Россия идет на секвестр

Расходы бюджета сократят на 10%

Ольга Адамчук, Екатерина Мереминская 14.01.2015, 15:08
iStockphoto

России грозит секвестр бюджета: Минфин предложил сократить расходы на 10%, не затрагивая оборонку. Эксперты, впрочем, не исключают, что потребуется сокращение сразу на 30%. Иначе на покрытие расходов не хватит даже средств Резервного фонда. Впрочем, значительную часть последнего решили пустить на поддержание курса рубля. Чиновники между тем рекомендуют россиянам сохранять спокойствие и думать о собственном здоровье.

Очередное подзабытое слово возвращается в лексикон россиян. Секвестр бюджета в условиях падающей нефти становится реальностью.

Минфин предлагает сократить расходы в 2015 году на 10% практически по всем статьям, кроме защищенных. «Мы будем выходить в Госдуму с предложением сократить на 10% все расходы, кроме оборонных, по которым было принято решение»,

— заявил министр финансов Антон Силуанов на открывшемся в среду в Москве в РАНХиГС Гайдаровском форуме.

О сокращении военных расходов правительство говорило и раньше. «Тяжело нести такие военные расходы. Поэтому здесь нужно говорить об оптимизации численности, особенно правоохранительных органов, и там большой резерв», — объяснял Силуанов еще в декабре. Но президент Владимир Путин в ходе ежегодной пресс-конференции заявил, что бюджет Минобороны России в десять раз меньше бюджета Пентагона. В следующем году бюджет увеличится и составит $50 млрд.

«У нас очень плохая структура расходов: 60% — это оборона и безопасность, трансферт Пенсионному фонду и публично-нормативные обязательства. Расходы на инфраструктуру составляют около 1 трлн руб., это ни в какие ворота не лезет», — возмущался министр на форуме. Мер, принятых ранее для сокращения расходов, по его словам, оказалось мало.

Необходимость резать расходы возникла из-за падения цен на нефть. При цене нефти $50 за баррель бюджет потеряет около 3 трлн руб. в 2015 году, отметил Силуанов.

«В этом году у нас будет больший дефицит, чем запланирован. Если мы примем решение по оптимизации расходов, он должен быть не более двух, максимум трех процентов (ВВП)», — отметил министр.

Если расходы не сокращать, то на них не хватит даже всей «подушки безопасности», накопленной Россией за тучные годы.

Как заявил министр экономического развития Алексей Улюкаев, накопленных средств Резервного фонда и ФНБ в ближайшие три года будет недостаточно для покрытия недостающих доходов госбюджета. Общий объем двух фондов составляет чуть менее 10 трлн руб. (на 13 января Резервный фонд составил 4,9 трлн руб., а ФНБ на 1 января — 4,4 трлн руб. — данные Минфина). При этом из средств ФНБ на инфраструктурные проекты зарезервировано около 1,7 трлн руб. «Если мы считаем, что финансовый разрыв у нас будет в 2015 году 3 трлн руб., то этих резервов хватит на три года, равных по параметрам 2015 году», — сказал Улюкаев.

Глава Минэкономразвития опасается резкого сокращения инвестиций в развитие производства. «Что легче всего сократить? Легче всего сократить производительные расходы бюджета — то, что связано с экономикой. А вот социальные обязательства, оборонные расходы, их гораздо сложнее сократить», — сетует он. В итоге, по его словам, производительные расходы, которые и так невелики, просто «почти обнуляются, а это очень опасно с точки зрения создания налогооблагаемой базы на будущие времена». Расходы бюджета будут не только сокращать, но и перераспределять, поэтому есть надежда, что освободившиеся по одним статьям средства пойдут, к примеру, на инфраструктуру и образование.

Проблема возникла из-за того, что в бюджет РФ была заложена слишком высокая цена на нефть. «Нам нужно было ориентироваться на более скромные реальные доходы», — признал глава Минфина.

В Норвегии, рассказал Силуанов, бюджет балансируется при цене $40 за баррель, поэтому страна не почувствовала изменения цены нефти и газа.

Бюджет на 2015 год, подписанный Владимиром Путиным в начале декабря, сформирован из расчета цены нефти в $96 за баррель и курса в 37,5 руб. за доллар.

И российское Министерство экономического развития все еще уверено, что цена нефти в среднем за 2015 год будет выше. «Мне представляется, что от $60 до $80 за баррель — это более надежные расчеты», — заявил замминистра Алексей Ведев. Президент – председатель правления Сбербанка России, бывший некогда министром экономического развития, Герман Греф более осторожен в оценках.

«Декларируемая Эмиратами цена на нефть $25 не будет долго держаться. Чем глубже мы упадем сегодня, тем быстрее будет отскок», — считает глава Сбербанка.

Но даже при сохранении нынешних цен на нефть он прогнозирует масштабный банковский кризис. «Очевидно уже, что банковский кризис будет масштабнейший при такой среднегодовой цене — $43–45 за баррель», — сказал Греф.

Резервному фонду, раз он все равно не спасет бюджет, нашли еще одно применение: им поддержат падающий рубль.

По закону Минфин может использовать средства Резервного фонда на покупку российской валюты на рынке. В 2015 году на эти цели разрешено тратить 500 млрд руб. (чуть менее $8 млрд по текущему курсу). Минфин «уже сейчас» готов продать их на валютном рынке, а вырученные, во всех смыслах, рубли затем положить на депозиты в коммерческие банки. «Если мы реализуем часть валюты Резервного фонда, мы еще и очень хорошо заработаем для бюджета», — считает Силуанов.

Конечно, рынок получит не все $8 млрд сразу, уточнил министр. «ЦБ это может делать постепенно, исходя из ситуации на валютном рынке», — сказал Силуанов. Для сравнения, за весь 2014 год ЦБ продал $76,13 млрд и еще 5,41 млрд евро, в том числе рекордные $11,3 млрд только за 4 марта. Ежедневный объем торгов на валютном рынке Московской биржи составляет $15–20 млрд. «Таким образом, 500 млн руб., или $8 млрд, — это сумма, почти в 2,5 раза меньше дневного объема торгов. Ее хватит на неделю-две интервенций, после чего средства будут израсходованы», — уточняет главный экономист БКС Владимир Тихомиров.

У правительства России фактически нет выбора, сокращать или не сокращать расходы, признают эксперты. «В отсутствие экономического роста повышать налоги не очень разумно, поэтому сокращение расходов — более правильный инструмент в такой ситуации»,

— указывает главный эксперт Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Егор Сусин.

«Недополучение 3 трлн руб. — это пятая часть бюджета. Если взять падение доходов на 25–30% от запланированного бюджета, то это огромный разрыв. Можно сократить расходы, исходя из реалий, на 30%, что очень болезненно», — рассуждает Тихомиров.

Социальные обязательства будут сокращать в последнюю очередь, значит, резать будут статьи, связанные с экономикой и инвестициями, и это еще больше углубит кризис, согласен Тихомиров с Минэкономразвития. «В такой ситуации можно сократить бюджет на 10%, использовать возможности Резервного фонда и попытаться разместить новый государственный долг. Думаю, что правительство попытается задействовать все три способа. Но поскольку ликвидность внутреннего рынка не настолько велика, а с внешним размещением могут возникнуть серьезные проблемы, полагаю, что бюджет будет урезан сильнее — на 15–20%», — считает он.

Утешать россиян спасительными прогнозами или кардинальными мерами помощи в таких условиях чиновники не стали. Вместо этого власти призывают подумать о семье и о собственном здоровье, благо о сокращении расходов на социалку пока речи не идет. «В кризисной ситуации самое главное — сохранять душевное спокойствие, иметь крепкие тылы дома, в семье, и больше всего думать о собственном здоровье и здоровье своих близких» — таков совет от Алексея Улюкаева.