зачем, например, нужен статус «товар ЕАЭС» производителям молока, не очень понятно. Разве что для проведения маркетинговых компаний, для пиара: вот, смотрите, наш товар имеет статус товара ЕАЭС», — говорит Алиханов, добавляя, впрочем, что у Минсельхоза РФ может быть иная точка зрения.

Если страны договорились о создании единого экономического пространства, об общей таможенной границе, тогда создание равных конкурентных условий внутри союза просто необходимо, считает Александр Михайленко, профессор кафедры внешнеполитической деятельности России ФНБ РАНХиГС. По его словам, чиновники и бизнесмены и в России, и в Белоруссии до сих пор делят всех на своих и чужих, и это обстоятельство является ключевым препятствием для интеграции.

«Нас же не удивляет, что польский бизнес, пострадавший от запрета на ввоз в Россию яблок, попросил компенсации у Евросоюза. Если белорусы хотят расширить свой доступ к российскому госзаказу, то имеют на это полное право», — говорит эксперт.

«Другое дело, что торопиться со взаимным открытием рынка друг другу не стоило бы. К этому сейчас не готова ни Россия, ни Белоруссия», — считает Михайленко. В Белоруссии, например, высокий уровень господдержки бизнеса, а в России — относительно высокая стоимость рабочей силы. Это необходимо учитывать, иначе вместо интеграции можно получить разбалансировку экономик.